home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15 Сила или..?

Кир не удивился поняв, что Бат-Ям не простая русалка.

— Мой повелитель, — обратилась она к Киру, — ты доказал, что достоин, и теперь в окружении наших соплеменников я вручу тебе силу.

Кир не чувствовал ни радости, ни предвкушения, словно этот момент был предрешен много дней назад, и у него было море времени свыкнуться с этим.

Бат-Ям сняла с шеи подвеску, сияющую оранжевым и, взяв ее в руки, начала шептать что-то на непонятном языке. Они остались с Киром вдвоем, остальные замерли в тишине, не смея нарушать важный ритуал ни единой мыслью.

Речь Бат-Ям полилась быстрее, напористее, медальон засветился ярче, пока не нарушил пространство маленькой ракушки и не стал поглощать окружающее пространство.

Свечение коснулось Кира, и он почувствовал, как бесконечная мощь наполняет каждую клеточку его тела до пределов. Сила уже заполнила его, но продолжала нарастать, причиняя боль. Кир мгновенно представил белую точку света и, растянув ее до размера сферы, укрылся в ней.

Кир ощущал, что поток силы не истощался, и вот уже капилляры на его руках и груди треснули, оставляя ярко-красные звездочки и полоски. Кир не ощущал боли, но прекрасно понимал, что его тело с трудом выдерживает давление, ещё чуть-чуть, и сила может разорвать его на части.

Кир покинул сферу, схлопнув ее вокруг себя словно воздушный шар. Раскалённая боль обожгла разум, лишив на секунду способности мыслить здраво. Но это был не первый раз агонии и муки; Кир медленно сжимал кулаки, пытаясь собрать силу в единый поток, не давая ей свободно растекаться внутри. Словно гигантскую нить, он мысленно обматывал ее вокруг себя, делая из нее кокон, организуя в личном пространстве, виток за витком, виток за витком.

Он не представлял, сколько ещё ему нужно поглотить, но он не уступит, он не потеряет контроль. В этот момент Кир почувствовал, что двумя руками сжимает эту нить, и она, въедаясь в его кожу, становится с ним одним целым, оставляя золотые отметины на коже.

Энергия уплотнялась, собираясь вокруг него и закрывая его тело почти полностью, а затем вдруг потянулась внутрь, и Кир видел скорее сознанием, как по рукам она поднимается все выше, все ближе к разуму, затопляя остатки самоощущения, делая его частью себя.

Все исчезло.

Кир находился посередине арены совершенно один, но он чувствовал Бат-Ям чуть позади, на самом краю, он слышал и ощущал присутствие каждой русалки и тритона, пришедших посмотреть на нового короля.

Он видел каждое живое существо, снующее и живущее в своем ритме в бескрайних водных массах; все дышало и шевелилось в сознании Кира, он словно сам стал водой, окружавшей каждую живую клеточку в океане, но он также был водой внутри них, чувствуя, как бьются их сердца и движется кровь. Если бы он только захотел, любое из этих существ прекратило бы существование в тот же миг, в ту же секунду, кровь бы остановилась в их жилах и сердце погибло бы.

Кир был восхищен этой властью, его как будто стало много, как будто он заполнил собой целую планету: в каждом движении волны, каждом потоке течения, в каждом пузырьке пены был он, не важно как далеко это было; ощущение пространства исчезло, превращая все в понятие «здесь».

Он кожей ощущал, что к нему приблизилась Бат-Ям.

— Мой господин, вы счастливы?

Теперь русалка казалась ему понятной и родной. Он больше не воспринимал ее как нечто отдельное и самостоятельное.

— ДА, — ответил Кир и почувствовал, как слово волной разошлось вокруг, вспыхнув в сознании миллиардов обитателей морских пучин.

— Мы тоже счастливы, — Кир чувствовал искренность ее слов, — сегодня состоится праздник в вашу честь…

Кир перестал слушать, нет, скорее, он внимательно слушал каждое ее слово, но словно бы параллельно в его сознание вливался ещё чей-то поток мыслей. Он был неразборчив и тих, словно отдалённо касаясь края сознания.

Кир слышал зов, пусть и приглушенный миллионами кубометров воды, но все же зов. Было в нем что-то настойчивое и одновременно грустное, печать касалась водной поверхности и эхом разлеталась вокруг.

«Кир» — резонировало в его сознании, он поднял голову словно вырвавшись на миг из пут спокойствия, крепко окутывающих его душу.

— Ваше величество, — обратилась к нему Бат-Ям, и Кир потерял этот голос вдалеке, — вы меня слышите?

Пауза.

— ТЫ СОМНЕВАЕШЬСЯ ВО МНЕ?

Кир, кажется, был недоволен, что его оборвали, но тут же забыл об этом и снова вернулся на арену.

— Я не смею даже помыслить о подобном, — ответила Бат-Ям.

