home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 2 Мирион

— Кир, иди-ка лучше в свою каюту и выспись хорошенько, — сняв очки и потирая переносицу, попытался уговорить фризийца Адерон, Первый советник Императора.

— Пожалуйста, ещё одну партию, — почтительным тоном попросил сидевший напротив подросток, выдавая упрямую настойчивость.

Первый советник позволил себе едва заметную улыбку.

Вот уже вторую неделю Кир неотступно преследовал его, прося поиграть с ним в шахматы. В первый раз советник согласился с лёгкостью, думая, что это будет парню только на пользу, и из вежливости пригласил поиграть ещё как-нибудь. С тех пор Кир ежедневно приходил к нему, зная время, когда Адерон был у себя, и даже если Первый советник был не в настроении, Кир лишь смотрел ему в лицо, упорно повторяя просьбу, пока тот не соглашался.

— Последняя партия, — предупредил советник, позволив Киру вернуть шахматы на исходные позиции. Кир уставился на доску с лёгким оцепенением, говорившим, что игра началась. — Ты ходишь.

Кир мгновенно очнулся — впервые ему предложили сделать ход, но не никак решался спросить, почему.

— Забавно иногда ты показываешь навязчивость, переходящую в настырность, но сейчас достаточно скромен, чтобы промолчать, — Адерон усмехнулся.

— Простите, — ответил Кир, не придумав в ответ ничего более подходящего.

Адерон долго смотрел на Кира. Его словно бы притягивала натура подростка. Сколько всего он видел в этом юнце, сколько прекрасных задатков, требующих внимания и развития; но иногда Кир совершал пусть и простые, но все же не находящие никакого объяснения ошибки.

— Зачем ты пришёл ко мне? — задал давно интересующий его вопрос советник.

— Чтобы играть в шахматы, — Кир сглотнул.

— Не увиливай от ответа, — протянул Адерон.

Кир поёрзал в кресле. Он предполагал, что этот вопрос возникнет, но все же надеялся на большую отсрочку.

— Я решил оттачивать своё мастерство в игре, — замолчал Кир на мгновенье, думая, как бы наилучшим образом объяснить то, что вертелось на языке. — Просить Императора я не стал, он слишком занят и часто отсутствует с официальными визитами. Другой человек, который отлично играет в шахматы — капитан. Он был не против помочь, но предупредил, что, сколько бы мы ни тренировались, мне, как и ему, никогда не удастся вас обыграть. И тогда я пришёл к вам.

Адерон фыркнул, подумав, что старый плут решил ему отомстить за постоянные проигрыши, сбагрив мальчишку, но не солгал — Первый советник действительно ни разу ему не проигрывал.

— Хорошо, Кир, это мне понятно. Но зачем тебе шахматы и почему так внезапно?

Парень насупился — пожалуй, это была самая неудобная часть, но если он хотел продолжать тренироваться, то нельзя было хитрить с Первым советником, недаром тот занимал данную должность много десятилетий подряд.

— Я бы хотел лучше разбираться в стратегии и яснее видеть намерения противника. — Кир поднял глаза, чтобы посмотреть на Адерона, проверить, будет ли тот над ним смеяться.

Какой-то оборвыш с задворок вселенной хочет разбираться в стратегии!

Кир понимал, что это могло казаться странным, однако не собирался отступать. Он понял, что слаб физически, ещё в прошлом году и теперь прилагал максимум усилий, дабы прийти в форму, но последний разговор с Императором заставил его задуматься и о другом. Император дал чётко понять, что не станет вмешиваться в дела Мириона.

И что тогда? Кто поможет?

Эти вопросы приводили Кира в смятение, заставляя мысли вихрем нестись в голове от одного сказочно-нереального исхода к другому. И ему не оставалось ничего более как признать, что ему не хватает ни широты взгляда, ни аналитических способностей. Разве он мог помочь Санаре, если не видел дальше собственного носа? Да, тренировать следует не только тело, но и разум.

