home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 41

Когда он распахнул дверь кабинета Натальи Гусевой, та подскочила на стуле и со страху свернула все окна в компьютере.

Наталья. У Ильдара с нею все было романтично, необременительно и скоротечно. И давно. Стас Покровский иногда шутил, что Ильдар решил разобраться в юриспруденции — и положил к себе в постель юриста. Захотел разобраться в бухгалтерском учете… В общем, с главным бухгалтером у него тоже кое-что было. Но Наталья — это было совсем другое дело. Они действительно были очень увлечены друг другом. Познакомились они случайно, на какой-то вечеринке. Потом, очень скоро, съездили вместе в Египет и отлично провели время, наслаждаясь теплым морем посреди зимы. И потом, только потом, по возвращении, Ильдар взял ее в свой юротдел.

Наталья вскоре поняла, что она у Каримова далеко не единственная и неповторимая, расставила для себя новые приоритеты и сама предложила ему быть только друзьями. Он был рад и через некоторое время сделал ее начальником юротдела. С ее умом, опытом и целеустремленностью она, безусловно, этого заслуживала и его ожидания оправдала. Об их прошедшем романе никто в компании, кроме Стаса, не знал и ни в чем худом Ильдара упрекнуть не мог. А сам он вообще никогда не верил в дружбу между мужчиной и женщиной, если она не прошла в своей истории и постельную стадию. Наталья тоже ничем и никогда о прошлых отношениях ему не напоминала, а в последнее время у нее, кажется, разгорелся нешуточный роман с Олегом Грошевым. Ильдар был за нее рад.

— Ох, как ты меня испугал! — выдохнула Наталья и поднялась из-за стола.

Ильдар, наоборот, тяжело упал в глубокое кресло.

— У тебя коньяк есть? — спросил он, ослабляя узел галстука.

Наталья достала из шкафа бутылку и пузатые бокалы, налила. Один подала Ильдару. Он тут же сделал большой глоток и еще больше ослабил галстучный узел, будто тот его душил. Гусева пить не стала, только поднесла коньяк к лицу и вдохнула терпкий аромат, клубившийся в шаре бокала.

— С женой поссорился? — спросила она.

— С какой женой?

— С какой?! А у тебя их много?

— До черта, — махнул рукой Каримов и допил коньяк. — Еще налей. Представляешь, эта гадюка продала акции Стаса.

— Кто? Его мать?

— Конечно, мать! Мать ее…

— Брось, это невозможно. Пакет акций это же не мешок картошки. Это ж надо наследство оформить, да и вообще…

— Вот именно — вообще! Это — смотря кто покупатель. Иногда вообще ничего не надо. Надо только подпись свою у нотариуса поставить, и на том все.

— И кто покупатель? — осторожно спросила Наталья, словно не могла решить, хочется ли ей это знать.

— Один мой очень старый знакомый. Николай Николаевич Сычев.

— Сычев?! Как?

— А вот так. И он был у нее сам. Лично. И расписку ей написал. Собственноручно.

— Да не может быть.

— Может, — вздохнул Ильдар. — Я за распиской к ней домой Грошева послал. Хочу увидеть своими глазами.

— А услышать своими ушами ты не хочешь?

— Не понял?

— Чего проще, — дернула плечом Наталья, — позвони ему и сам спроси. Пусть он сам тебе расскажет, что за игру он против тебя ведет.

Она поднялась, взяла со стола трубку радиотелефона и протянула Ильдару.

— Звони.

Он взял трубку, покрутил в руках и вернул Наталье.

— Не буду. Он меня предал, и я не желаю с ним разговаривать.

— Черт бы вас, мужиков, подрал! — она выхватила у него телефон. — Какой у него номер?

Каримов молчал. Наталья хмыкнула презрительно и полезла в записную книжку за номером Сычева.

— Алло! Добрый день. Вас беспокоит компания «Дентал-Систем». Ильдар Камильевич Каримов хотел бы поговорить с Николаем Николаевичем… Что? А… — она помолчала, слушая. — Вот как? Да-да, я поняла.

Она отключила связь и посмотрела на телефонную трубку озадаченно.

