home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15

Как не спешили в пути, но к установленному сроку они всё равно не успели. Маленький, затерянный средь лесов и болот новгородской земли городок Холм, раскинувшийся на берегу спешащей к Ильмень-озеру Ловати, открылся перед ними только в воскресенье. Однако, как оказалось, таковыми были не только они. Когда их небольшой обоз вкатил в раскинувшийся перед городом лагерь и княжич с Олексой заглянули к разрядным дьякам, мёрзнувшим под навесом, оказалось, что не собралось ещё и половины войска. Даже воеводы ещё не все прибыли, хотя новгородский наместник был уже тут.

Оставив послужильца разбираться с постоем (не, ну не в палатке же князю куковать, коли город рядом) сам Андрей отправился к воеводе с визитом вежливости. И представиться по случаю прибытия (ну и проставиться, скорее всего), и так, с родичем познакомиться.

Дом городского наместника (ну а где бы ещё главный воевода разместился бы?) в отличие от городского посада был обнесён довольно приличной стеной и мог даже где-то претендовать на звание замка-цитадели, но, как говориться и труба пониже и дым пожиже. Потому-то через каких ни будь двадцать лет и повелят из Москвы построить тут сильную крепость для бережения рубежей. А то ныне городок и осаждать не придётся - походя возьмут.

В ворота, распахнутые по причине дня, но охраняемые парой казачков, он въехал верхом, но во дворе спешился: и чести не уронил и вежество показал. Дворовый служка, рванувший в покои ещё когда княжич в воротах был, вскоре вернулся с приглашением гостю пройти в горницу, где и расположился на данный момент главный воевода.

Князь Шуйский оказался довольно крупным мужчиной, с обветренным мужественным лицом. Васильковые глаза его иронично смотрели на вошедшего молодца, а рука, унизанная перстнями, оглаживала широкую русую бороду, которой хозяин явно гордился и за которой старательно ухаживал.

- Так вот ты каков, чудесный отрок, - смеясь, князь с ног до головы оглядел Андрея. - Как же, наслышан о том. А Мишка говорил, в монахи ты собирался. Что, не сладко в монахах-то?

Похоже, у князя с утра было очень хорошее настроение, а, судя по лёгкому запашку, он его ещё и усилил с обеда. Но Андрею это было только на руку. Первое впечатление оно ведь самое стойкое, и ему не хотелось бы, чтобы у новгородского наместника оно об Андрее сложилось, мягко говоря, неважным. Всё же Василий Васильевич был ему более нужен, чем он Василию Васильевичу.

А князь между тем продолжил свой хоть и шутливый, но скоро ставший вдруг довольно щекотливым допрос. И это заставило Андрея держаться в напряжении. В конце-то концов, Шуйские недаром свой род от среднего сына Невского числили - тем самым они возвышли себя над московским князем, чей предок, как известно, происходил от сына младшего. И делали всё это ой неспроста. Хотя и в терпении отказать им было нельзя. Признав власть великого князя, Шуйские на первых порах не лезли в дворцовые интриги, и их миновала череда опал конца прошлого и начала нынешнего царствования. Но в тихом омуте, как говориться.

Вот и Василий Немой тоже ох как не прост был. В пятьдесят-то жениться на царёвой тётке это знаете то же неспроста. И ежели б не его скоропостижная и от того довольно странная смерть, мало ли как история дальше сложилась бы. Царские детишки они ведь то же того, смертны. И остался бы тогда от всех Калитичей только Андрей Старицкий. А после него по старшинству да по старине на московский престол претендовали бы они - князья Шуйские. Недаром же европейцы их принцами крови именовали, а сотню лет спустя Васька Шуйский залезет-таки на трон.

