home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 1 Приглашение

Вечером Киру сообщили, что Император желает его видеть.

Кир направлялся в главный кубрик, поглощенный раздумьями — для чего он мог понадобиться владыке? Парень даже на секунду не мог предположить, что понимает действия Императора. К примеру, взять хотя бы выборы наместника. Почему так трудно принять решение и выбрать кого-то одного, ведь обычно Императору были неведомы сомнения, и, как позже оказывалось, выбор всегда был наилучшим.

— Войдите, — раздался спокойный отчётливый голос и пластиковые двери гладко разъехались в стороны.

— Добрый вечер, — вежливо поприветствовал Императора Кир, входя.

— Добрый, — лёгкая улыбка была красноречивей любых слов.

Кир до сих пор не мог понять, почему к нему так относятся, ведь, несмотря ни на что, он был фризийским бастардом, не знавшим своего отца, да и на собственную планету путь для него был закрыт. Почему же Император выбрал его в качестве кандидата на трон Империи?

— Присаживайся, — Император жестом указал на кресло напротив. — Чаю?

— Нет, спасибо. — Ему была неприятна сама мысль, что кто-то будет ему прислуживать, не говоря уже о самом Императоре.

— Понимаю, — со вздохом, откликнулся правитель. — Но если ты станешь преемником, вся галактика будет в твоём подчинении. Все будут внимательно взирать на тебя, ожидая повелений.

Это уж точно. Но Кир старался как мог отгонять от себя эти мысли. После финального испытания он принял решение — он будет продолжать борьбу и это станет его дорогой, вот только совсем не потому, что ему хотелось стать подобием древнего бога и распоряжаться людскими судьбами.

Кир старался не думать об этом сейчас, чтобы не привлечь внимание Императора, но, вопреки его усилиям, лицо Санара-Санары не прекращало мелькать в подсознании.

— Вот как! — Брови Императора слегка подёрнулись. — Ты готов следовать непосильному пути просто для того, чтобы помочь другу?

Император явно читал его мысли. Кир смутился и опустил глаза. Наверное, это было недостаточной причиной для того, чтобы продолжать бороться за трон.

— Ты ошибаешься, — тихо ответил повелитель на невысказанный вопрос. — Эта причина также благородна, как и любая другая. Тот, кто хочет помочь всем, на самом деле представляет свою семью, друзей, товарищей, замученный усталый народ или простую старушку, продающую хлеб в доме напротив.

Кир прямо и открыто смотрел на Императора, чувствуя спокойствие и освещённость выбранного пути. Ведь он и так ощущал всем сердцем, что его желание искреннее, и не находил в нем ничего зазорного. Но с кем ему было поделиться, да и решился бы он? Услышать слова поддержки вдруг оказалось важным.

— Что ж, — Император откинулся на спинку кресла, — поскольку речь зашла о Санаре, я бы хотел передать тебе вот это.

В руке властителя, словно бы из ниоткуда, появился белый конверт. Кир быстро заморгал: его смутило, что он так глубоко задумался, что не заметил элементарных движений. Он поспешил взять конверт из протянутой руки.

Бумага оказалась плотной и шершавой на ощупь. На лицевой стороне было выведено имя Кира под узорчатой золотой надписью: «Приглашение».

— Что это? — не ломая печать, спросил фризиец.

— Это приглашение на бал, — ничего не выражающим голосом ответил Император. — Через неделю правитель Мириона даёт званный вечер в честь того, что Санара успешно прошла выпускное испытание, ну и заодно чтобы поблагодарить народ.

— За что?

— Официально — за доверие его высочеству князю Форосу Нереиду, отцу Санары, хотя стоит отметить тот факт, что единственная причина, по которой власть все ещё при нем, это то, что Санара, как и ты, является претенденткой на трон, иначе… — Император оборвался на полуслове и, тяжело вздохнув, устремил взгляд в иллюминатор, за которым простиралась необъятная чернота вселенной.

— Все так плохо?

Кир уже слышал о тяжёлом положении отца Санары, который, в сущности, обманул всех, выдав дочь за наследного принца, и теперь неприятная правда всплыла наружу, грозя всему роду Нереидов ужасными последствиями.

— Ты должен понимать, что каждый народ, населяющий нашу галактику, имеет свою культуру и свой путь развития, в который никто не имеет право вмешиваться. Население Мириона всегда относилось к правящему кругу с большим почтением и восхищением. После того, как власть перешла к Нереидам, народ забыл о голоде, и мало-помалу планета стала процветать, сбросив с себя иго Мелитов.

— Значит, люди должны быть благодарны отцу Санары, разве не так?

— Конечно, это кажется логичным, но давай не забывать, что правитель без наследника, по мнению любого мирионца, сравним с калекой и не способен нести бремя власти. Не имеет никакого значения, как плохо мирионцам жилось при предыдущей королевской династии, то время — дела давно минувших дней. Однако закон, который любой житель Мириона приучен чтить, гласит, что власть передаётся по мужской линии и никак иначе. К тому же Форос всех так долго обманывал, что так просто ему это с рук не сойдёт.

— Если Санара не станет Императрицей, — Кир запнулся, ему было неловко напоминать о том факте, что скоро Император их покинет, — что тогда? Их навсегда изгонят?

— В лучшем случае, — Император перевёл взгляд на Кира, смотрел не моргая, тяжело и властно, — ложь Фороса будет воспринята как государственная измена. Наказание за такое преступление — смерть.

Кир неосознанно сжал подлокотники.

— А Санара?

— Что ж, нельзя сказать с уверенностью, как решат судьи, ведь огромное значение будет иметь воля нового властителя.

