home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4 Помолвка

Кир не сразу осознал это слово. Помолвка. Он никак не мог взять в толк, как оно связано с Санарой, поднял взгляд на неё… и тут все стало ясно.

Санара, смотревшая на дежурную счастливую улыбку на лице Калеяна, вздрогнула и перевела взгляд на родителей. Киру не было видно их лиц, да и все его внимание было сосредоточено только на одной девушке. Фризиец видел, как она впилась в руку парня, что поддерживал её, и, метнувшись несколько раз взглядом по холодному скопищу людей, уставилась прямо на него.

Столько страха и обречённости он увидел в этих глазах, столько ужаса, сомнений и паники, что было понятно — ещё чуть-чуть и она закричит.

Кир разом смел стену, оберегавшую его изнутри, вынес её единой мыслью, чтобы ничего не стояло между ними, чтобы она не одна была в этой зале, в месте, где для других не происходило ничего, кроме танцев, веселья, дурацких речей, политических союзов. Он хотел вытереть боль с её лица одним прикосновением, стать впереди, чтобы больше никто не мог её видеть, спрятать, укрыть от жизни, которая все решения принимала за неё.

В ту секунду, когда все наконец поняли, что за новость им только что сообщили, и начали аплодировать, на помост вышел молодой парень, лет восемнадцати, в кремово-синим костюме. Кир видел этого аристократа, отличавшегося внушительным ростом, на одном из снимков, виденных в Апдеи, когда пытался разузнать о Мирионе больше. Принц Найстрем — именно так звали долговязого, подошёл к Санаре и, склонившись, словно над ребёнком, протянул ей руку.

Санара смотрела на него широко распахнутыми глазами, как будто не понимая чего от неё хотят.

«Вы позволите, принцесса?» — прочитал по губам Кир.

Ещё секунду девушка никак не реагировала. А потом что-то быстро и прерывисто произнесла. Её взгляд метался, соскальзывая с лица Найстрема, она казалось, пыталась объясниться. Принц переспросил, Санара повторила и разом залилась краской.

Кир не мог понять, что же там происходит, посему решительно двинулся сквозь толпу, ближе к подмосткам, отпихивая недовольных зевак локтем. Кир видел, что хмурившийся советник уже подошёл к паре. Через несколько мгновений Калеян перевёл взгляд на родителей Санары и те, словно поняв, что требуется их присутствие, поднялись на помост.

— Да что происходит?! — словно озвучивая мысли Кира, воскликнул один из тех гостей, которых Кир уже оставил позади. Он находился в десятке метров от подмостков, когда увидел, что королева слегка пошатнулась и Форосу пришлось её поддержать.

— Прошу прощения за заминку, — слащаво раскланивался Калеян, вернувшись к микрофону. — Боюсь, произошло недоразумение, и требуется некоторое время, чтобы разрешить ситуацию.

«О чем он?» — не мог взять в толк Кир. Все вокруг шептались и многозначительно играли бровями, в эти самую секунды рождались предположения одно нелепей другого. Калеян, все прекрасно понимая, дал знак музыкантам играть вальс, и музыка заглушила ропот вокруг, однако никто не спешил танцевать.

Кир, находившийся уже у цели, наблюдал, как вся семья плотно обступила Санару. До его слуха лишь доносились отдельные слова: «невозможно», «спокойно, дорогая», «ты посмела!» — то ли с упрёком, то ли с восхищением выпалила Наяда; «это возмутительно», — прозвучал мужской голос; «не здесь, не здесь», — наконец успокоил всех Форос и, поддерживая дам, направился за занавеси, отделяющие проход от залы. Кир не смог выделить Санару, лишь у самой занавеси толпа немного поредела и он увидел ссутулившуюся подругу.

«Что же здесь происходит!»

В этот самый момент Калеян, медленно спускавшийся по ступеням, проходя мимо Кира лишь на секунду задержался и, не разворачиваясь лицом к парню, прошипел сквозь зубы:

— Немедленно в покои Его величества!

Юноша заволновался. Похоже, случилось, что-то нехорошее. Он тут же развернулся и поспешил к выходу, уже на пороге его остановил Адерон, положив руку ему на плечо.

— В чем дело, Кир?

— Сам не знаю, но советник Калеян приказал направляться в комнаты короля.

— Я тебя провожу, — озабоченно бросил Адерон и повлек фризийца по коридорам. Подойдя к массивным резным дверям, он остановился, Кир стоял вплотную к советнику, взглядом умоляя скорее войти.

— Кир, — низким голосом заговорил Адерон, вероятно не желая, чтобы их слышали охранники, — чтобы там не произошло — не торопись, — советник сделал паузу, взглядом повторив совет. — Слушай внимательно, попытайся разобраться и только потом делай выводы, — снова короткая пауза. — Ты все понял?

