home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Неожиданность И

Сердце храма наполняла торжественная тишина, нарушить которую осмеливалось только одно существо — жрец Наан. Произнося слова священного обряда, он связывал пару — дракона и драко — навечно.

Влюблённые совсем недавно обрели друг друга и едва держали себя в руках, пытаясь смотреть строго вперед и не мешать жрецу — увы, этого требовал обычай. Но Шайс видел, как крепко рука сжимает руку, и завидовал им.

В своём белом церемониальном убранстве Алияс был безупречен. Тонок, как берёза, и так же прям. Подбородок чуть приподнят, пока взгляд из-под полуопущенных век безразлично взирает на собравшихся. Его неспешный размеренный голос витает над их головами, напоминая о том, кем приходятся друг другу избранники. И вот, каждый может видеть, как переплетаются нити жизни, сияя золотом.

Многие считают особой честью быть приглашёнными во внутренний зал — туда, где совершается таинство. Все одинокие драконы без исключения жаждут отыскать Пару и оказаться на месте счастливчиков. Свободных драко среди приглашённых нет — все они уже связали свою жизнь с кем-то из присутствующих ящеров и потому удостоились чести присутствовать на таинстве другой четы.

Впрочем, один свободный драко в зале всё же присутствует.

По левую руку от Шайса — Правителя Северных Нагорий — стоит верный секретарь, Фиор.

Хотя верным его можно назвать с огромной натяжкой. Фиор с трудом пережил уход обожаемого регент-правителя, тут же поспешив отказаться от почётной должности при его величестве Шайсе Ньернене. Он не желал ничего, кроме как следовать за своим божеством, но новый Правитель не принял отставку, ошарашив и разбив драко сердце.

Всё, о чём мечтал Фиор, это оказаться под крылом Иниса Ивриса. Он был готов выполнять любую работу и не отказался бы убирать ночной горшок бывшего регента, если бы ему позволили оставаться рядом.

Сколько бы сил ни прикладывал Фиор, чтобы его попросту выгнали, Шайс наотрез отказывался отпускать секретаря. Драко не гнушался допускать ошибки в официальных бумагах, беспардонно опаздывал, терял документы, перечил и даже смел огрызаться, но ничто не пронимало толстую шкуру мерзкого ящера.

Не сразу, но довольно скоро у Фиора появились нехорошие подозрения по поводу причины такого упрямства.

Драко не просто так считался находчивым и сообразительным парнем, благодаря чему когда-то сумел получить высокий пост, он быстро припомнил все обстоятельства, связывавшие обожаемого эльфа с наглым выскочкой.

Нет, он нисколько не помнил дела стародавние, а если бы и помнил, то заклинание, наложенное Алиясом, всё равно бы потушило любую ниточку, тянувшуюся между ним и Шайсом. Впрочем, тогда он ещё не появился на этот свет, и вспоминать или забывать было попросту нечего. Однако же, он прекрасно держал в памяти, что и сколько сходило Шайсу с лап, когда тот учился в Академии. И помнил, как добр был к нему бывший регент. И не забыл, как часто Инис Иврис просил о перерыве после визита смутьяна. Фиор не мог поручиться, но, кажется, именно после того, как к всеобщему облегчению дракон удрал из Нагорий, стал меняться и эльф.

Затем он познакомился с Бореем, открывшим ему на всё глаза. Дух ветра (как позже узнал секретарь), не называл имён, но неужели старая история о том, что кто-то предал регента-правителя, вонзил ему нож в спину, могла быть связана с этим жалким и бесполезным драконишкой, чьё исчезновение совпало с глубоким упадком духа бывшего регента?

Фиор не мог поручиться за свои мысли. Не мог ровно до того момента, когда Шайс стал настойчиво расспрашивать о регенте сам!

Сначала драко презрительно думал, что жалкий чешуйчатый понятия не имеет о том, как вести дела, и хочет выведать у секретаря, что должно делать. Но Шайс задавал бесчисленное количество вопросов, касавшихся отнюдь не проводимой регентом политики. Дракон желал знать, что предпочитал эльф на обед и с кем любил проводить время, в каких школах-драко он преподавал, где одевался, над чем позволял себе смеяться и многое-многое другое. Между его вопросами не было никакой связи и логики, но он всё продолжал спрашивать, прислушиваясь к скудным ответам секретаря со всей внимательностью, словно каждая деталь, касавшаяся Ивриса, обладала невероятным значением.

И вот тогда-то на ум Фиору пришла странная догадка: между Инисом Иврисом и этим бедокуром что-то было!