— А Вы? — взволнованно наклонился к Императору Кир. — Вы сможете её защитить?

Сердце глухо стучало в груди, он был на сто процентов уверен, что, став правителем, дядя Санары не пощадит никого, помня, как власть уже единожды уплыла из его рук на несколько столетий.

— Кир, тебе пока сложно понять, но все же знай, что каждый народ и каждая культура имеют право развиваться своим собственным, уникальным путём…

— Убивая друг друга? — парень не поверил своим ушам. — Но ведь вы затем к нам и прилетели, чтобы спасти?

— И вы живы, — спокойно, все так же глядя в глаза, ответил Император. — Но как вам жить, решать вам. Если вы считаете, что прежние правители недостойны жизни — это ваш выбор, если вы думаете, что кто-то заслуживает прощения — спасите. Каждый народ и человек выбирает сам, я лишь сила, не позволяющая вам уничтожать все вокруг, а в каком мире жить — выбирайте.

Кир тяжело дышал, он ни за что не хотел соглашаться с Императором, но возразить было нечего. Он тяжело откинулся в глубину кресла и, все ещё впиваясь в подлокотники, размышлял над тем, что только что услышал.

— Не торопись, Кир, — прервал тишину владыка. Его лицо было отстранённым, словно маска, выточенная из мрамора, — ещё есть время для важных решений.

Кир, хмурясь, поднял взгляд.

Эта новая головоломка казалась не легче предыдущей. Да и как тут что-нибудь понять. Голова шла кругом от осознания того, что Санару и всю её семью могут лишить жизни, и лишь то, что она претендент, пока даёт небольшую отсрочку.

Или нет, подождите, если бы не гонка за престолом, никто бы и не узнал, что она девчонка, и целая планета все ещё дремала бы в неведении, грозящем продлиться вечно. Но ведь если бы Санара не прилетела тогда на «Альфу», Кир не стал бы с ней дружить и его совсем бы не беспокоило, что кому-то скоро отрубят голову.

Киру стало совсем нехорошо.

Он услышал, как двери в каюте снова разъехались, и через пару секунд раздался тонкий дребезг сервиза.

— Думаю, тебе нужно выпить чаю, — тоном, не принимающим отказа, произнес Император, возвращая Кира в реальность.

Автоматически вытянув руку, он поймал ушко фарфоровой чашки и, не задумавшись, сделал глубокий глоток. Горло тут же обожгла горячая жидкость, Кир пришёл в себя и, раскрыв рот, стал с жадностью втягивать прохладный воздух.

Император сидел, прикрыв веки, и с удовольствием втягивал пряный аромат чая, паром слетавший с поверхности — замешательства собеседника он, казалось, и вовсе не заметил. Киру вдруг почудилось, что и не было никакого разговора и уж, тем более, никто не думал о смерти.

Чашка Кира почти опустела, когда Император снова заговорил:

— Ты так и не сказал, принимаешь ли ты приглашение.

Кир только сейчас отыскал взглядом конверт, лежащий на краю чайного столика.

Разве у него и вправду был выбор? Как бы ни хотел фризиец забыть обо всем и просто уйти, он уже стал другом Санаре и решил бороться за престол вместе, так какой ещё ответ он может дать? Кир потянулся за конвертом.

— Хорошо. Адерон летит с тобой в качестве сопровождающего. Дальнейшие детали тебе сообщат позже.

Кир понял, что разговор окончен и, поставив чашку на поднос, встал.

— Спокойной ночи, Император.

— Спокойной ночи, Кир.

Неторопливо возвращаясь в каюту, Кир автоматически находил дорогу. Ему казалось, что мощная невидимая воронка засасывает его все глубже в невидимую бездну.

«Стоп!» — мысленно приказал себе он и остановился. Стена спокойствия окружила сознание и, моргнув, он уже полностью владел собой. Мысли выстраивались в цепочку, защищённые древней фризийской техникой.

Да, воронка не оставляла ему ни единого шанса. Как бы он ни старался выбраться наружу, он сам нырнул в воду, а значит, не ему обвинять судьбу в несправедливости. Пусть сначала это был просто приступ решимости попытаться изменить жизнь, приняв соревнование, ставка в котором Империя.

Но сейчас фризиец чётко представлял, что на кону жизни людей, близких ему людей, и Император уже дал понять, что вмешиваться не станет. Получается, утонет ли Кир или нет, не зависит только лишь от него самого.

Вся серьёзность происходящего наковальней обрушилась на его сознание, и, не будь оно защищено, это стало бы внушительным ударом, на преодоление последствий которого ушло бы время, но Кир продолжал выстраивать цепочку, не позволяя себе остановиться и отпустить край. Как ему выбраться и спасти тех, кто ему дорог? Вот вопрос, на который ему следовало найти ответ. Все остальное — глупые волнения.

Очевидно, что выберется лишь тот, кто хорошо плавает, а это требует усиленных тренировок, так чем же занимается Кир? Бездельем, потворствованием собственной хандре?

Кир плотно сжал губы, досадуя на себя, и, дойдя до следующего поворота, свернул в противоположную от жилых отсеков сторону. Он направлялся прямиком в спортзал, где собирался приводить себя в форму следующие два часа. Затем на очереди была библиотека…

Глубоко за полночь парень вернулся в каюту и, дойдя до кровати, тяжело рухнул лицом в подушку. Последняя его мысль была о том, что больше он не собирается терять ни минуты драгоценного времени, и если впереди ждёт борьба, то он не сдастся так просто.


Сергей Барк КАК Я ПРОВЕЛ ЛЕТО! | Как я провел лето! | Глава 2 Мирион