home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

Loading...




ПОТРОШИТЕЛЬ

У Тедроса дыхание перехватило.

Потрошитель сел на свои задние лапы и громко мяукнул в окутавшей тронный зал тишине.

Принцесса Ума раздвинула первокурсников, вышла вперед и сказала:

– Да, ваше… э… величество?

Потрошитель снова мяукнул.

Принцесса Ума приблизилась к трону.

Кот Агаты что-то прошептал принцессе Уме на ухо.

Ума кивнула и приставила свой загоревшийся палец к горлу кота.

– Нет, это невозможно, – простонала Агата. – Тут, очевидно, какая-то ошибка…

– Никакой ошибки нет, – звучным, глубоким голосом произнес кот. – Ты просто была недостаточно внимательна ко мне.

– Так ты еще и говорить умеешь? – ахнула Агата.

– Вообще-то я нахожу человеческий язык убогим и уродливым, но благодаря заклятию Умы могу теперь какое-то время общаться с вами, – сказал Потрошитель, после чего перевел взгляд своих ярких желтых глаз на Тедроса и продолжил: – А тебе, Тедрос, повезло, что я до сегодняшнего дня не мог разговаривать на твоем языке и не мог сказать, что я о тебе думаю, когда ты называл меня сатаной и швырял в унитаз. И заметь, что при этом я всегда оставался твоим верным другом, когда тебе это было нужно. – Он посмотрел на Агату и добавил: – Когда вам обоим это было нужно.

– Но… но… – затрясла головой Агата. – Ты же… мой кот!

– Я кот твоей матери, – поправил ее Потрошитель. – И если бы ты была немного умнее, то поняла бы, что это – первая подсказка к тому, что я кот из Бескрайних лесов, а не кот из-за Дальнего леса. Что же касается моего положения здесь, то дело вот в чем. Гномы, видишь ли, уверены в том, что если посадить на трон кого-то из «своих», это означает открыть шлюзы для зависти, алчности, кумовства и коррупции. Если бы Гномией правил гном, порядка здесь было бы не больше, чем в ваших лесных королевствах. Вот почему с самого начала гномы начали искать короля «на стороне». Им был нужен правитель, который понимал бы их образ жизни и традиции и не пытался бы силой изменить их. Выбор, как вы понимаете, был очевиден. Коты и гномы, по сути, родственные души. Они могут испытывать к людям дружеские чувства, но при этом оставаться как бы сами по себе. Кроме того, коты также очень замкнутые, любящие уединение существа с крайне невысокими запросами – им, по сути, нужна всего лишь миска молока да теплая постель. Таким образом, король-кот – это идеальный выбор для гномов. По существу, он будет делать для них все, что в его силах, и в то же время не помешает им жить своей собственной привычной жизнью.

– Но это бред какой-то! – выкрикнула Агата. – Ты жил со мной! В моем доме!

– И я там тоже был! – добавил Тедрос, вставая рядом со своей принцессой. – Сколько недель я провел вместе с тобой на том кладбище? То, что ты говоришь, лишено всякого смысла, и…

– Я был правителем Гномии пять лет, и на протяжении этих пяти лет я то приходил к тебе, то уходил когда хотел, – пояснил Потрошитель, игнорируя Тедроса и обращаясь к Агате. – Когда я был нужен гномам, я был вместе с ними, когда я был нужен тебе, был рядом с тобой. При этом ни ты, ни гномы, никто из вас даже не догадывался о том, что я веду двойную жизнь. Будь я собакой, ты заметила бы мои отлучки, поскольку собаки – жалкие, зависимые и мерзкие твари. Но коты… Мы появляемся в вашей жизни и исчезаем из нее словно старые воспоминания.

Тут гном-слуга поднес Потрошителю кубок со взбитыми сливками. Кот обхватил кубок передними лапами, вылизал дочиста, после чего вернул его слуге. Гном с поклоном принял пустой кубок и удалился вместе с ним.

