home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Начало

Жадар стоял в стороне от шумной толпы, замыкавшей озеро танцующих пар неровным кольцом. Его большой палец неспешно обводил ободок бокала, покоящийся в расслабленной ладони, пока дракон, погружённый в раздумья, резал пространство впереди застывшим взглядом. Он не шелохнулся когда Фиор приблизился вплотную, чтобы поговорить.

Отсутствие реакции со стороны Жадара не осталось незамеченным и в лишний раз убедило Фиора, что дракон затаил обиду.

— Доброго вечера, — прервал молчание драко, складывая на груди руки от лёгкого волнения — после того неудачного утра Жадар едва ли удостоил его несколькими фразами, игнорируя будто нашкодившую домашнюю живность.

За эти долгие недели Фиор попытался разбить возникший лёд, успел обидеться и отправить дракона ко всем духам, но толка из обид не вышло — он скучал, и все его проклятия оставались исключительно в уединении собственных мыслей.

Чем больше проходило времени, тем сложнее становилось выкинуть Жадара из головы. Оставалось диву даваться, как за такой короткий срок Фиор успел прикипеть к едва знакомому существу настолько сильно, что без труда бы послал собственную гордость подальше, если бы Жадар снова явился в его дом без приглашения.

Но дракон больше не приходил.

Они виделись изредка, совершенно случайно сталкиваясь на улицах Верхнего города, в общественных местах и на официальных мероприятиях, посещаемых Фиором по долгу службы. И каждый раз что-то противно екало в груди, когда Жадар удостаивал его приветствием, не выходившим за рамки дежурной вежливости.

Магия истинности страшная вещь, — решил для себя Фиор. Насколько легче ему было бы сейчас, если бы в тот вечер он нашел другой выход? «Духи!» — молча досадовал он, в сотый раз понимая, что желание сохранить в памяти свой первый раз с Жадаром так же сильно, как и вычеркнуть ящера из собственной жизни. Уязвлённая гордость одиноко ворчала в углу.

Ещё больше смущало то необъяснимое чувство счастья, с которым Фиор просыпался по утрам. Полный энергии, с улыбкой на губах, драко раскрывал глаза, чувствуя, как, потягиваясь, за спиной расправляются невидимые крылья…

Это было непривычным и странным, особенно при размышлениях о том, что он сам успел налажать в так и не начавшихся отношениях.

В голову лезли и другие мысли.

Если именно обретение пары стало причиной этого странного необъяснимого счастья (а других, пусть даже эфемерных поводов Фиор не находил), то можно было надеяться увидеть Иниса Ивриса таким, каким он был прежде. Впрочем, всё будет зависеть от того, сможет ли Чёрный осуществить свой безумный план.

— Добрый, — тем временем откликнулся Жадар.

Дракон перевёл взгляд на Фиора с таким видом, будто делал тому невероятное одолжение уже одним тем, что не осерчал за то, что тот посмел его потревожить.

— Прекрасный вечер, вы не находите? — подчёркнуто вежливо, как это делал сам Жадар, завёл секретарь светскую беседу.

— Как вам будет угодно, — без интереса откликнулся Каменный, возвращая внимание танцующим.

— Не желаете потанцевать? — желчно спросил Фиор, понимая, что будучи младшим в паре, да ещё драко, он скорее оскорбляет Жадара, нежели делает ему комплимент.

Дракон снова опустил взгляд. Его каменное лицо в этот момент являлось прекрасным подтверждением закрепившегося над Серыми прозвища.

— Какую цель вы преследуете на этот раз? — спокойно прозвучал вопрос. — Возможно, если я буду знать, какая роль уготована мне в этом спектакле, то смогу сыграть её немного лучше?

Скрипнув зубами, Фиор продолжил:

— Я уже принёс вам извинение за… свою оплошность. И делаю это снова. Я поступил опрометчиво, но я ни в коем случае не думал вас оскорбить.

— Думаю, ключевое слово здесь — не думал, — менторским тоном, заметил Жадар.

— Послушайте!

Несколько голов привлечённых высоким тоном с любопытством обернулись, тут же заставив Фиора умолкнуть. Взгляд драко метал молнии, пресекая внимание зевак. Убедившись, что никакого более интересного развлечения помимо танцев не предвидится, пару оставили в покое.