Так что каждый свой ответ Андрей пытался оценивать с разных сторон да при этом ещё стараясь не слишком тянуть, чтобы не показаться неискренним, потому как складывалось у него впечатление, что великий дядя Василий Васильевич пытается наскоро прощупать его в лояльности ко всему клану. Так сказать, оценить, что он за птица и стоит ли его подпускать к делам поближе. Нет, рано или поздно, но такой разговор должен был состояться, вот только Андрей не ожидал, что Немой возьмёт с места в карьер. А с другой стороны, что он знал о тайнах Московского двора? Да ничего, ведь он к ним допущен пока что не был от слова совсем. Если Немой и вправду думает о троне (а уж о главенстве в Думе, куда он с нынешнего года был допущен, получив от государя чин боярина, так уж точно подумывает), то поддержка всего рода ему была очень важна. Включая и младшую ветвь, а вот здесь уже большую роль играли Глазатые и Барбашины, как потомки старшего сына Василия Семёновича Шуйского. Да, дядя Петя Горбатый их покамест превзошёл в придворной иерархии, ну да цыплят-то по осени считают. В той, известной пока только ему истории, ежели судить по делам да итогам, ставка сыграла на братце Иване, совершившем самую головокружительную карьеру изо всех Барбашиных. Но умные люди не ложат все яйца в одну корзинку. И, возможно, Василий Васильевич решил с ходу определиться с ещё одним племяшом, так неожиданно появившемся в раскладах. Кто его знает? В виду полного отсутствия информации строить предположений можно сколь угодно много, но так до правильного и не додуматься.

Ну да это и Андрею пока на руку было, а потому старался, как мог и, судя по довольному лицу Немого (тоже вопрос, откуда прозвище такое, вон как языком молотит, любо дорого послушать) у него это неплохо получалось.

- Что ж, видно, видно, что в монастыре учился. Умён не по годам, но горяч больно, а от того тороплив не в меру - вот, блин, дежавю какое-то, сговорились они тут все, что ли? - Ну да видно сокола по полёту, а добра молодца по делам. А горячо вино аль меды стоялые пьёшь ли?

Дальше разговор потёк легче, в привычном, так сказать, русле. Андрей в общении с родственником наконец-то освоился и даже набрался наглости попроситься в командиры. А что, князь он или не князь? Опыта никакого, так для того опытный "дядька" завсегда имеется. Воеводами-то ведь не рождаются, а училищ в нынешнее время ещё не придумали, потому все так и начинали по первой. Оттого и Шуйский с ходу предложение не отмёл, и Андрей продолжил мягко увещевать. Ну не хотелось ему быть при воеводе кем-то типа адъютанта. Да и планы в голове кой-какие были. В общем, разговор с князем сложился. Оставалось только дождаться его последствий.


И они не заставили себя ждать. Уже в понедельник Андрей оказался на скромном посту головы, ну а чтобы дров не наломал, приставлен был к нему по обычаю "дядька" - опытный воин Богдан Лютый из новгородских дворян. Правда, сам отряд ещё предстояло собрать, ну да люди потихоньку подтягивались.

Последующие дни запомнились лишь своим однообразием. Дворяне наконец-то собрались, согласно разрядным спискам, с положенным количеством сопровождающих их людей, хотя дьяки "нетчиков" и "нарушителей" всё же насчитали и справку об этом тут же составили. Разбор и с теми и с теми предстоял позже и грозил кой-кому лишением поместья, ежели, конечно, тот не сможет правдоподобно объясниться. Всё же возможностей уклониться от службы у помещиков, особенно если поместья раскиданы были в разных землях, хватало. Прибывших же неспешно распределили по отрядам, по большей части составленных по принципу землячества, когда дворяне одной волости составляли один отряд, в которые были назначены командиры (чаще, впрочем, просто утверждены уже взявшие эту роль на себя при переходе к месту сбора, хотя и были исключения), которым и предстояло вести их в бой.

И маленький, тихий городок, чьё население вряд ли когда переваливало за тысячу человек, с приходом войск разом превратился чуть ли не в мегаполис. Три сотни посадских дворов явно не хватало на всех и пришедшие последними размещались где придётся и как придётся, или вообще в поле, в шатрах. Зато в торговых рядах было теперь не протолкнуться. Особливо ценилось всё съестное, отчего цены на него тут же скакнули вверх, а торговцы с ближнего и дальнего окружения потащились в Холм с возами, предчувствуя хорошую прибыль.