Агата молчала, наблюдала за Потрошителем квадратными от удивления глазами.

«А ведь это все не сон, – понял вдруг Тедрос. – Этот кот на самом деле император».

– До меня правителем Гномии был мой отец. Он, моя мать и трое моих братьев были прекрасными, величественными черными котами. Я же, в свою очередь, родился вот таким… – пояснил Потрошитель, кивая на свое тщедушное безволосое тельце. – Мой отец стыдился такого сына и вскоре прогнал меня, беззащитного котенка, в Леса, где меня подобрала и сделала своим домашним любимцем Калисса, – он криво ухмыльнулся, глядя на Агату, и спросил: – Знакомая история, не правда ли?

– Да, – чуть слышно прошептала Агата. – Точно так же нашла меня в Лесах моя мама.

– Твоя мать всегда любила тех, кого не могли любить другие, – сказал Потрошитель. – Но даже после того, как Калисса сбежала из Школы Зла и укрылась в Гавальдоне, она никогда не держала меня взаперти. Я мог свободно уходить в Бескрайние леса и возвращаться домой, когда мне заблагорассудится. А потом твоя мать притащила в дом тебя, и мне вдруг захотелось оберегать тебя, несмотря на мое крайне подозрительное отношение к людям. Тем временем я понемногу отыскал след моего отца и братьев. Оказалось, что они теперь стали королем и принцами Гномии. Сама Гномия превратилась в одну из провинций Камелота, а гномы стали верноподданными короля Артура. Настолько верноподданными, что даже согласились шпионить для него. Обеспокоенный этим, я явился в Гномию, ко двору моего отца. Я сказал ему, что коты не могут служить людям, иначе они будут ничем не лучше собак. Я помню, с каким выражением смотрел на меня мой отец, сидя вот на этом самом троне. Он назвал меня провокатором и предателем. Объявил, что если я еще раз посмею появиться в Гномии, меня убьют на месте.

Потрошитель вздохнул, вспоминая, а затем продолжил:

– В скором времени от короля Артура ушел Мерлин, после чего Артур, желая отомстить покинувшему его волшебнику, взял да и запретил на территории своего королевства любую магию, включая фейри и гномов, которые всегда были его самыми верными союзниками. После того как Артур изгнал гномов и разрушил их королевство, мой отец и братья были изгнаны из Гномии за сотрудничество с человеком, который предал всех гномов. Изгнавшие моего отца гномы нашли меня и сказали, что я был прав, когда предупреждал своих родственников о том, как опасно верить людям. Очень странно, конечно, но после этого я почему-то еще крепче полюбил тебя и твою мать. А в конечном итоге гномы попросили меня стать их королем.

Потрошитель откинулся на спинку трона, при этом кожа на его розовом голом брюшке собралась складками, как меха аккордеона.

– Поначалу я отказался от этого предложения. Я был вполне счастлив, живя с тобой и твоей матерью на Кладбищенском холме. Однако потом я понял, что совершаю ту же ошибку, что и гномы в свое время, – начинаю слишком доверять людям, пусть даже тем, кого люблю. Став же королем, я получу возможность жить как бы между двумя мирами и совершенно никому не принадлежать. Возможно, это весьма глупая причина, чтобы надеть на себя корону, но в итоге именно она сделала меня тем правителем, который был нужен гномам. Я научил их верить в свои собственные силы и полагаться на себя, потому что я не вечен, и даже коты рано или поздно умирают. С гордостью должен заметить, что никогда еще гномы не жили так счастливо, как при мне. Да, они боготворят меня, называют в честь меня улицы, поклоняются мне в своих храмах, но мне на все это глубоко наплевать. Я-то знаю, что гномам просто нужна иллюзия того, что ими правит мудрый император, а на деле они со всеми делами отлично справляются сами, своими силами. В этом гномы не так уж сильно, между прочим, отличаются от тебя, – сказал кот Агате. – Я был твоим первым другом до тех пор, пока в твою дверь не постучала новая лучшая подруга. Но ведь не будь меня, тебе, возможно, вообще никогда не пришла бы в голову мысль о том, что у тебя может появиться подруга. Разумеется, после этого многое изменилось. Ты уже не нуждалась больше во мне так же сильно, как прежде, а я… Я гордился этим, ведь это была моя заслуга. Но при этом я всегда оставался с тобой, Агата, даже когда ты не видела меня. Как Мерлин наблюдал за Тедросом, так и я следил за каждым твоим шагом, то появляясь в твоей сказке, то вновь на время исчезая из нее, как это умеют делать лучшие в мире волшебники. – Потрошитель улыбнулся и добавил: – Или лучшие в мире коты.