Лицо советника оставалось серьёзным, Кир не увидел ни следа насмешки.

— Это достойное желание для будущего Императора, — благосклонно кивнул Адерон. — Тогда играем, — и первый советник жестом предложил вернуться к игре.

Через двадцать минут, Кир внимательно вглядывался в доску, следя за объяснениями Адерона, где он допустил промахи. Первый советник впервые видел столько внимания и желания научиться.

— Как ты думаешь, Кир, почему сегодня я предложил сделать тебе первый ход?

Тот задумался, но никак не мог отыскать правильного ответа.

— Я отдал тебе инициативу и дал возможность навязать свою игру. Имея план действий, ты изначально мог попытаться привести меня к определённому результату. Да, несомненно, сейчас ещё рано ждать чёткого плана, ведь на каждый мой ход ты должен держать сотни возможных вариантов и давить на меня, заставляя прийти к выгодному тебе исходу.

Фризиец согласно кивнул, показывая, что понимает, о чем говорит советник.

— Выходя на поле битвы, ты должен иметь чёткий план действий, а также постараться понять, что замышляет противник, оценив его личность, если на то есть возможность, — Адерон сделал паузу, — и запомни: если позиция выгодная, не теряй шанс сделать первый шаг и навязать свою игру.

Кир ещё раз кивнул, выбивая каждое слово на камне сознания.

— Ну, а теперь, думаю, самое время отправляться спать. Не забудь, корабль на Мирион отходит в десять утра по земному времени.

— Да, конечно. Буду вовремя. — Подросток смиренно поднялся с места и, поблагодарив советника за игру лёгким кивком головы, вышел.

Кир находился на борту «Помпеи» уже несколько часов. Поначалу корабль достиг ближайших ворот гиперпрыжка, которые находились на внушительном расстояние от имперского флагмана.

Капитан «Альфы» настоял на удалённости, чтобы не дать неприятелю застать их врасплох. Как будто бы это было возможным. По оценкам аналитиков, ещё не скоро будет разработаны технологии, представленные на борту корабля номер один, следовательно, опасения были излишни, но капитан принял решение и не подчиниться ему мог только Император.

Достигнув ворот, «Помпея» прыгнула на сто сорок световых лет, снова заставив Кира испытать неприятное ощущение: словно бы тебя выкручивают в обе стороны, выдавливая из лёгких, а заодно и жизнь.

Попав в космическое пространство Мириона, парень ближе пододвинулся к иллюминатору. Голубая планета, сопровождаемая двумя маленькими спутниками, застыла ярким шаром в ледяном плену космоса.

Кир нашел её яркой и красочной. По всей длине видимой полусферы шара тянулась рваная суша, обильно украшенная яркой светлой и темной зеленью. Изъеденные края берегов мягко тонули в океане, временами появляясь на поверхности. Круглые и овальные пятна посередине суши словно были вдавлены чьим-то гигантским пальцем и вода таинственным образом находила путь к этим дополнительным пространствам. Как будто ей было не достаточно места, — подумал фризиец.

Перед визитом на Мирион Кир прочитал о нем все, что только смог найти. Он прекрасно знал, что, помимо нескольких крупных островов, на скрытой части полушария не находится ничего кроме всепоглощающих масс воды, многие сотни километров которых не были изучены до сих пор.

На глаза ему так же попались статьи о культуре и традициях Мириона. Без сомнения, если Санара не станет Императрицей, всю её семью ждет неминуемая смерть. Народ, населяющий Мирион, свято чтил закон и обычаи предков. Брови Кира не раз взлетали вверх от изумления при знакомстве с описаниями некоторых культурных обычаев.

К примеру, чтобы показать себя настоящим мужчиной, мальчику требовалось переплыть Лунное озеро, поймать какую-то рыбу и пройти ещё несколько глупых, на взгляд Кира, испытаний. И, как это ни странно выглядело, каждый житель Мириона мужского пола считал своим святым долгом во что бы то ни стало доказать собственную отвагу и храбрость таким необычным для пришельцев путём.