Впрочем, Андрей этим не заморачивался, ведь Олекса, не будь дурак, давно уже по окрестностям прошвырнулся, закупив провизии вместо уже подъеденной по ещё нормальным ценам. В общем, всё было как всегда: кто успел, того и тапочки.


Отдельной группой встали на постой городские пищальники - этакий прообраз грозной пехоты. У них-то Андрей и увидал, наконец, современный ручной огнестрел. Что сказать, его он не впечатлил. Самопал, он и в Африке самопал. Тяжёлый и громоздкий, так что стрельба из него требовала применения всякого рода упоров и подставок. А ведь это ещё далеко не мушкет, с его 50 граммовой пулей, способной пробить рыцарский доспех. Увы, русским пищальникам, как и их собратьям, европейским аркебузирам, в случае атаки бронированной конницы приходилось просто убегать за линию копейщиков, так как мощности их оружия не хватало, чтобы отразить натиск кавалерии на открытой местности. До битвы при Павии, где мушкет громко заявит о себе, оставалось ещё с десяток лет.

Ну и никакого понятия о стандартизации в вооружении, понятно, у местных "пехотинцев" не было. Хорошо хоть, что большинство пищалей уже с подпружиненным фитильным замком были, а то ведь у некоторых так и вообще раритет в руках обнаружился, в котором воспламенения заряда производилось с помощью тлеющего фитиля, подносимого к затравке рукой. Большое неудобство представлял сей способ, отвлекая внимание стрелка от прицеливания и способствуя снижению и без того низкой меткости.

А порох? Тогда, на струге, он как-то и не обратил внимания на то, что тот представлял из себя простые комки пороховой мякоти, ведь для пушки неравномерность и непредсказуемость горения таких комков вреда не представляло, а вот сейчас был неприятно поражён. Оказывается, ни о каком зернении речи вообще не было. Стреляли обычной пороховой мякотью, то есть тем порошком, что и получается после смешения всех ингредиентов вместе. А она имеет противное свойство прилипать к шероховатым стенкам ствола, покрытым к тому же слоем грязи из окалины, несгоревших остатков пороха и частичек свинца, что заставляло стрелка лишнее время энергично орудовать шомполом, соскребая заряд со стенок и прибивая его к запалу, понижая и без того невысокую скорострельность. Ну и, как известно, порох в виде мякоти страшно гигроскопичен. Потому-то пищальники при каждом удобном случае и старались просушить его на солнце или прокалить. Но и в этом случае, такой порох за три года портился необратимо. А ведь зернистый его вариант мог спокойно храниться не один десяток лет!

Нет, только теперь он понял, что без "изобретения" лёгкого мушкета с кремниевым замком и технологии зернения пороха, все его планы по перевооружению на огнестрельное оружие можно было спокойно спускать псу под хвост. Что ж, лучше вовремя поменять план, чем потом выглядеть глупцом и балаболом.


Между тем, дни текли за днями, а ничего не происходило. Наказ государя был лаконичен: стоять под Холмом, видимо прикрывая путь внутрь русских земель от возможного вторжения. Помещики, оторванные военными сборами от привычных домашних забот, ворчали, жалея, что богатая добыча, непременно ждущая их по ту сторону границы, уплывает мимо их рук, а с однообразием боролись, как могли. В век отсутствия телевидения и интернета развлечения эти были просты и однообразны - пиры да охота. Но вечно пить - никакого здоровья не хватит, а вот охота это было достойное занятие для мужчины, тем более места вокруг были практически человеком не тронутые, и зверя в чащобах было полно, и зверя подчас непуганого. А ведь охота это не только развлечение, но и возможность заготовить свежего мяса для дальнейшего похода.

Не отставали от простых помещиков и знатные люди. Пиры да охота сменяли друг друга, перемеживаясь решением хозяйственных вопросов собранного войска и редкими, но всё же учениями.