Кир видел, как внимательно она вглядывалась в него, изучающе, остро. Он смотрел прямо в ее стеклянные глаза, давая знать, что больше она не сильнее его, что он стал ее повелителем.

Бат-Ям потупила взор.

— Давайте вернемся во дворец и будем ожидать праздника.

Кир снова находился в жемчужной комнате, ласкаемый светом и блаженством, он чувствовал, что так он может провести вечность и почему-то осознавал, что мысли его верны. Он не исчезнет ни завтра, ни когда-либо, он вечен словно сам океан, а энергии жизни хватит на долгие-долгие столетия.

Водная гладь будет продолжать непрерывающийся поток бытия, обновляясь и продолжая свое неспешное течение вперед, затем возвращаясь к началу и повторяя оборот. Киру было приятно ощущать внутреннюю и внешнюю гармонию одновременно. Он подолгу путешествовал в своем сознании по вверенным ему владениям, наблюдая за морскими обитателями.

Вот краб отшельник старательно прячется в своей скромной ракушке от опасности вокруг. Его маленькое сердечко напряженно стучит, отдаваясь в сердце Кира. Краб осторожен, он начеку, он не движется, чувствуя враждебность в течение воды, он замер и ждет.

Мимо проплывает хищная рыба, краб превращается в камушек, ничем не выдающий свое присутствие. Рыба, разрезая воду, движется дальше, но маленькое существо все ещё в оцепенении, не доверяя ничему вокруг.

Рыба плавает в поисках пищи, какой-нибудь малой рыбешки, не успевшей укрыться от хищника в зарослях водорослей. Она видит малька и, кидаясь вперед, проглатывает незадачливую мелочь. Кир ощущает удовлетворение хищницы так же ярко, как и искорку ужаса маленькой твари в последний раз.

Удивительное чувство, многогранное и насыщенное, полностью владеет сознанием Кира. Он поглощен этим новым увлекательным миром: и как он раньше этого не замечал? Разве он не знал об этом?

Не совсем, просто раньше это его не беспокоило…

А что же беспокоило?

— Мой повелитель, — обратилась к нему Бат-Ям, вплывая в жемчужную комнату, — праздник начинается, и все с нетерпением ожидают вас.

И это было правдой. Когда Кир выплыл из дворца, тысячи русалок сновали по площади, кружась в вихре танца и веселья. Он ощущал их радость как свою собственную, словно касался оголённых проводов их чувств. Он уверенно пронесся мимо своих подданных и влился в водоворот, уносимый множеством ярких плавников. Кир полностью расслабился, позволяя воде управлять им, поглотить его. Как чудесно, как блаженно…

«Кир».

Повелитель замер.

Да, кажется, его когда-то так звали.

Остановившись посередине беснующихся от веселья рыб, Кир прислушивался. Далеко-далеко, там, где ему не хотелось быть, кто-то думал о нем. Он слышал плохо, словно этот кто-то не являлся частью океана, но мог коснуться его души. Немой призыв покорял пространство и пробивался сквозь новую стену его гармонии.

«Кир!» — Теперь он слышал четче, громче. Этот голос показался ему знакомым, приятным, желанным и дорогим.

Что это?

Кир развернулся в сторону, откуда доносился призыв и немного проплыл вперед.

Бат-Ям преградила ему путь.

— Мой господин, вас что-то беспокоит? — Сверля его взглядом, спросила русалка.

Кир не думал, он просто смотрел в ее глаза.

Ему опять было хорошо, и тревожный зов покинул его сознанье.

— ВСЕ ПРЕКРАСНО, — не врал Кир.

— Тогда вернемся на праздник, — повелительным тоном разнеслось в его сознание.

— Я САМ РЕШАЮ, КОГДА И КУДА Я ВОЗВРАЩАЮСЬ, — шепотом жег ее мозг Кир.

Он не позволит ей или кому бы то ни было распоряжаться им.

Кир лишь слегка сдавил ее тело водой снаружи, но русалка не просила пощады. Тогда он усиливал давление, до тех пор, пока не почувствовал, что ещё немного, и сердце ее взорвется как спелый фрукт. Но и тогда Бат-Ям не проронила ни слова. Кир закружил ее в водовороте, похожем на смерч, режущим и не дающем дышать.

Русалка молчала.

Кир смотрел ей в глаза, сверкая ледяной сталью.

Он заставил ее кровь течь медленней, причиняя смертельную муку, выворачивая ее изнутри.

Лицо русалки искривилось от боли.

— Хватит! — попросила она.

Кир мгновенно отпустил хватку, что ж, она поняла урок.

Медленно развернувшись, он двинулся к собратьям, приветствуемый ликованием и восторгом.

Жемчужина ласкала взор Кира, услаждая его сердце. Разве он когда-нибудь знал нечто, стольже совершенное и прекрасное? Странно, но при этой мысли он ни сразу ответил нет, будто споткнувшись о что-то.

Нет, определенно нет, — решил он для себя.

«Кир!» — его оглушило на мгновение.