Агата плакала, утирая слезы рукавом своего платья.

Тедрос чувствовал, что история ее любимца тронула Агату, но при этом еще и позволила ей вздохнуть с облегчением, узнав о том, что у них в Гномии есть друг. Настоящий друг. Тедрос стал вспоминать все случаи, когда кот выручал, спасал их. Доставил послание Калиссы в Лигу Тринадцати, помог им с Агатой сбежать с Кладбищенского холма, когда за ними гнались сельские стражники, помог Агате найти Экскалибур во время войны с Рафалом, защищал Тедроса и Камелот, когда Агата отправилась на свои поиски…

– Прости, – сказал принц, глядя на Потрошителя. – Прости за то, что грубо обращался с тобой.

– И ты меня прости, – ответил кот. – Я считал тебя неподходящей парой для Агаты. Ты напоминал мне моего отца и братьев – слишком красивый, заносчивый, высокомерный, чтобы трезво смотреть на вещи. Однако ты изменился, причем сильнее, чем тебе самому может показаться. Былой лоск с тебя сошел, и ты научился признавать свои ошибки; теперь ты не требуешь, чтобы все тебе подносили на золотой тарелочке, но готов сам потрудиться, побегать за этой миской. Ты заслужил право сражаться за свою корону. Насколько долгой и трудной будет эта борьба, нам знать не дано, но я, чем смогу, буду помогать тебе во всем.

Глаза у кота горели так ярко, что ими можно было, как фонарями, темные улицы освещать.

Тедрос обнял Агату, прижал к себе, стал вытирать с ее щек слезы.

– Но думаю, что время для разговоров закончилось, – сказал Потрошитель.

По его знаку два гнома-охранника схватили Софи за бедра, оторвали от пола, перевернули вверх ногами…

– Эй! Что вы делаете? – завизжала Софи.

Один из гномов стащил с ноги Софи туфлю, вытряхнул из нее ожерелье с золотым флакончиком и кинул его Потрошителю. Кот ловко поймал его, а охранники тем временем еще раз перевернули Софи и осторожно усадили пятой точкой на пол.

– Я мог бы, наверное, извиниться за то, что только тебя одну заставил промокнуть при входе в этот зал, – сказал Потрошитель, крутя на лапе ожерелье декана, – но не стану. Не хочу лгать.

– Так ты это нарочно сделал? – вспылила Софи.

– Да здравствует император! – вполголоса провозгласил Тедрос.

Кот тем временем откупорил флакончик и вытряхнул из него золотистую жидкость, которая тут же превратилась в знакомую карту квестов, подвешенную прямо в воздухе рядом с троном.

На карте сейчас оставалась только одна фигурка. Она находилась в замке Камелот, а на табличке рядом с ней значилось имя, которого Тедрос вообще никогда не предполагал увидеть на карте квестов. Не могло на ней быть этого имени, и все же…


РАЙЕН


– Похоже, что, несмотря на все ваши усилия, король все еще жив, – сказал Потрошитель. Он опустил карту вниз и разложил ее перед собой. – А это значит, что впредь… – кот поднял глаза и обвел взглядом всех, кто был в зале, – впредь мы должны действовать умнее.


18 Тедрос Решающая миссия | Кристалл времени | * * *







Loading...