Андрей тоже не оставался в стороне, ну да положение обязывало. Он и в прошлой-то жизни любил на охоту ходить, а тут уж сам бог велел, как говориться. С собой, кроме сабли, он брал ещё честно прихватизированный арбалет, пару кинжалов и кистень, ну так, на всякий случай. Ну и рогатину, как же без неё, особенно если на кого крупного охота намечалась. За время, что войско стояло у Холма, они, наверное, всех зайцев в округе переловили, пару раз на сохатых поохотились и один раз медведя из берлоги подняли. Его шкура сейчас в обозе князя Уланова лежала.


В этот раз поохотиться решили на кабана. Ещё по лету объявился в окрестностях Холма взрослый секач и принялся травить и без того небогатые поля, вытаптывая и разрывая посевы. Охотники, конечно, по его душу ходили, даже взяли кабанье стадо из самок, детёнышей и молодняка, но самого секача тогда упустили. А тут его опять увидали, да совсем недалеко от городка.

Зимняя охота на кабана - довольно увлекательное занятие, которое дарит охотникам незабываемые впечатления и массу приятных эмоций. Наградой же за терпение и смелость будут клыки, шкура и мясо животного.

Но охота на вепря не зря считается одной из самых опасных. Кабан зверь очень умный и сильный, особенно это касается самцов, которые всегда готовы защищаться, а агрессивный секач способен нанести охотнику страшные раны своими острыми клыками, да и самка может с лёгкостью сбить его с ног и затоптать. Но разве это удержит настоящего охотника! В общем, посланные заранее в лес опытные лесовики отыскали-таки по следам на свежевыпавшем снегу кабаньи лёжки (дикий кабан, как известно, питается в основном ночью, а днём предпочитает отсыпаться) и поутру охотники выкатили за жиденький тын поселения, предвкушая отличное развлечение.


День для охоты выдался самое то, ясный, морозный и безветренный. Воеводы, со слугами и послужильцами, расположились на заранее выбранных местах и готовились встретить бегущих свинок. На лицах сановников светилось только одно желание - взять зверюгу, а вот у Андрея, честно сказать, мурашки по спине бегали. Сжимая ратовище, он с тоской вспоминал оставшееся в будущем ружьё 12 калибра. Блин, нынешняя охота - это вам не на вышке с ружьём в ожидании добычи стоять, тут совсем другие, надо сказать, испытываешь ощущения.

А где-то вдали осторожно шагали по лесу мужики-загонщики, негромко постукивая по деревьям и тихо переговариваясь. Громкий-то шум кабан может расценить как угрозу и атаковать самих загонщиков, а не побежать от них. А если шуметь умеренно, то животное, услышав людей, постарается уйти, что загонщикам как раз и нужно.

Известное дело, кабан, которого загоняют, будет лезть в самую густую чащу, ельник, тростниковые заросли. Оттого и сами охотники стояли в местах, где обзор был не ахти, ожидая появления свиньюшек. И они не заставили себя долго ждать.

Здоровенная зверюга выскочила прямо на большого воеводу. Даже углядев, что кто-то загораживает ему привычный путь, вепрь и не подумал сворачивать. Словно спущенная стрела, он бросился на князя через кусты и рытвины. Но Шуйский был опытным охотником. Не сходя с места и выставив перед собой рогатину, он дал ему подбежать поближе, а потом одним движением насадил кабана на лезвие. Попал князь очень удачно, наконечник поразил грудь, пронзил сердце и вышел через плечо. Смертельно поражённый хряк заверещал, задёргался, но вскоре ослабел и упал. Из раны на белый снег хлынули потоки чёрной крови. Подскочившие слуги помогли князю добить животное. Однако другие представители кабаньего стада тем временем продолжили ломиться через искусственную преграду, возникшую на их пути к спасению.

Вот и на Андрея выскочила грозно хрюкающая свинка. Недолго думая, княжич проделал всё то же самое, что и князь-воевода, только попал не так удачно и хряк ещё долго дёргался на лезвии, пока вконец не обессилил от потери крови. Выдернув рогатину из раны, Андрей смахнул с лица пот, обильно проступивший не смотря на мороз. Олекса, старательно помогавший княжичу одолеть живучую животину, весело усмехнулся:

- Молодой кабанчик, княже, мясо вкусное будет.

