home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 57

Всю дорогу Вера Травникова вела себя, как деревенская девчонка, которую послали за покупками в Москву. Она все время щупала через широкую юбку свое бедро. Там в колготки были засунуты деньги Ядвиги.

Когда Яга отдала ей конверт, Вера даже не заглянула в него и не пересчитала купюры. Зачем? Яга ей доверяла, а деньги нужно было просто передать. Но, добираясь лесной тропинкой до села, Вера все-таки залезла в конверт и обомлела: там лежали доллары. Она пересчитала — десять тысяч! Огромная сумма для этой глухой деревеньки. Ничего себе заработки у бабы Яги! И Вера тащит эти деньги одна темным лесом, да еще и пересчитывает, сидя под елкой! Она так перепугалась, что, нервно озираясь, засунула конверт на живот под майку и всю дорогу держалась за него вспотевшей ладонью.

В своей крошечной комнатке на втором этаже старого дома она кое-как разобрала брошенные с приезда вещи. Ей ведь придется возвращаться сюда через три дня. Через три дня, за которые нужно так много успеть!

Она аккуратно уложила в сумку пузырьки, которые выдала ей Ядвига, все подписанные: что пить, что колоть. Вера еще не знала, кто будет делать ей уколы. Среди ее знакомых было только два человека, которые могли бы ей помочь. Мать Маши Рокотовой, Алла Ивановна, и приемный сын той же Маши, Кузя, студент медакадемии. Вряд ли Алла Ивановна согласится колоть неизвестно что из немаркированного пузырька. А вот Кузьку уговорить можно. Лишь бы был дома, никуда на каникулы не уехал.

Самый драгоценный дар Яги, флакончик с приворотным зельем, Вера упаковала в два толстых носка и убрала в средний кармашек сумки. В это зелье она верила гораздо больше, чем в лекарства, которыми ее саму лечила Ядвига. От снадобья, которым она должна напоить Беловского, будущая жизнь Веры зависела гораздо больше, чем от любого лечения. Вдали от своего возлюбленного она холила, лелеяла и идеализировала свою любовь. Валерий уже казался ей страдальцем и полубогом, она не могла дождаться встречи с ним и — боялась этой встречи. А вдруг он воспринял ее исчезновение как предательство? Вдруг не поймет ее и не простит? И главное — говорить ли ему о своей беде и о Вике? И как говорить? А вдруг он не поймет Веру и в ужасе отвернется? Это невозможно. Придется соврать, как советовала ей Ядвига.

Вере не терпелось скорее поехать на работу и увидеть Беловского, но она не могла явиться к нему в таком виде, в каком собиралась жить в дальнем селе. И деньги Ядвиги все больше жгли ей руки, вернее, бедро.

В ее сознание закралась вдруг предательская мысль: интересно, на сколько миллилитров тригербина хватит Ядвигиных денег? Что, если пойти к Вике… Вера сжала кулаки так, что ногти до боли впились в ладони. Только не думать об этом, только не сдаться!

Она поехала домой. В квартире, как и сказала ей Маша Рокотова, был несусветный бардак. Вера в недоумении оглядывала все вокруг и не верила своим глазам. Но прибираться было некогда. Она приняла душ, уложила волосы и долго колдовала над макияжем, стремясь выглядеть свежей и естественной. Жизнь в деревне пошла Вере на пользу, и она почти нравилась себе в зеркале. Долго выбирала одежду и остановилась на симпатичном голубом костюмчике с юбочкой до колена и маленьким пиджачком. Юбка болталась на похудевшей талии, но в целом наряд смотрелся отлично. Травникова уже обула туфли, взяла в руки сумочку, взглянула на часы… И тут — вспомнила! Нужно делать укол. Сама себе она ни за что его не сделает. Вера схватила телефонную трубку и набрала номер.

— Добрый день, я могу поговорить с Кузьмой?

— Я вас слушаю, — ответил Машкин приемный сын таким тоном, будто говорила она ни много ни мало — с профессором. И дернул же черт назвать его Кузьмой. А у него ведь есть еще и дикое отчество — Альбертович!

— Кузенька, это Вера Травникова.

— А, здрасте, теть Вер!

Профессорский тон исчез, парень, кажется, тут же потерял к собеседнице интерес.

— Ты умеешь делать уколы? — спросила она.

— Да, конечно. А кто заболел?

— Я заболела. Мне нужно срочно сделать укол. Сможешь мне помочь? Я сейчас дома.

— Тетя Вера, я вообще-то не рискнул бы дома колоть в вену. И если это наркотики…

— Обалдел что ли?! — возмутилась Травникова. Вот ведь Машка-подружка! Все рассказала. — В мышцу укол! Я тебе заплачу.

— А! Гонорея что ли? — брякнул Кузя.

Вера в сердцах бросила трубку. Вот ведь придурок!

Но укол надо было сделать. Она достала и распаковала одноразовый шприц. Набрала два кубика лекарства из флакона. Черт, надо было сначала снять юбку. Может, в бедро?

В дверь позвонили. Она еще раз выругалась и пошла открывать, так и держа в руках шприц иглой вверх. На пороге стоял радостный Кузька Ярочкин.

— Да вы не переживайте., — затарахтел он, вваливаясь в квартиру. — Это сейчас хорошо лечится. Один укол и все. У вас какой препарат? Ай…

Вера схватила его за горло свободной рукой и приставила к подбородку шприц.

— Заткнись! Нету у меня гонореи! И сифилиса, и СПИДа… Понял? Это витамины. Ясно?

— Ясно-ясно, — пискнул Кузя. — Нет так нет. Какие ваши годы, будет. Ой! Я не это хотел сказать…

— Сделай мне укол, — велела Вера. — Быстро, молча и не больно. Заплачу сто долларов.

— За один укол!?

— Нет, за курс. Три дня. В обед и вечером.

— Тогда мало.

— Кузя, я тебя убью, — пообещала Травникова.

— Да шучу я. Ложитесь на диван и давайте свой шприц. Стерильно?

— Коли давай! — взмолилась она, укладываясь.

— Может, лучше новую ампулу вскрыть? — настаивал парень. — Я и шприцы с собой захватил.

— Коли!

Кузя вздохнул, достал из принесенного с собой пакета флакон со спиртом, распаковал стерильную вату и перчатки… И сделал Вере Травниковой укол.

Она поблагодарила и тут же выпихнула его за дверь.


— Ты где был? — спросил Тимур, когда брат вернулся.

— А, — махнул рукой тот. — Тетя Вера Травникова звонила, мамина подруга. Просила ей укол сделать.

— Какой укол?

— Да фиг ее знает. У нее уже набранный шприц был. Она сама хотела, но побоялась, вот и…

— Ты не знаешь, что ты ей колол? — Тимур сделал к Кузе большой шаг, сгреб на его груди рубашку и притянул к себе.

— Да что вы все меня хватаете-то! — заверещал горе-доктор. — Чего я такого сделал-то? Она заплатить обещала…

— Что ты сделал? У тебя склероз? Ты забыл, что бабушка рассказывала? У Веры этой проблемы с наркотиками. А ты сейчас сделал ей укол неизвестно чего! Понял теперь?

— Тима, что будет-то? — пролепетал побледневший Кузя и повис в руках у брата.

— Что будет? Иди, возьми у меня на полке Уголовный кодекс, найди статьи про наркооборот и почитай, там написано, сколько тебе лет дадут.

Тимур отпустил рубашку Кузи, но оказалось, что только на ней парень и держался. Без чувств он грохнулся на пол.


Глава 56 | Подождать до рассвета | Глава 58