Шайс Ньернен не единожды приглашал жреца Наан на встречи, тот отклонял приглашения раз за разом. Дошло до того, что в сердцах новый Правитель прямо велел Инису Иврису явиться. Но тот легко проигнорировал приказ!

И вот теперь оба они, новый Правитель и бедный секретарь, присутствуют на венчании очередной пары в Храме — единственном месте, где им дозволено взирать на прекрасного жреца, раз уж сам он наотрез отказывается посетить тронный зал, их скромную и невероятно скучную обитель.

— Когда следующее венчание? — ни с того ни с сего однажды спросил Чёрный дракон своего секретаря.

— Э-э, венчание?

— Я непонятно выразился?

Фиор немного растерялся, но всё же отыскал требуемое в записях.

— Через два дня.

— Отметь в списке дел. Я буду присутствовать.

Явление Правителя на церемонии считалось невиданной честью. Драконы долго благодарили Его величество за то, что уделил им внимание. Вот только от секретаря не укрылось, на кого был устремлён взгляд Шайса Ньернена.

Впрочем, сам Фиор смотрел туда же.

После первого визита Правитель удивлял драконов ещё трижды, являясь на священный обряд с удивительной регулярностью. Если бы Фиор не ведал об истинных причинах такого поведения, то решил бы, что таким образом дракон укрепляет собственные позиции на новом месте, и вынужден был бы признать оригинальность мысли, которая, без сомнения, пойдёт тому на руку. Но, наблюдая за Чёрным драконом не один день, Фиор убедился, что решение было вызвано иными причинами, нежели сухой расчёт.

Наконец ритуал подошёл к концу и Пара, разделившая вечность, заулыбалась друг другу, собираясь принять многочисленные поздравления семьи и клана. Фиор следил за тем, как глава клана, едва обняв новоиспечённую Пару, отправился к жрецу с подношением. Инис Иврис поклонился в ответ и принял огромный ларец.

Отсохни язык у того, кто посмел бы обвинить бывшего регента в стяжательстве — всё полученное тот тратил на драко. Пусть эльф и делал это без шумихи, но шила в мешке не утаить: драко прекрасно знали, за что и не чаяли души в эльфе.

Жрец убрал ларец и неожиданно двинулся в направлении Правителя. Дракон, всё это время задумчиво сверливший эльфа взглядом, встрепенулся и выпрямился, ожидая, когда тот окажется рядом. Фиор видел, каким нетерпением горят жёлтые глаза. Видел и понимал — он и сам желал видеть любимого правителя как можно ближе.

Плывущей походкой Инис Иврис, не спеша, сокращал расстояние до трона. Одеяние тихо скользило по плитам, волосы вздымались аккуратным водопадом, переплетённые всполохами эфира. А его лицо — холодное и безразличное, словно высеченное из камня, приковывало взгляд не хуже костяной маски.

Погрузившись в собственное восхищение, Фиор не сразу заметил, что, не доходя трона, Инис Иврис изменил направление. Понял это в самый последний момент, когда Инис Иврис, или Алияс, как он сам просил себя называть, приблизился к нему вплотную.

Драко ойкнул и быстро согнулся пополам в глубоком поклоне, выражая крайнюю степень почтения.

— Выпрямись, Фиор, — просил, не приказывал Иврис. — Как твои дела?

Осчастливленный драко не сразу нашёлся что ответить.

— Спасибо, Ваше величество, хорошо, — с готовностью откликнулся он, когда наконец обрёл дар речи.

— Больше я не величество, Фиор, — напомнил эльф, не обращая внимание ни на что вокруг. — Но я верю, что у тебя всё хорошо, и, надеюсь, что скоро будет ещё лучше.

Преданный ему до мозга костей секретарь, должно быть, собирался спросить, почему скоро его дела пойдут ещё лучше, но жрец неожиданно протянул ему руку, и Фиор, позабыв обо всём на свете, вцепился в живого бога, готовый идти за ним на край света сию же минуту.

— Боюсь, я не могу одобрить кражу моего секретаря, — раздалось за спиной, когда Фиор в сопровождении Иниса Ивриса двинулся прочь. Драко вздрогнул, только сейчас вспоминая о Чёрном ящере.

— Не волнуйтесь, Ваше величество, — Иврис повернулся в пол-оборота, не встречаясь с тем взглядом, — я всего лишь позаимствую Фиора на несколько минут.

Наверное, драко послышался скрежет зубов, но он не успел об этом как следует поразмыслить, гораздо больше его занимал вопрос: что же понадобилось Инису Иврису от его скромной особы, раз уж новой работы ему не видать.

