home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Время

Наблюдая за Алиясом, Борей был более чем доволен. Прошло достаточно времени с тех пор, как ему удалось отослать Шайса прочь.

Сказочная возможность сама приплыла в руки — дракон захотел покинуть Нагорья и Борей знал, как именно это сделать. Заклинание сработало, отобрав уйму энергии, но оно того стоило! Более того, Борей оказался достаточно расторопен, чтобы незаметно подкинуть в мешок с золотом дракона одну замечательную монетку. Эта монетка, так походившая на золотую, прекрасно глушила зов.

Борей благоразумно рассудил, что Ганеш, знавшая обо всем и желавшая, чтобы Алияс открыл её сыну правду, могла позвать дракона обратно.

Сила зова матери, помноженная на силу главы клана, была невероятна. Шайс не смог бы проигнорировать призыв, ему пришлось бы вернуться. В таком случае даже заклятая монета не могла полностью заглушить магию, но ослабить… ослабить магию настолько, чтобы Шайсу достало сил ослушаться и не ответить.

В том, что Шайс будет впиваться когтями в землю, но не вернётся, Борей не сомневался — чёрный дракон был простаком, прочитать которого не составило никакого труда. Борею оставалось только немного помочь.

Всё вышло — Шайс не появился, позволив элементалю вздохнуть с облегчением.

Борей бросил задумчивый взгляд на Алияса, готовившегося к встрече Нового года. Бал был ежегодным и по традиции собирал в тронном зале весь цвет драконов.

Эльф выглядел обворожительно. Белоснежное кружевное одеяние струилось вдоль ладного стана, подчёркивая прямую спину и уверенный разворот тонких плеч. Ноги Светлого облегала тонкая выделанная кожа, украшенная кристаллами — подарок одного благодарного дракона, обрётшего Пару. Белоснежные волосы колосились множеством косиц, которые заплёл сам Борей.

Он обожал играть с длинными светлыми волосами, дополнив образ узорчатой снежинки, на которую так походил его эльф, замысловатой причёской.

Как же тот был красив!

Первое время после исчезновения Шайса пришлось совсем туго. Алияс забывал есть и пить. Не спал, тихо лёжа на шкурах в маленькой спальне в далёкой пещере, и не поднимался, когда всходило солнце.

Борею пришлось взять опеку над Алиясом во всем, обеспечивая его комфорт и ежедневные нужды. Но ему ни разу не приходило в голову сетовать на равнодушие к собственной жизни. Он сам был тому причиной, и не жалел о сделанном, готовый бороться до конца.

Борей знал — время лечит всё.

И не ошибся.

Сегодня, когда Алияс глядел на собственное отражение спокойным взглядом, Борей мог точно сказать, что его расчёт оправдался.

Медленно и тяжело, но ему и маленькому секретарю-драко удалось вернуть Алияса к жизни… Конечно, Борей не был дураком, чтобы питать иллюзии, будто им удалось превратить Алияса в себя прежнего. Нет. Алияс безвозвратно изменился.

Иногда элементалю казалось, что у Алияса появилась ещё одна маска.

Эту новую маску эльф очень долго примерял к лицу. Каждый день, отделявший Алияса всё дальше от его прошлого, где было место дракону, помогал ему плотнее приспособить новую личину к изъеденным страданием чертам. И вот она, кажется, подошла правителю Северных Нагорий, сделав Алияса отстранённым и неприступным. Холодным, словно вечный лёд на вершинах Нагорий.

Он стал бледнее, и разговор шёл не только о белоснежной коже. Глаза его давно остыли, спокойная линия губ чертила низ лица, не меняясь, чтобы ни случилось. Казалось, ничто не может потревожить непоколебимое спокойствие, родившееся из пустоты, которую оставил за собой уход дракона.

Единственный момент, когда Борею казалось, будто он видит прежнего Алияса, было время преподавания для маленьких драко. Та же мягкая улыбка, те же крошечные звёзды удовольствия в глазах. Но стоило урокам закончиться, Алияс оставлял порог школы за спиной и снова примерял новую маску.

Расстраивался ли Борей такой перемене?

Ничуть.

Алияс нравился ему любым. Он уже видел однажды, как выживал и перерождался Светлый, чуть не потеряв свою Пару. Тогда всё было тяжелее. Эльф был молод, неопытен, и его жизнь изменилась слишком круто, чтобы он устоял, не упав. Тогда он сгорел дотла и возродился из пепла, словно феникс.

Теперь метаморфоза протекала спокойнее. Едва ощутимо. Будто у Алияса не было сил на перемены, но жизнь никогда не стояла на месте, волоча его за собой и медленно, неумолимо перекраивая таким образом, чтобы у того хватило сил дышать самостоятельно.

Невнимательный взгляд едва ли заметил бы отличие. Пожалуй, многие могли бы сказать, что регент казался более собранным и тихим. Но разве это удивило бы тех, кто знал, какая ответственность лежит на плечах костяного дракона?

Только сам Борей, Фиор и Ганеш видели, как в сознание из долгого забытья приходил совсем другой Алияс. Больше его сердца нельзя было коснуться. Нельзя было увидеть душу. Пустоту внутри заполнил лёд. Твёрдый, обжигающий и неумолимый.

Алияс стал совершенен. Никакие глупые эмоции и дурацкие чувства больше не рябили на поверхности его души.

Борей был сражён этим новым существом и был готов прожить вечность у его ног.