Снова этот голос.

Сколько боли и тоски слышалось в нем. Влечение касалось самого сердца Кира.

Что это?

«Кир, ответь мне!» — она требовала, чтобы он пришел, пришел сию же секунду, словно знала его очень хорошо.

Кто же она?

Киру было очень интересно.

И почему зовет этим странным именем?

Ведь все звали его повелителем, государем или хозяином.

Может, нужно проверить самому?

Кир направлялся к выходу, когда прямо на пороге выросла светлая русалка.

— Вам что-нибудь нужно, повелитель?

Кир остановился.

— Если у вас есть какое-либо приказание, я незамедлительно его исполню.

Бат-Ям пыталась заглянуть ему в душу.

— Разве вы не обладаете всем на свете? — Тихо пела русалка. — Все, что вокруг, принадлежит вам.

И это было истиной.

— Вы счастливы и блаженны.

И это было так.

— Вы владеете силой.

Абсолютно.

— СИЛОЙ… — резонировало в сознание Кира.

Он не желал, чтобы русалка заглядывала в его мысли и в мгновение ока опустил белую стену, скрывающую разум.

«Сила… да, он был самым могущественным на свете. Он сам этого хотел и желал. Всегда, сколько он себя помнил.»

Кир повернулся к жемчужине, игнорируя русалку.

«Но зачем, ему нужна была сила? Для чего?»

Кир не мог этого припомнить.

«Сила нужна, чтобы завоевывать или защищать», — рассуждал Кир, — «так зачем же она ему?»

«Завоевывать? Но что? Все и так принадлежит ему. Защищать? Кого?»

Этот вопрос показался Киру верным, и его душа откликнулась гармонией и удовольствием.

«Да. Наверное, я должен кого-то защищать.»

Он обернулся и посмотрел на Бат-Ям, та напряженно за ним наблюдала из прохода.

«Нет. Ей не нужна защита. А океан и так переполнен силой. Мой народ не страдает. Так кого я должен защищать?»

«Кир!» — резонирующая боль прошла по телу Кира, крича о чьем-то страдании и муке. «Вернись! Слышишь?!»

Он ощущал всем своим существом, как кто-то горько плакал, и эта соль, которую он так явно чувствовал на языке, была не той, что наполняла океан. Эта была соль сердца, соль души.

Он должен был вернуться, он был обязан это сделать, не потому что этот кто-то повелевал, а потому что кто-то умолял, и сердце Кира вторило мольбе, приводя его в движение.

Сила была нужна ему, чтобы защитить это существо.

Только его.

— С ДОРОГИ! — Рявкнул Кир. И Бат-Ям не рискнула перечить.

Кир пулей вылетел из дворца и устремился туда, где его ждали. Рассекая водные массы, он был словно привязан к этому пути и ощущал, что уже не может повернуть обратно. И чем дальше он удалялся, тем беспокойнее ему становилось.

Океан все так же продолжал жить своей жизнью, размеренной и спокойной, но вот его собственная, словно привидение повисло в стороне, что-то не принадлежавшее воде, нечто иное, только его.

Кир все плыл и плыл, не зная, сколько прошло времени, но все больше убеждаясь, что решение было верным, правильным: он должен был поступить так, ему казалось, что он собирался поступить так с самого начала. Так почему он столько тянул?

Его сердце стучало все глуше и тяжелее, но не от усталости, а от нарастающей тревоги и беспокойства.

Он несся на всех парусах, гонимый чувством скорой потери, будто опаздывая куда-то.

«Кир» — еле слышно, словно прощание донеслось до него.

Нет! Он не опоздает, иначе зачем ему вся эта сила?

Кир мыслью привел толщу воды в движение и уже не плыл, но несся словно в гигантской трубе пробивающей сносящим потоком воды океана. Очертания вокруг стерлись, а тело испытывало невероятное давление, но Киру было все равно, его ничто не остановит.

Внезапно поток изогнулся, унося Кира вверх, и он снова увидел солнце.

Выше горизонта едва брезжил рассвет, окрашивая берег розовыми красками. Кир похлопал глазами и почувствовал, что ему просто необходимо вдохнуть.

Свежо. Прохладно. Пахнет рыбой.

Кир увидел, что вода словно фонтан поднимает его на многие метры вверх прямо у набережной Харибды, откуда масса народа взирает на него с ужасом и восхищением. У самой воды, на небольшой площадке, балкончиком нависшей над волнами, Кир увидел ее. Ту, ради которой явился, ту, которая звала его.

Санара.

Как же он мог забыть?! Кир понял, что морские чары, Бат-Ям и жемчужина просто одурманили его, похитив и сотворив себе нового правителя… или раба.

Санара смотрела на него широко распахнутыми глазами, чуть приоткрыв рот. Ну не было его пару дней, чему так удивляться?

Да и что они все так рано делают здесь?


Глава 14 Арена | Как я провел лето! | Глава 16 Свадьба