Бывали случаи, когда юноши не проходили испытания и так навсегда и оставались в статусе подростков. Может, это и было забавным, только вот они не могли поступить в высшее учебное заведение или занять достойный пост, так как не считались мирионскими гражданами. Все, на что они имели право, это стать нищими рыбаками или вкалывать от зари до зари в порту, разгружая мелкие сухогрузы.

Хотя стоило признать, что нищих в этом мире было не так уж много. По экономическим характеристикам Мирион считался процветающим государством, экономика которого все ещё была на подъёме. Основным занятием мирионцев, не считая рыбных промыслов, была медицина. Большая часть трудоспособного населения работала на благо человечества.

На планете находились высокоразвитые исследовательские институты, госпитали и клиники с общеоздоровительными и узко специализированными комплексами, учитывающими биологические особенности любого гуманоида галактики, вплоть до уровня потребности ультрафиолетовых лучей или нормы физической нагрузки.

Не удивительно, что все мало-мальски состоятельные люди со всех уголков галактики выбирали Мирион для лечения или профилактики.

Кроме того, количество солнечных дней на планете в сочетании с мягким сухим климатом давали отличную возможность развивать курортное направление.

Туристам и отдыхающим были рады, однако относились сдержанно, понимая, что здесь они лишь гости. Средний класс открывал гостиницы, оздоровительные столовые и чайные, попутно приторговывая свежими морскими продуктами и сувенирами, выполненными из многочисленных ракушек и забальзамированных рыбок. Крупные и средние города были полны народа круглый год, всюду царила суета и шум. Днём гости выматывались в погоне за крепостью тела, а ночью, посетив спа-центр и расслабившись в тёплой лечебной ванне, баловали и нежили душу.

В мелких прибрежных городишках и деревнях все было тише: там отдыхали люди, ищущие солнца и тишины. А поскольку таких было немного, жизнь деревень текла в привычном ключе усердного труда и крепкого сна, лишь временами прерываемая то океанским штормом, то весёлым гулянием. Такое случалось не часто, ведь работу нельзя было забрасывать — каждый день мегаполисы ждали свежих крабов и лангустов, сувенирные лавки требовали все новых и новых украшений, сплетённых руками сельских умелиц, а лавки и чайные ожидали новых поступлений сушеных трав и сборов.

После посадки в космопорту Харибды, столицы Мириона, у Кира возникло лёгкое ощущение дежавю. Ему казалось, что описания Мириона, которые часто рисовала Санара в воображении Кира, оживали перед ним, наполняясь звуками и запахами, грея теплом мягкого солнца и ослепляя яркими красками нарядов. Пролетая на особом карфлае, в сопровождении эскорта, Кир с интересом смотрел в окно, ловя новые образы и пытаясь понять этот новый мир.

— Тебе нравится Мирион? — спросил первый советник, сидевший справа от Кира.

Кир чуть склонил голову, не отворачиваясь от окна.

— Не знаю, — произнёс он неторопливо, — но здесь красиво и интересно, — решил он добавить в последний момент.

— Наверное, ты прав, — согласился Адерон, чуть заметно кивнув головой. — Харибда по праву считается одним из самых красивых городов галактики. Она будоражит пышностью и весельем, — чуть растягивая слова, словно задумавшись о чем-то, произнёс советник, взглянув на суматоху снаружи.

— Мы скоро прибудем?

— Скоро увидим дворец, до него не более десяти минут пути.

Киру было немного неуютно представлять встречу с Санарой. Как он должен с ней поздороваться, за руку, или короткого «привет» будет достаточно?

«Чёрт!», — в который раз выругался парень про себя. Он винил в неудобстве Санару, если бы она его тогда не поцеловала, нет… если бы она не оказалась девчонкой, все было бы намного проще! Да и вообще, он не собирался показывать ей особого отношения, даже обещал, что будет звать мальчишеским именем — Санар.

