home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

Дорогая Катенька!

Вчера похоронил Сару и Левочку. Есть совсем нечего, завтра иду наниматься в штаб. Сама понимаешь, никогда бы не пошел, если бы не обстоятельства. Ты знаешь, о чем я. Дело даже не в продуктах (хотя и в них тоже) – больше всего я боюсь незваных гостей, и это единственная возможность втереться в доверие. Береги себя, родная, ты единственное, что у меня осталось. И ни в коем случае не ходи ко мне, с завтрашнего дня это станет еще опаснее. Не знаю, свидимся ли когда-нибудь.

Верю, что весь этот ужас закончится.

Целую, твой брат Антон.

– И что? – Виталькин вопрос прогремел как выстрел в полной тишине. – Чем не предатель? Вон он так и пишет: жрать нечего, боюсь за свою шкуру, пойду завтра наниматься к фрицам. Все понятно.

– Да вообще конкретный такой мужик, – подхватил Даня, – решил подстраховаться на случай фашистской победы, да и помочь им немного. Ну, не повезло, не те победили. Его, кстати, тоже понять можно.

– А что за гости? И какие обстоятельства? И почему он уверен, что не свидятся?

– Ну-у, понеслась, – закатил глаза Виталик. – Танечка без вопросов как креветка без моря.

– А вопросы-то толковые, – задумчиво сказал Яков Семенович, и малышка Таня благодарно посмотрела на него. – Вот что у него могли быть за причины, что он решил к немцам пойти?

– Шкуру спасал, – гнул свое Виталик.

– Да погоди ты, Виталь. Во-первых, – стала загибать пальцы Соня, – если он только что похоронил самых близких… кто у него там эти Сара и Левочка?

– Жена и сын? – предположила я.

– Ага, я тоже так думаю. Так вот, только что похоронил жену и сына, а сестра – единственное, что у него осталось, зачем ему бояться за свою жизнь?

Ну вот логически рассуди, Виталь, какой нормальный человек…

– Да он не нормальный, он предатель.

– Не перебивайте, Виталик. Соня, и? Что «какой нормальный человек»?

– Нормальному человеку вообще все до лампочки будет, если жена и сын умерли.

– А я думаю, что не всё, – вдруг подал голос Рома, и все с удивлением оглянулись на него. До сих пор он почти все время молчал, стеснялся, наверное.

– То есть, по-твоему, он родных похоронил и быстренько новую жизнь начал? – вскинулась Соня.

– Нет, – Рома нахмурился, – не так. Если у тебя случается такая страшная беда, то хочется что-то сделать, понимаешь? Бежать, стрелять, мстить. Мстить тем, кто это с твоей семьей сделал. Потому что ничего уже по-прежнему не будет. Бывает, что некому мстить, а у этого Старцева было кому.

– Отличная месть, – издевательски протянул Виталик. – Приходит он такой в ставку к фашистам, садится листовки переводить и вместо «листовка» пишет «лестовка», вместо «январь» – «енварь». Какие же аккуратные немцы выдержат такое издевательство над языком? Как увидели, так сразу в обморок и хлопнулись. Он их всех и повязал.

– Виталька жжет, – хлопнул по столу ладонью Даня.

Все засмеялись, и я тоже не выдержала и хмыкнула. А Рома еще больше нахмурился и зло посмотрел на Виталика.

– Не смешно, – пробормотал он, и мне даже показалось, что он может заплакать. Я наклонилась к его уху и зашептала:

– Не обращай внимания, они же не знают, не понимают…

– А ты много понимаешь? – Рома резко отодвинул стул и вылетел в коридор. Яков Семенович двумя широкими шагами нагнал его и схватил за рукав. Я изо всех сил вытянула шею, чтобы получше расслышать, о чем они говорят, но библиотекарь захлопнул дверь.


Глава 8 | Разноцветный снег | Глава 10