— Я правда не хотел, чтобы так вышло, — шёпотом добавил Фиор, глядя прямо перед собой. — Но я рад, что ту ночь мы провели вместе.

Перед глазами застыли чужие спины. Толпа медленно колыхалась, перешёптываясь. На повестке дня, по обычаю, значились наряды присутствующих, последние сплетни, лихо кружившие собственные хороводы на устах гостей, последние приобретения, удачно и не очень заключённые союзы.

Поверх чужих плеч мелькали головы танцующих, но Фиор едва ли понимал, что видел, ожидая реакции дракона. Жадар медлил, превращая паузу в нестерпимую бесконечность.

Внутри всё клокотало. Драко резко развернулся, намереваясь сказать, сказать… Он не знал, что хотел сказать, а вернее, знал — он хотел высказать ему всё!

— Я… — Слова застряли в горле — Жадар пристально смотрел на него, скосив взгляд.

Они уставились друг на друга, заставляя время изменить привычный ход.

То, что ощущал Фиор, всего лишь находясь рядом со своей парой, глядя в его глаза и чувствуя, как сердце бьётся в унисон с сердцем дракона, было неописуемо.

Наконец Жадар отмер и протянул ему свой бокал.

— Подержи.

Словно заговорённый, Фиор взял бокал из рук дракона, продолжая глазеть на лишённое эмоций лицо. Жадар развернулся, прошёл через толпу и утонул в потоке летящих пар.

Стоило дракону скрыться из виду, как наваждение развеялось, и Фиор, прокладывая себе тот же путь, что и дракон минутой ранее, выбрался к танцующим.

Жадара он отыскал сразу. Тот уже успел приблизиться к одной из пар, привлекая к себе внимание.

С такого расстояния невозможно было понять, о чём они беседуют, но вот Борей отошел в сторону, уступая руку Ивриса. Жадар учтиво улыбнулся жрецу и обнял того за талию.

У Фиора остановилось сердце.

Что задумал дракон?

Неужели он был оскорблён настолько глубоко, что выдаст их заговор, пуская все труды насмарку?

Вот он говорит о чём-то с Иврисом… у драко подкосились ноги.

Он выдал тайну Жадару, не спросив на то позволения, будучи уверенным, что может рассчитывать на свою Пару.

Что же он наделал…

Почувствовав на себе пронзительный взгляд, Фиор растерянно огляделся. От волнения всё плыло перед глазами, но вот один из силуэтов выделился из толпы, обретая всё более осязаемые черты.

Шайс Ньернен смотрел на драко с немым вопросом, на который Фиору нечего было ответить — он понятия не имел, о чём разговаривает Жадар с Иврисом. Оставалось только ждать.

— И какой же совет вам понадобился? — спросил Светлый, стоило Жадару повести в танце.

Элементаль не хотел оставлять свою добычу без присмотра, но Жадар намекнул, что его личные дела представляются ему самому не в лучшем свете и он будет благодарен за совет. Против такого Светлый не смог устоять и отправил своего соглядатая подальше.

— Увы, Фиор никак не желает принимать новую жизнь. Вздорный и непослушный мальчишка играет в игры, бегая от судьбы, а когда я наказываю его за это, винит меня во всех смертных грехах, называя бессердечным.

— О чём вы? — Светлый выглядел взволнованным. — Что значит наказываете?

На миг Жадар набросил на себя озадаченный вид.

— То и значит. Старший муж наказывает младшего по собственному усмотрению за провинности. — Дракон не упустил момент, когда по спине Светлого прокатилось едва заметное напряжение, и подлил масла в огонь: — Не могу же я терпеть нежелание младшего удовлетворять мои естественные потребности.

Светлый запнулся, и Жадар, не теряя возможности, будто случайно обнажил запястье на котором красовался брачный браслет.

Голубые глаза заволокло холодом — намёк Жадара на насилие достиг цели.

— Вы отвратительны, — Сколько презрения было написано на совершенном лице. Светлый остановился, вырвав руку из лап дракона. — Я запрещаю вам приближаться к Фиору, — ледяным тоном произнес он.