Внезапно взорам открылось белоснежная громада дворца, с мягкими, словно волны, изгибами и голубыми фронтонами. Узорчатое, словно раковина, здание грелось в тёплых полуденных лучах. Окна-капли, словно росинки, кололи наштукатуренные стены, позволяя зданию дышать, а изящные рельефы дарили ощущение прозрачности и лёгкости.

У Кира открылся рот от изумления: за всю свою жизнь ему не приходилось видеть такого чуда, он ещё ближе наклонился к окну, чтобы не пропустить ни секунды волшебного зрелища.

Советник тихо хмыкнул, стремясь не ранить чувства юнца. Он сам прекрасно помнил тот день, когда впервые увидел Харибала — так называли дворец жители города.

Карфлай, гладко несшийся прямо к белоснежному чуду, внезапно врезался в бело-розовую подушку облаков. Со всех сторон тут же поднялся вихрь перьев и мягкими клубами, словно пеной, разошёлся в стороны.

— Что это? — выпалил Кир громко, стремясь уловить каждое движение чудо-океана.

— Это парк, — ответил советник. — Думаю, ты уже заметил, что вся растительность здесь слегка необычного цвета. Сейчас на Мирионе разгар весны и деревья сбрасывают цвет. Все здесь подобрано таким образом, чтобы растения цвели и облетали одновременно, ну, а генетики позаботились о количестве цветов и схожем размере лепестков. — Адерон наблюдал, как нежный вихрь хрупких пёрышек спешит отлететь подальше от карфлая. — По-моему они слегка перестарались.

— А по-моему, это великолепно, — с запозданием ответил Кир, восхищённо следя за феерией.

Киру хотелось наружу, прикоснуться к ирреальному миру, это так напоминало снежную метель, только без режущих порывов ветра, сметающих все на своём пути. Он отчаянно заскучал по дому, по снегу и ласково покалывающему щеки морозу.

Лепесток нечаянно прилип к боковому стеклу, Кир поднёс руку, словно хотел смахнуть «снежинку», но не успел он этого сделать, как лепесток снова умчался, следуя за рваными порывами ветра.

Карфлай скинул скорость и медленно затормозил; взглядам открылась широкая с низкими ступенями лестница. Двери отъехали в сторону, выпуская пассажиров. На первой ступени стоял высокий худощавый человек с очень темным загаром. Кир решил, что ему было глубоко за сорок.

— Приветствую вас, Первый советник Адерон.

— Добрый день, Калеян, давно мы с вами не виделись, — весьма формально отозвался тот.

— Да, дел у всех поприбавилось, — отозвался мужчина, слегка кивая в сторону Кира, то ли здороваясь, то ли обвиняя его в увеличении работы.

— Это Кир с Фризии, претендент на императорскийский трон, — официально представил Кира Адерон. Кир поклонился, как того требовал этикет.

— Очень приятно, молодой человек, наконец-то с вами познакомиться, — чуть кивая, улыбнулся Калеян. — Говорят, мы обязаны вам спасением принцессы.

Кир промолчал — тон советника, как, впрочем, и он сам, ему не понравился.

— Я провожу вас в ваши комнаты, — не дожидаясь ответа, продолжил главный советник Мириона.

— И не забудьте меня!

Все разом обернулись, глядя на верхнюю площадку лестницы, откуда галопом неслась девушка.

— Прошу поприветствовать принцессу Наяду, старшую дочь правителя Фороса.

На последнем слове Калеяна темноволосая девушка остановилась и, слегка запыхавшись, поздоровалась:

— Добрый день. Прошу простить за опоздание.

— Что вы, принцесса, — учтиво ответил Адерон, — для нас большая честь видеть вас.

Принцесса вежливо кивнула и бросила быстрый взгляд на Кира. Тот всё это время стоял молча, наблюдая за происходящим.