— Я бы хотел попросить тебя, — нарушил тишину Алияс, зацепив драгоценные каменья на мочках ушей.

— Слушаю, — откликнулся Борей.

— Я бы хотел, чтобы ты сопровождал меня сегодня.

— Об этом не нужно просить. Я всегда с тобой, — Борей встал за спиной у эльфа.

— В человеческой ипостаси.

Борей замер на мгновенье. Ещё никогда Алияс не просил сопровождать его в качестве спутника, а не безмолвного защитника!

Голубые глаза спокойно глядели сквозь зеркало — Алияс ожидал ответа.

— Для меня это честь, — склонил он слегка голову, мягко улыбнувшись.

Он очень хотел коснуться открытой шеи рукой, но не позволил себе этого, как не позволял никогда. Алияс был глубоко ранен, и стоило просчитаться единожды, стоило перейти черту — и ему могли этого не простить.

Борей предпочёл ожидать. Он не испортит свой единственный шанс поспешностью, как делают это глупые юнцы. Элементаль прекрасно усмирял плоть, зная, что однажды получит свою награду. И сегодня взгляд Алияса говорил о том, что, возможно, ожидание наконец обретает ощутимые границы.

— Благодарю, — отозвался эльф, одаривая Борея нечитаемой полуулыбкой.

Пожалуй, у нового лица Алияса был один недостаток — больше Борей не мог заглянуть под маску.

Регент-правитель поднялся, выходя в круг комнаты. Единым щелчком убрал из скромной тёмной комнатки яркое магическое освещение. Растворился туалетный столик, ящики которого были полны украшений, подаренных в благодарность за дары жреца. Скрылась из вида дверь в огромный гардероб, хранивший наряды на все случаи жизни.

Не теряя времени, Борей подошёл к эльфу вплотную и предложил руку. Если он хотел спутника, то играть они станут по всем правилам.

Светлый бросил на руку один-единственный взгляд. Помедлил секунду, а затем протянул ладонь, касаясь локтя.

Заклинание не потребовало от Алияса никаких магических меток, никаких слов. Мгновенье, и пара застыла на постаменте перед троном.

Глаза всех драконов, наслаждавшихся вечером, устремились на регент-правителя. Хлипкий в непривлекательной маске, сегодня, и впервые, он был в сопровождении великолепного спутника, явно не имевшего с драконами ничего общего.

Многие были рады сюрпризу, не раз задаваясь вопросом о причинах одиночества Иниса Ивриса. Неужели уродство, скрывающееся под маской, настолько пугающе?

Только один взгляд был полон осуждения и презрения, видя, как белоснежная рука касается незнакомца.

Алияс тоже заметил Ганеш…

Бедная мать, — неожиданно для себя самого посетовал Борей. Видимо, причиной тому была собственная внезапная удача и прекрасное настроение.

Ганеш не могла не скучать и наверняка не понимала, почему за столько времени от сына не было ни единой весточки. Борей посчитал… минула почти сотня лет с тех пор, как он помог Шайсу покинуть Нагорья.

Драконица даже не подозревала, что всем её надеждам на встречу с сыном не суждено было сбыться.

Когда Борей отсылал Шайса, то взял с него нерушимую клятву о том, что тот выполнит поручение и доставит посылку сам или воспользуется одним из торговых караванов в Нагорья.

Клятву нельзя было нарушить, не причинив себе вред, но элементалю не требовался ларец, находящийся в Сильёне. Достаточно было того, что вещь окажется у Шайса в руках.

Он передал посылку гному, прикрываясь личиной дроу. Он обманул Шайса, сказав, что не может покидать Северные Нагорья. Дракон был так юн и наивен, что принял слова на веру. Впрочем, эта деталь действительно казалась не важной.

Сам Шайс никогда бы не попытался вернуться так скоро, в этом элементаль ни секунды не сомневался. Значит, он должен был отослать вещь с караваном. Но, сколько бы торговцев ни пересекало земли северных драконов, ни у одного из них не было дела к элементалю. Произнеси кто-нибудь его имя, он бы услышал везде. Но, к счастью, этого так и не случилось.

Борей не расстроился, не получив посылку. Это говорило только о том, что его очередной расчёт в отношении Чёрного оказался верен.

С той же лёгкостью, с какой он предвидел согласие дракона на предложение покинуть Нагорья и нежелание ответить матери, Борей предположил, что любопытство Шайса, втягивавшее его во многие неприятности, не позволит не засунуть длинный нос в посылку…

Как долго мог блуждать Шайс по империи, чтобы однажды вернуться в родные края? Годы? Столетия? Века? Что будет, когда или если он однажды вернётся?

Борей скользнул взглядом по руке Алияса. На среднем пальце покоилось скромное кольцо белого золота, украшенное прозрачно-голубым аквамарином.

Будет ли талисман настолько же надёжно скрывать нить истинности, как и до совершеннолетия Шайса?

Этого Борей не знал и не собирался выяснять, отправив Шайса за шкатулкой.

Красивая резная вещь, украшенная эмалью, не могла оставить равнодушной. Что же находилось там внутри? Шайс должен был задаться этим вопросом.

Он конечно же не помнил, что уже держал однажды в руках такой же ларец.

Посылка не достигла адресата за сотню лет.

Не появился и Шайс.

Борей бросил сочувствующий взгляд на Ганеш. Это было всё, что он мог предложить матери, отняв жизнь её сына.


* * * | Дракон. Второй шанс | Далеко-далеко за горами…