home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Корабль дураков

До того, как триптих был расчленён, «Корабль дураков» и «Аллегория обжорства» представляли собой единое целое, а небольшой фрагмент композиции, соединяющий эти сцены, вырезан и утрачен.

Корабль – концентрированный средневековый символ, в первую очередь с ним ассоциировали Церковь. Центральная часть собора называется неф, в переводе – палуба. Римский крест, на котором был распят Христос имел Т-образную форму, напоминавшую якорь (поэтому в раннехристианском искусстве можно увидеть так много граффити с изображением якорей), апостолы братья Пётр и Андрей были рыболовами: «Я сделаю вас ловцами человеков», – слова Христа, адресованные им (Мф. 4:18–19). Христианский храм – это корабль, способный пронести по волнам мирских треволнений человека от его рождения до самой смерти. Корабль, – чрезвычайно положительный знак, – в сцене с дураками профанируется и теряет свою сакральность, профанируется. Рыбаки, как известно, не последнюю роль сыграли в Евангелии и в распространении благой вести. Но здесь гаденькие персонажи выпивают и закусывают, а монах и монахиня, которые должны нести слово Божие, горланят, распевая песню. Лютня, ягодки, вино, прелюбодеяние… У куста, как у руля, сидит переодетый в костюм чёрта актёр. Лицедеи в Средневековье ассоциировались с чем-то травестийным, негативным, их даже запрещали хоронить на кладбище – ваганты, подобно сатане, меняют личины, нарушая замысле божий. Кстати, современные помпоны на головных уборах являются рудиментом рожек, которые украшали шапочки переодетых чертиками и бесами актёров (рис. 37).


Код Средневековья. Иероним Босх

Рис. 37. Корабль дураков.


Мачта судна – вовсе не крест, а дерево, по которому ползёт упитанный мужчина, дабы ножом срезать привязанную к стволу курицу. В этой сцене Босх запечатлел популярный языческий ритуал, во время празднования Масленицы разыгрывавшийся в Нидерландах, северной Европе и на Руси – обряд майского дерева, когда взбираются по намазанному жиром стволу весеннего древа, славя плодородие, – очень популярная ежегодная забава. На вероотступничество намекает и мусульманский (еретический, по Босху) флаг, развевающийся над пассажирами дурного судна. А в кроне лукавого дерева сидит сам дьявол в образе глазастой совы. Корабль без штурвала и рулил, он ведом не словом божиим и заповедями, а дураками, сгорбленным шутом. Его характерная шапочка с рожками демонстрирует его бесовскую природу – так же, как и посох с антропоморфным лицом-навершием. Подобную шутовскую трость обнаруживаем и у дураков Себастьяна Бранта (рис 39 а, б, в).


Код Средневековья. Иероним Босх

Рис. 38. В центре судна сидят монах и монахиня, распевающие песни, женщина с лютней, стол украшен ягодами и вином – прелюбодеяние, разврат в лоне церковного сообщества, крах послушания, извращение догм. Гребут черпаком, спину монаха подпирает бочка с вином, на верёвочке висит пышный каравай.


По верхней части «Аллегории обжорства» заметно, что целый фрагмент картины был вырезан. Сама же сцена продолжает логику человеческого распада, представленную в «Корабле». Толстый дородный мужчина продолжает водное путешествие, восседая на плавучей бочке, из которой течёт желанный участниками пира алкоголь. Бочку толкают его напарники, на голове одного из них своеобразная шляпа – тарелка с мясным пирогом, украшенным птичьей головой, а на самом «бобовом короле» – воронка (такая же, как и в «Извлечении камня глупости» у «врача»), которая символизирует глупость, а разврат обозначен разбросанными на берегу одеждами и обувью.

В шатре, излюбленном Босхом мес-те любовных услад, уединилась придворная или благородная пара (судя по геральдическому щиту на палатке). Примечательно копыто свиньи, торчащее из шатра и обрамлённое венком, оно вновь сигнализирует зрителю, что перед ним праздник разврата гуляк, такое же копыто изображено за пазухой у путника.


Код Средневековья. Иероним Босх

Рис. 39 а. Сова в кроне дерева/мачты.


Код Средневековья. Иероним Босх

Рис. 39 б. Под флагом с полумесяцем привязана курица. Охота на неё – забавы майских праздников, рудимента языческого культа плодородия.


Код Средневековья. Иероним Босх

Рис. 39 в. Флаг дураков гордо развевается над кораблём, у шутов в руках специфические антропоморфные трости. Хотя произведение Босха было написано ранее, хрестоматийными стали параллели между «Кораблём дураков» Бранта и живописным размышлением Босха на ту же тему. На гравюре 1494 г. видим в характерных костюмах и со специфической тростью «героев» произведения. Das Narrenschiff Ink.394.4, 1494 г. S"achsischen Landesbibliothek Staats und Universit"atsbibliothek Dresden.


Для толкования этой водной прогулки важны и друге детали: ветви деревьев и ягоды вишни ясно показывают, что эти люди отправились в поездку ради удовольствий. Не только народный праздник разворачивался по весне, дети высокопоставленных вельмож традиционно также веселились, флиртуя и музицируя во время плавания на лодках, обильно украшенных листьями и молодыми кустами (рис. 42). Эти путешествия происходили в реальной жизни и изображались в многочисленных часословах, иллюстрируя месяц май. Тем не менее на подобных миниатюрах никогда не фигурировали служители культа, однако весёлые нарушители порядков, норм и общественных ценностей, плавающие на лодках и баржах, зачастую становились героями стихотворений XVI–XIX вв., гравюр и судебных процессов. Босх объединил образ гуляк и служителей культа.

Иероним изобразил специфическое зерцало, описывая поведение, не подобающее человеку в лоне социального пространства. Гибридизация норм в итоге приводит к гибели. Закономерно, что несохранившийся Страшный суд венчал высказывание Иеронима: расплата ждёт и народного пройдоху, и плута, и дворянина, и церковника.


Код Средневековья. Иероним Босх

Рис. 40 а. Аллегории обжорства. Иероним Босх.


Код Средневековья. Иероним Босх

Рис 40 б. Персонификацию масленицы Питер Брейгель усадил на такую же бочку и точно так же, как и у Босха, вооружив эту тучную аллегорическую персону шампуром, унизанным кусками мяса. На голове персонажа – мясной пирог; такой же – на голове одного из пловцов у Босха. Параллели между масленичными образами Босха и нюансами Брейгелевой иконографии более чем очевидны. Питер Брейгель. Битва Поста и Масленицы. Kunsthistorisches Museum Wien.


Код Средневековья. Иероним Босх

Рис. 41 а. Копыто торчит из-за пазухи коробейника.


Код Средневековья. Иероним Босх

Рис. 41 б. Копыто над шатром благородной пары.


Код Средневековья. Иероним Босх

Рис. 42. Календарь из фламандского часослова иллюстрирует месяц май весёлой прогулкой по реке. Плот, на котором музицируют молодые пары, украшен кустами зелени – символом майского дерева. Саймон Бенинг (ок. 1483–1561). Cod. lat. 23638, fol. 6v. Bayerische Staatsbibliothek, M"unchen.



Блуди, но кайся | Код Средневековья. Иероним Босх | Как умирает жмот