Они обходили драконов, не теряющих возможности поблагодарить жреца за ритуал. Инис Иврис вежливо отвечал, но не задерживался дольше необходимого. Драко был благодарен за это — странные заинтересованные взгляды в его сторону были не слишком приятны.

— Тебя не обижают, Фиор? — поинтересовался бывший регент, продолжая уводить драко в неизвестном направлении.

— Нет, у меня всё хорошо… — А может, это был его шанс? — Ваше величество, если я могу оказаться вам полезным, буду рад выполнять любую работу, — пылко выдал своё тайное желание секретарь, и сердце его замерло в ожидании.

Инис Иврис опустил взгляд на невысокого парнишку, служившего ему долгие годы верой и правдой, и улыбнулся.

— Спасибо, Фиор. Я был бы рад снова поработать с тобой бок о бок.

Надежда проросла крохотными корешками в преданном сердце, когда драко услышал следующие слова:

— Но ты, мой друг, гораздо нужнее на своём месте.

Перемена выражения на лице Фиора не осталась незамеченной.

— Пожалуйста, не печалься, Фиор. Неужели, тебе так плохо при новом Правителе? Может, он заваливает тебя работой?

— Нет, — с досадой ответил драко. — Скорее, он бы справился и без меня.

— Вот как? — удивлённо отозвался бывший регент, на что Фиор уверенно кивнул:

— Это правда. Он продолжает вашу линию по обустройству Нагорий и изменению старого свода законов. Часто советуется с госпожой Ганеш. На следующую неделю созвал Круг, чтобы выслушать мнение других драконов. Вы тоже приглашены, — решил напомнить Фиор, надеясь, что в этот раз жрец явится и у него будет ещё одна возможность увидеть Иниса Ивриса и поскучать о старых добрых временах.

— Если будет время, я загляну.

Секретарь снова упал духом, кажется, готовый разрыдаться.

— Выше нос, мой друг, — подбодрил его Иврис. — Скоро у тебя всё равно появятся дела поважнее пустых тревог.

Фиор уже собирался спросить, о каких таких делах говорит бывший регент, как они остановились у небольшой компании драконов.

— Благая весть, — произнёс вдруг жрец и у драко перехватило дыхание. — Духи благословили ваш союз. Надеюсь, скоро увидеть вас обоих в храме.

С этими словами Инис Иврис вытолкнул Фиора перед собой с необычайной лёгкостью, и он вдруг оказался лицом к лицу с драконом.

Фиор не ослышался?! Только что жрец Наан действительно провозгласил священные слова, как делал это сотни раз, сводя пару вместе?

Возможно, будь он менее поглощён удручающими мыслями, он бы вспомнил, что жрец всегда предлагал драко руку, когда сводил Пару. И, наверное, придал бы больше внимания любопытным взглядам драконов, смекнувших о возможном развитии событий гораздо быстрее. Но Фиор был выбит из привычной колеи, его голова непрерывно гудела от треволнений и страхов.

Оттого он вперился в лицо дракона, названого его Парой так, словно увидел пред собой помесь ежа с кикиморой. Собственно, для Фиора так оно и было. Правда, дракон оказался хорош, но это едва ли могло утешить секретаря, имевшего несчастье повстречаться с этим образцом заносчивости и спеси несколькими днями ранее.

— Доброго дня, господин секретарь, — ехидно улыбнулся дракон, отливавший серой чешуёй. — Не думал, что мы увидимся раньше назначенного вами восьмого дня новой луны.

Фиору стало нехорошо.

Жадар Эграй был главой клана Каменных. В глубокой древности клан звался Серым, но, за отсутствие и без того редких для драконов эмоций, с чьей-то лёгкой руки твёрдый материал пришёл на смену цвету, отражая суть этого семейства как нельзя лучше.

Каменные редко покидали западные пещеры, выбираясь в города только по необходимости и предпочитая магическую переписку личному общению. Но вот их глава, недовольный решением нового Правителя, явился лично.

Жадар не позаботился о том, чтобы назначить встречу, как того требовал регламент, и буквально ворвался в зал, когда Фиор готовил счётные книги и пергаменты для назначенных аудиенций. Чёрного дракона ещё не было, и ему пришлось взять удар на себя. Не звать же стражу только потому, что один хамоватый ящер позабыл о элементарных манерах?!

К тому же Фиор никогда не чувствовал страха перед драконами. Говорить о храбрости было бы неуместным, но у драко имелся приличный опыт обхождения с племенем вечных.