И принялся устраивать тушу таким образом, чтобы её голова оказалась ниже тела, для того, чтобы быстро спустить кровь, потому как кабанятина от этого хранится дольше, а вкус её только лучше.

В общем, охота удалась. Кроме того, что забили-таки секача-вредителя, под нож пошло почти всё кабанье стадо, обеспечившее трофеем каждого охотника, а расторопные слуги уже колдовали над жарким. В начинавших сгущаться сумерках пламя костров яркими пятнами заплясало на поляне.

Ну а как же, достойная охота требует достойного отмечания!

Слуги нарубили лапника и, застелив его попонами да шкурами, приготовили импровизированный стол для своих господ. Андрей, глядя на это только усмехнулся. И не скажешь, что перед ним спесивые князья да бояре, кто сидит, кто лежит, кто уже винцо хлещет. Словно и не в прошлое попал, а с друзьями на пикничок выбрался.

И вот уже горячее, пахнущее костром мясо, выложенное на тарели, расставляется перед севшими кругом охотниками. А следом подоспел и горячий мясной бульон, приправленный травами. Воеводы по очереди черпали деревянными ложками из котлов дымное варево, дули на него и всё равно обжигались, запивая жар во рту холодным вином или медовухой. Всюду слышались охотничьи байки, одинаковые во все времена, прерываемые то возгласами удивления, то хохотом. А потом и скоморох объявился, чтобы потешить князей хорошей песней, хотя, на привередливый вкус Андрея, песни были так себе, хотя пара плясовых и зажгла душу. Нет, срочно нужен был свой песенник, чтоб пел и играл то, что самому слушать любо, а то он скоро все каноны ломать начнёт и сам за гусли потянется. Ох, что тогда будет!

- Эх, и сколь можно стояти без дела, - печально бросил воевода передового полка князь Борис Тебет Уланов. - И почто только рать собирали?

- А как по мне, - боярин Иван Григорьевич Морозов, воевода полка правой руки, откинулся на подложенных под седалище шкурах, - так и то неплохо.

- Ну не скажи, брате, - оспорил его слова Василий Григорьевич Морозов, бывший в рати воеводой полка левой руки. - Стоявшим в сторонке хабара не видать. А у меня вотчинки новые совсем безлюдные. Да и у тебя деревеньки неполные стоят. А уж про наших ратников и вовсе промолчу.

- От лишних рук никто не откажется, - подвёл своеобразный итог князь Иван Александрович Буйнос Ростовский, воевода сторожевого полка. И повернулся к Андрею: - Чай и ты, княжич, людишками бы разжиться не против?

- Так что ж я, хуже всех, что ли? - усмехнулся тот. - Мне б ещё вотчинку побольше, да девку погорячее.

Воеводы весело рассмеялись.

- Ой, смотри, племяш, - утирая бороду цветным платком, бросил Шуйский, - устанешь епитимьи за прелюбодейство отбивать.

- Ничто, великий дядя, оно ведь как: не согрешишь, так и не покаешься. А не покаешься так и не спасёшься. А всё ж и мне интересно, как долго мы тут стоять будем?

Разговор с охоты плавно перетёк на сегодняшние дела. Думали да рядили как оно будет там, под градом Смоленским, вспоминали былые походы и богатую добычу, что привезли из земли литовской. И сходились на том, что непременно пошлют их в зажитьё, главное поскорей бы.

Ох и хорошо они посидели, пока Василий Васильевич не поднялся со своего места:

- Всё, воеводы, пора в град возвращаться, а то уже и звёзды в небе видны.

И уже при свете факелов потянулись в городок, к тёплым постелям. А на въезде в посад настигла их весть, что днём прибыл в Холм государев гонец. Напророчили, таки, воеводы.

Услыхав новость, Андрей только вздохнул: размеренная жизнь, похоже, заканчивалась. Гонец явно приехал не просто так и оставалось лишь гадать, куда пошлёт их государева воля...


Глава 14 | Князь Барбашев | Глава 16