— Позвольте мне представить вам одного из претендентов на трон — Кир с Фризии.

Кир поклонился еще раз.

— Ой, мы конечно же его знаем, но почему о вас так мало пишут в Абдеи и почему совсем нет фотографий? — прощебетала принцесса, теперь глядя Киру прямо в глаза и открыто улыбаясь.

Парню показалось, что девчонка какая-то странная.

— Просто Кир непубличная личность и предпочитает наше скромное общество на «Альфе». — Первый советник пришёл на помощь.

— Что же, принцесса, давайте сопроводим наших гостей в их покои, они наверняка устали с дороги, ну, а после, если на то будет желание, мы проведём для вас экскурсию.

— Думаю, в этом нет необходимости, — ответил Адерон, поравнявшись с Калеяном, и они вместе двинулись наверх, — если вы не против, я бы мог сам показать Киру дворец.

— Несомненно, мой друг, вы не хуже чем кто-либо другой знакомы с Харибалой…

Дальнейший обмен любезностями и новостями Кир слушал в полуха. Он шёл за Адероном, отставая на пару ступеней, принцесса Наяда ступала по левую руку, не сводя с него любопытных глаз. Кир сразу заметил, что она беззастенчиво его разглядывает: будучи на полголовы ниже фризийца, ей приходилось слегка задирать подбородок.

Кир не впервые видел эту дворянку, он отчётливо помнил, как та рассматривала его на стартовой площадке «Альфы», откуда он впервые отправлялся в академию. Тогда она была немного ниже и тёмные волосы были короче, только карие глаза все так же выдавали несдержанность и любопытство.

Но что в этом удивительного, тогда на него смотрели все. Ещё бы — бастард, без роду без племени, претендует на роль повелителя галактики.

— Тебе нравится у нас? — прервала его размышления принцесса.

— Пока я видел немного, но ваш сад, — Киру было сложно подобрать нужные слова, — похож на другую вселенную.

— Да, да, — поддержала девушка, — все называют его чудом света. Многие туристы специально прилетают, чтобы побродить по его территории и увезти домой несколько снимков.

— Сад открыт для посетителей?

— Да, по воскресным дням с раннего утра до полудня… а ты хотел бы посмотреть? — Наяда резко преградила ему путь и теперь, оказавшись на ступеньку выше, смотрела ему прямо в глаза.

Кир слегка опешил. И с чего она ведет себя так настырно?

— Да, конечно, был бы рад. Только времени мало, днём я занят с Первым советником, а вечером приём.

— Ну, это не страшно, — хихикнула она, — после приёма я с удовольствием покажу тебе самые красивые уголки…

От тёплого дыхания на своём лице, Кир слегка покраснел и, отвернувшись, чтобы скрыть смущение, шагнул влево. Обойдя принцессу, он стал подниматься наверх, пытаясь казаться безразличным.

Они шли сквозь живописные интерьеры дворца. Все та же невероятно пышная и претенциозная отделка стен лавиной наваливалась из каждого нового коридора или залы. Каждый новый шаг отдавался резким эхом и нёсся вперёд, оповещая всех о гостях.

Окна комнаты Кира выходили в сад, чему он бесконечно обрадовался, ведь за окном все стояло белым-бело, согревая сердце воспоминаниями. Парень сразу же отправился в душ, а через полчаса, выделенных Первым советником как дани приличиям, постучал в дверь напротив.

— Войдите, — раздался голос Адерона.

Первый советник ровно сидел в резном кресле, словно являясь частью декорации. Его лица Кир не видел, оно было обращено в сад, на столике по левую руку располагалась шахматная доска. Фризиец направился прямиком к креслу напротив, отгородившись стеной от великолепия, заглядывавшего ему через плечо и притягивавшего взгляд: тратить время понапрасну он не намеревался.


Глава 1 Приглашение | Как я провел лето! | Глава 3 Бал