Разговор получился не самый приятный. Закончив обмениваться взаимными «любезностями», Фиор взял свиток и вписал имя просителя в самый конец, намеренно забыв, что всегда оставлял небольшой резерв на случай необходимости. В этом случае, Фиор не разглядел ни малейшей нужды.

Жадар всё же ушёл, бросив напоследок, что споры с драко ниже его достоинства. А ещё обещал не забыть «внимательного обхождения». Сбитый с толку вопиющей наглостью Фиор решил подготовиться к возможности нового нападения и немного разузнал о клане Каменных.

Жадар Бессердечный возглавил клан около тысячи лет назад и с тех пор ни разу не выбирался из своего гнезда. По слухам у него имелся личный гарем из трёх дракониц, две из которых осчастливили его потомством, и двух драконов.

Полигамия давно считалась пережитком Тёмных времён, и потому Фиор скривился на такую гадкую (по его мнению) личную жизнь, ещё раз убедившись, что не ошибся по поводу своего первого впечатления от общения с драконом. Помимо этого драко выяснил, что Каменные занимались производством стекла и утвари. Оказалось, большая часть всего кухонного обихода, которым пользовались в Нагорьях, прибыла именно из пещер Каменных.

Фиор уже был готов упасть в обморок, когда на его плечи опустились тёплые ладони.

— Я очень счастлив, — промолвил Иврис, — что Фиор встретил свою судьбу. Он как никто другой заслуживает самых преданных ухаживаний и обходительного обращения.

Намёк был более чем прозрачен.

— Не сомневайтесь, достопочтимый жрец, Фиор получит должное обращение. — Жадар многозначительно подмигнул драко.

— К сожалению, сейчас Фиор на службе, и я обещал Его величеству не отрывать секретаря от его непосредственных обязанностей.

Лицо Жадара чуть скривилось — новость его не слишком обрадовала.

— Конечно, — процедил он, сузив глаза и пригубив остатки искристого из бокала.

Фиор вернулся по левую руку Правителя ещё более раздавленный.

— Что случилось? — негромко спросил тот, пока одна компания драконов сменялась другой. Словно побитая собака, драко посмотрел на этого чуждого желтоглазого дракона и произнёс не своим голосом:

— У меня есть пара.

Дракон не спеша оглядел его лицо.

— И ты отчего-то не очень этому рад.

— Он ужасен!

Сердце Фиора еле трепыхалось от горечи, а Правитель вместо того, чтобы проявить каплю сочувствия (хотя бы из вежливости), вдруг улыбнулся. Разобидевшись, секретарь отвернулся от гадкой физиономии, ещё раз убедившись, что дракону, никогда не понять чужих тревог.

— Я однажды тоже посчитал, что судьба наградила меня ужасной парой и сбежал, — достигло ушей Фиора. — Ни о чём в жизни я не сожалею больше.

Слова зацепили, и Фиор поднял раскрасневшееся от подавленных слёз лицо. Взгляд нового Правителя был устремлён на Иниса Ивриса.

— Не может быть! — задохнулся драко, стоило сложить в уме два и два.

Шайс Ньернен, это никудышнее величество, по глубокому убеждению Фиора (которому было с чем сравнить), перевёл взгляд на секретаря, давая увидеть то, что было скрыто раньше: боль и тоска наполняли вечную душу дракона.

— Я хочу знать! — вскочив, потребовал драко, забывая, кто именно перед ним. Опомнившись, он смутился и сел на небольшой табурет. Кто он такой, чтобы требовать отчёта, да ещё у Правителя, который, похоже, сел в более скверную лужу, нежели он сам минутами ранее.

— После церемонии, — неожиданно прозвучал ответ, заставивший Фиора удивлённо выкатить глаза.

Там, впереди, жрец Наан продолжал принимать благодарности, Шайсу больше не позволили услаждать взор, атаковав новой порцией совершенно не нужного ему внимания.

Фиор растерянно переводил взгляд с Чёрного дракона на бывшего регента и никак не мог поверить в то, о чём только что узнал. Его взгляд нечаянно соскользнул в сторону, ловя в поле зрения другого дракона.

Жадар, затянутый в иссиня-чёрную кожу с золотыми вставками, стоял напротив. Похоже, его пылкий разговор с Правителем не остался незамеченным. Фиор смахнул наваждение и отвернулся — сейчас у него не было никакого желания думать о каком-то придурке, жизнь и без помощи ящера стремительно разваливалась на части.


Откровение | Дракон. Второй шанс | Правда и демон (часть 1)