home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 42

Остаток дня и вечер прошли черт-те как! Молодая жена и новоиспеченная теща ждали его к обеду, а он едва успел к ужину. Кошмар. Они дулись весь вечер, а он думал: ну на кой черт ему была нужна вся эта женитьба? Да еще так не вовремя.

И ведь придется уехать. Придется все бросить. На кого? Стаса нет, Камо в тюрьме… Исполнительный директор, Саша Михайлов, крепкий, конечно, мужик, надежный, но дуб дубом. Хотя, может, сейчас это и нужно? Может, может… Наталья, опять же, глаз ни с чего не спустит, в том числе и с самого Михайлова. На производстве — Комаров. В исследовательском центре — Виктор Александрович, профессор, железная рука и отец родной для ученых. Да и кому они нужны, ученые? На них никто не позарится. Что еще? Стройки. Андрей Кисельников, зам по капстроительству.

Когда Ильдар вспомнил всех поименно, ему стало много легче. Ему только кажется, что вся компания на нем одном и держится. Это все от того, что он давным-давно не был в отпуске, привык все контролировать и обо всем знать. Ничего страшного не произойдет, если он будет отсутствовать эти две недели.

Не две, а три, язвительно подсказал ему внутренний голос. И страшное уже происходит. Вовсю!

— Ильдар, блин! Куда ты едешь? — Алена даже схватилась за руль.

— Я вижу, — спокойно ответил он. На самом деле он и не заметил «девятку» справа.

Все, надо успокоиться и отвлечься. В конце концов, самая большая проблема будет завтра решена. Умница Наталья! Он завтра же оформит покупку акций у Тимки, по всем правилам оформит, чтобы антимонопольщики не придрались. Подготовит документы для Машки, даже подписать можно прямо завтра. У него будет контрольный пакет, больше половины акций, а у Сычева… Сколько? У него уже больше четверти. Блокирующий пакет. Ладно… Наталья все доведет до ума, когда его уже не будет в городе, чтобы все нормально вступило в законную силу. И донесет информацию до Сычева. Она сможет. И вот еще что: надо внести за Камо залог, чтобы ему изменили меру пресечения, тогда он будет относительно свободен до суда и сможет помогать Наталье. Денег, наверное, потребуется очень много, но…

— Ты домой-то идешь?

Он с удивлением осознал, что уже доехал до дома, остановился у въезда в гараж, и Алена уже вышла из машины и ждет его, сердито сдвинув тонкие брови.

Что ж он за изверг такой? Она-то не виновата в том, что у него проблемы. Девочка только-только замуж вышла, ей хочется счастья, любви, романтики. Она знать не желает ничего о пакетах акций, ни о контрольных, ни о блокирующих. И она права сто раз! Стоит вон, слезы глотает, а он…

— Зайка, — сказал он так мягко, как только смог, — ты иди. Я только машину в гараж поставлю.

— Тебе кофе сварить? — грустно спросила Алена.

— Конечно, сварить, — улыбнулся он.

Вот, пожалуй, почему он на ней женился. Из-за кофе. Такого кофе никто не варил никогда в его жизни. А ведь он всегда больше любил чай.

Алена всегда выставляла его из кухни, когда свершала это таинство, смеялась и говорила, что колдует, что она ведьма и варит приворотное зелье. Чудесный запах заполнял весь дом и изгонял из головы все дурные мысли. Да и не только дурные. Она подавала напиток в маленьких чашечках, казалось, всего-то на глоток, но этого обжигающего глотка хватало, чтобы сердце согрелось и в жилах быстрее побежала кровь, чтобы все существо заполнило необъяснимое счастье. Ильдар пристрастился к этому волшебному кофе, как к наркотику, и пил бы его литрами, но она не позволяла, не варила больше, говорила, что он непременно станет козленочком, если не послушается свою Аленушку. И странно, после чашечки кофе он и вправду и любил и желал ее еще сильнее, чем раньше, словно действовало на него приворотное зелье.

Когда он вошел, кофейный дух уже царил в его доме. В их доме. И на душе сразу стало легче и светлее. Алена в простом домашнем платье расставляла на маленьком резном столике крохотные чашечки, высокие стаканы с холодной водой, печенье.

Едва Ильдар, в предвкушении удовольствия, уселся в кресло и взял чашку, зазвонил телефон. Алена снова нахмурилась.

— Ильдар Камильевич, мне к вам приезжать? — спросил Олег Грошев.

— Естественно, — процедил Каримов. — Я своими глазами хочу видеть эту расписку!

— А нечего видеть. Нету расписки.

— Как — нету? Она меня обманула что ли?

— Кто ее знает? Может, и не обманула. Только расписку я не нашел.

— Так переверни все у нее в квартире! — рявкнул Ильдар.

— Уже. Тут все до меня кто-то перевернул, — невозмутимо сообщил Олег. — Даже не поймешь: то ли квартиру хотели ограбить, то ли именно эту расписку искали. Она говорит, что ничего больше не пропало.

— Раз не пропало, значит, расписку и искали. Ладно, не приезжай, зачем ты без толку потащишься?