— Что? Он не желает со мной говорить? — усмехнулся Каримов.

— Ну, что-то вроде этого. Секретарша сказала, что с тобой приказано не соединять. Никогда. Слушай, может, ты позвонишь ему на мобильный? Или домой вечером?

— Наташа, я не буду ему звонить. Ни днем, ни вечером, никогда больше!

— Но вы же друзья!

— Что ты говоришь! Друзья? Фирма, зарегистрированная в здании, принадлежащем Сычеву, выставляет моей компании разорительный иск. Потом Сычев организует убийство моего финансового директора и подставляет моего адвоката. Я верю, Камо правильно догадался, он нюхом такие вещи чует. Сычев не приходит ко мне на свадьбу, хотя сто раз от него звонили и спрашивали, что я хочу получить в подарок.

— Но я же сама видела, он прислал тебе подарок. На свадьбе же вручали такую саблю позолоченную.

— Ага, прислал. Я сказал, что хочу получить ятаган. А он знаешь, что прислал? Меч для харакири! Теперь Сычев скупает акции Стаса, а завтра он мне позвонит и предложит продать бизнес по дешевке, пока я еще жив. Ты после всего этого говоришь, что он мой друг и я должен ему позвонить?

Наталья задумалась, потом развела руками.

— Но как минимум три пятых акций принадлежат тебе, Рокотовой и твоему сыну.

— Больше.

— Ну вот. Так какой разговор может быть о предложениях продать по дешевке?

— Ах да, я забыл. На Машку уже покушались, а еще кто-то стрелял на свадьбе неизвестно в кого: то ли в меня, то ли в Тимку.

— Так это была не ссора, — догадалась Наталья.

— Конечно, нет! Черт побери, мне нужно уезжать, а я должен как-то обеспечить их безопасность! Нет, плевать, никуда я не поеду.

Он одним махом допил остатки коньяка и поднялся из кресла. Наталья, положив руку ему на плечо, усадила его обратно.

— Ты должен их обезопасить, а сам — уехать.

— Это вещи несовместимые.

— Неправда. Ты должен немедленно переоформить на себя все их акции. Или хотя бы акции сына. Так будет проще, потребуется меньше согласований, чем если бы ты приобретал сразу оба пакета. Для Рокотовой мы подготовим все документы, но раз она тоже уезжает, значит, не рискует, запустим регистрацию передачи, когда она вернется. Как только они перестанут быть твоими компаньонами, так тут же перестанут представлять интерес для Сычева. И сам ты уедешь. Тоже будешь недоступен. Неплохо бы еще резко сменить маршрут твоей поездки, понимаешь?

— Завтра пятница. Последний рабочий день. Да и то короткий. А нужен нотариус, антимонопольное согласование, регистрация… Не успеть.

— Да не главное — успеть за один день. Важно разыграть весь спектакль, а уж финальную сцену можно поставить и потом, когда ты вернешься. Главное, чтобы Сычев узнал о переоформлении.

Ильдар потер ладонью лоб. Она была права. Он, действительно, сможет спокойно уехать, если сделает так, как предлагает Наталья.

— А если Сычев не узнает, что я забрал все акции?

— Узнает. Я найду способ сообщить ему об этом. И потом, мы же, как положено, оформим внеочередное собрание акционеров, опубликуем протокол в официальной прессе.

— Без него?

— А зачем он нам? И без него — кворум. А мы ему вот сегодня звонили, пригласить хотели. Он сам с тобой разговаривать не захотел.

— Да? — он все еще сомневался, но потом решился. — Слушай, давай так и сделаем. Завтра переоформим все на меня. И еще — я напишу Сычеву письмо. Если тебе удастся с ним встретиться, ты ему передашь.

— Передам.

— Спасибо тебе, Наташа, — с чувством сказал Каримов, снова поднялся и поцеловал ее в губы, может быть, чуть более долгим поцелуем, чем этого требовала простая благодарность.

Он вышел из кабинета, а Наталья Гусева вздохнула, покачав головой, и тыльной стороной ладони вытерла губы.


Глава 40 | Подождать до рассвета | Глава 42