Жадар сократил разделившее их расстояние уверенным шагом, и до того, как Борей успел вмешаться, прошептал на ухо:

— Кто ты такой, чтобы запрещать мне делать с моей Парой то, что я пожелаю?

В этот момент Жадар сделал ещё одну вещь. Перед тем, как отпрянуть, он посмотрел прямо на Фиора, прекрасно зная, что драко ни за что не оторвёт от него глаз, и произнёс одними губами: «сейчас».

— Ваша компания тяготит моего друга, — услышал он ожидаемый голос.

Выпрямившись, Каменный окинул элементаля оценивающим взглядом. Борей вырос из ниоткуда непоколебимой скалой, готовый защитить своего избранника.

— Какая наблюдательность, — заметил Жадар, сочившимся ядом голосом. Воздух вокруг дракона завибрировал.

— Не нужно. Господин Жадар как раз собирался откланяться, — кажется Алияс предостерёг своего друга от поспешных решений.

Свист в ушах дракона стал утихать.

— А послушанию позавидовал бы и цепной пёс.

Порыв ветра ударил в лицо.

— Перед тем, как господин Жадар откланяется, — сталь звенела в голосе элементаля, — мы немного побеседуем… в воспитательных целях.

Иврис хотел возразить, Жадар с лёгкостью читал это на чужом лице, но, видимо, не пожелал оскорбить своего компаньона исключительным влиянием которым располагал, и счёл лучшим промолчать. Впрочем, эта могла быть его месть за Фиора.

— С удовольствием подышу свежим воздухом. — Беззаботность ящера вызвала на лице элементаля кривую усмешку. Должно быть, дух серьёзно полагал попортить ему шкуру.

«Какая наивность», — покачал бы головой Жадар, но это было лишним — дракон предпочитал рассчитывать свои партии хладнокровно.

— После вас, — учтиво предложил он.

Смерив заносчивого ящера уничижительным взглядом, Борей двинулся по направлению к выходу. Он не задержится надолго — только попортит одну мерзкую серую шкуру, а потом Алияс подарит ему ещё множество танцев.

Элементаль не успел сделать и десяти шагов, когда понял, что вдруг перестал ощущать ауру Алияса. Резко развернувшись, он бросился назад, к тому самому месту, где несколькими секундами ранее оставил его.

Эльфа нигде не было. Вместо него он обнаружил несколько пар глаз, глядящих на него с самыми разными чувствами. Злость, раздражение, презрение, агрессия и жажда мести — вот, что было написано на лицах его недругов.

Ганеш, Асаба, Эриб, Осана, Янгус, Кинето; семья и друзья — все были здесь.

Они все знают, — понял Борей, оглядев каждого по очереди. — Где он? — сдерживая ледяную ярость, задал элементаль единственный вопрос.

Они застыли друг напротив друга словно в сосредоточении урагана, закручивавшего свои буйные петли вокруг.

Шайса тоже нигде не было.

Неожиданно в поле зрения Борея попал секретарь.

Фиор стоял рядом с Осаной, глядя на него исподлобья — значит, они переманили его на свою сторону… а тот в свою очередь использовал Каменного.

— Если ты не скажешь, где он, — обратился Борей к дракону, застывшему за его спиной, — мне придётся сделать то, чего бы мне не хотелось делать.

Возникший из воздуха матовый хлыст со свистом рассёк замёрзший воздух и потянулся к Фиору.

— Не так быстро, — остановил его Жадар, когда голодный язык ветра почти лизнул лицо драко.

Борей окаменел.

Почему он послушался дракона?

Почему не может пошевелиться?

Жадар обошёл его по кругу, сложил на груди руки, а затем оперся подбородком на тыльную сторону ладони так, чтобы Борей видел причину своего неожиданного повиновения.

На мизинце дракона красовалось кольцо. То самое, которое он преподнёс Алиясу. С помощью кольца Борей мог отыскать эльфа где угодно, чувствуя его нити жизни.

Подлый ящер посмел снять подарок с чужого пальца! Он поплатится за это, — поклялся Борей, думая, как вернуть украденное, ведь у кольца были и другие особенности, и о некоторых из которых Жадар, судя по всему, знал.

Владелец кольца обладал властью над элементалем.


Правда и демон (часть 6 — заключительная) | Дракон. Второй шанс | Серый