Он отключил связь, но тут же набрал новый номер.

— Катя, собери, пожалуйста, завтра к двум совещание. Всех начальников подразделений…

— Ильдар Камильевич, — пискнула секретарша, — вы же меня сегодня уволили.

— Извини, Катюша. Забудь, я погорячился, компенсирую в зарплату.

— Ну что вы…

— И позвони моей жене и сыну…

Алена со стуком поставила кофейную чашку на блюдце, встала и вышла.

Он вздохнул.

— Позвони Марии Владимировне, скажи, чтобы она завтра подъехала с Тимуром в офис.

— Я все сделаю, Ильдар Камильевич, — радостно отрапортовала Катя.

— Спокойной ночи.

Он кинул трубку за диванную подушку и пошел наверх искать Алену.

Она сидела на кровати, вся съежившаяся, и выглядела такой несчастной, что Ильдару снова стало стыдно. Он вдруг почувствовал к ней такую нежность, такое желание обнять, защитить! Такое желание обладать!.. Немедленно!

У него даже дыхание перехватило, и он не мог, да и не хотел понять, что же его так возбудило и разожгло. Что же с ним происходит? Ведь он действительно безумно ее любит! Все сомнения, все малодушные помыслы о побеге исчезают без следа, когда она рядом. Так близко…

И это безумие — с самого первого дня, с самого начала… Он так долго ждал, так долго сдерживался и сходил с ума…

Он сделал порывистый шаг к кровати, но Алена подняла на него огромные, прекрасные и такие грустные глаза, что их взгляд остановил Ильдара. Он закусил губы, зажмурился и встряхнул головой, пытаясь прогнать наваждение и желание, но не смог. Опустился тяжело на кровать около Алены, обнял, прижал к своей груди ее голову, ласково перебирая мягкие волосы. И сердце его колотилось так, что вот-вот готово было выскочить.

— Я люблю тебя, — прошептала она тихо, почти неслышно из-за оглушительного грохота его сердца.

— Я тоже люблю тебя, — выдохнул Ильдар. — Очень люблю. Прости.

— За что? — удивленно спросила она, чуть отстранившись. — Я же вижу, я все понимаю… Ты не думай, я же знала, за кого выхожу замуж. Знала, что у тебя работа, проблемы, что все непросто, и ты не будешь принадлежать мне каждую минуту.

— Правда?

— Конечно, правда. Я пока мало чем могу тебе помочь сама. Может быть, когда-нибудь, когда я окончу университет, от меня будет больше толку. А пока я могу всего лишь любить тебя.

— Но это же и есть самое главное!

— И все-таки я могу в один миг решить все твои проблемы. Хочешь?

— Хочу! — почти крикнул он и готов был тут же сорвать с нее платье. Именно это могло бы сейчас решить все его проблемы.

— Да нет же, Ильдар, нет же! — засмеялась Алена, отползая в угол большой кровати. — Я о твоей работе!

— О работе?

Ему сейчас казалось, что он вообще не знает такого слова. Сердце его уже выросло до невероятных размеров, заполнило все тело, колотилось в ушах и в пальцах и в бедрах.

— Я познакомлю тебя с моим отцом, — говорила Алена, продолжая мягко отстраняться от него. — Он крупный бизнесмен, совладелец огромного межотраслевого концерна. Он тебе поможет, знаешь, ты можешь даже оставить на него контроль над твоей компанией, пока нас не будет здесь. Знаешь, он очень порядочный человек. Он никому не позволит причинить тебе вред.

— Кто? — не понял Каримов. — Какой отец, Алена? Ты же никогда не говорила…

— Я говорила, — она махнула рукой. — Только ты меня не слушал. Неужели не помнишь?

— Помню. Но ты говорила, что твои родители в разводе и в ссоре. Что твой отец живет в Москве.

— Ну да. Давным-давно, когда еще вся перестройка начиналась, он работал в администрации губернатора. А потом начался передел постов и должностей, папа здорово переругался с одним бандитом, то ли Сизовым, то ли…

— Сычевым?!

— Точно. Папе пришлось в двадцать четыре часа уехать из города, только чтобы в живых остаться. Мама его так и не поняла и не простила. До сих пор считает, что он нас предал и бросил. А этот бандит теперь — большой чиновник. Можно сказать, в папино кресло и сел. Мы последнее время мало с папой общались. Из-за их ссоры с мамой я и на свадьбу не могла его позвать. Меня бы мама ни за что не простила. У него же теперь другая семья. А сейчас он снова в Ярославле. Он здесь создает большой филиал. Знаешь, здание за цирком такое голубое?

— Концерн «Беллона»? — поразился Каримов.

— Да! — обрадовано закивала Алена. Мой папа — Валерий Беловский. А ты, может быть, с ним знаком?

— Вообще-то, нас друг другу не представляли…

— Вот я вас и представлю! Давай завтра?

— Давай. Давай!

Он наконец дотянулся до нее, ухватил за платье и через секунду повадил на кровать.


Глава 41 | Подождать до рассвета | Глава 43