Кир уверенно кивнул, он прекрасно понял и оценил совет. Полупрозрачная стена послушно обступила его разум, изолируя внешние эмоции.

Адерон постучал.

Через несколько секунд дверь бесшумно открылась и Её величество королева Мая, взглянув сначала на советника, а после на Кира, сделала шаг назад, впуская гостей. Советник вошёл первым, за ним последовал Кир.

Они были в просторной комнате, стены которой были украшены золотом и ярко-голубым бархатом. Вокруг горело множество свечей, освещая богатое убранство и мрачные лица присутствующих. Посередине располагался небольшой кофейный столик, вокруг которого сидела королевская семья.

Прямо на него с миниатюрного диванчика тяжело взирал Форос. Место по правую руку от короля заняла его супруга, по бокам в креслах сидели сестры Санары, Медея и Наяда. В отличие от всех, глаза старшей сестры горели от возбуждения, казалось, она крепко сжимала руками колени лишь за тем, чтобы сдерживать переполнявшие её чувства. У камина стоял королевский кузен Джеймс, то и дело нервно обводя взглядом собравшихся. Наконец Кир увидел светлый затылок Санары, она сидела лицом к отцу, низко склонив голову.

— Отлично, все в сборе.

Кир перевёл взгляд влево, там, у стены, сложив на груди руки, стоял принц Найстрем. Его карие глаза сразу же впились в Кира.

— Мы внимательно тебя слушаем, — высокомерно заявил молодой аристократ и, оттолкнувшись от стены, сделал два шага по направлению к Киру. Тот растерялся, но виду не подал.

— Боюсь, — вступил Адерон, — Кир не может вам ответить, так как не понимает в чем дело, да и я, признаться, тоже.

— О, Адерон, — панибратски обратился Найстрем, вскинув руки, — я верю, что вы не в курсе грязных делишек этого фризийца, но он-то наверняка понимает, о чем речь.

Киру показалось, что Санара слегка дрогнула, но он не перевёл взгляд, твёрдо глядя на раздраженного принца.

— Кир, — дружеским тоном обратился советник, — имеешь ли ты хоть малейшее представление о том, что происходит?

Все это время, начиная с пробежки по коридору, Кир пытался оценить ситуацию. Ему было ясно, что в центре внимания находилась Санара, которую уже с трудом можно было увидеть из-за спинки дивана. Во-вторых, это было как-то связано с нежданной помолвкой, и в третьих, на него будто бы возлагалась вся вина.

Кир обернулся к Адерону, но ничего не ответил, и через мгновение снова смотрел на Найстрема.

— Ну вот! Сказать нечего, да?! — презрительно взвился принц. — Рассказывай, подонок, как тебе удалось обмануть принцессу, что ты ей рассказал, паскуда!

— Найстрем! — оборвал его Форос. — Я тоже шокирован произошедшим, но я не позволяю так вести себя в присутствии моей семьи и главного советника Его императорского величества.

— Ваше величество, — тут же продавил Адерон, — я ценю ваше расположение и буду крайне признателен, если вы введёте меня в курс дела.

В почтительном взгляде Адерона читалась просьба, в которой нельзя было отказать.

Форос вздохнул и, полуобернувшись к окну, облокотился на низкую спинку дивана, слегка потерев лоб.

— Мой дорогой друг, — тяжело начал король, — я уверен, вы знаете, каким образом на Мирионе совершается обряд венчания.

Найстрем издал какой-то непонятный звук и, отвернувшись, отошёл к окну.

— Безусловно, Ваше величество, — Адерон продолжил: — Молодые дают клятву вечности, обмениваются кровью и проводят первую брачную ночь вместе, после чего брак считается заключённым.

— Вы абсолютно правы, — обреченно подтвердил Форос.

Кир смотрел на короля и Адерона, внимательно следя за разговором, но пока ничего не понимал.

Вдруг Адерон схватил Кира за руку.

— Ты же не… — словно умоляя, чтобы это оказалось неправдой, он вглядывался в его глаза подростка. Хватка Адерона ослабла и Кир видел, что советник пытается вернуть потерянное равновесие. У Кира, шокированного таким предположением, слова застряли в горле.

— Нет, — твёрдо сказала королева Мая, — до этого не дошло. — Слова явно давались матери Санары с трудом, желваки на её лице ходили вниз-вверх и от напряжения она никак не могла опустить плечи. — Но обмен кровью был.

Все уставились на Кира. Тот опешил.

«Обмен кровью? Что за чушь?»

Но он осознавал всю критичность ситуации и потому молчал.

— Ну что ты молчишь?! — не выдержал Найстрем. — Решил удвоить шансы на безбедное существование? Не Империя, так хоть королевская семья Мириона?!

Найстрем метался, бросаясь то в один, то в другой угол комнаты, речь его была сбивчива, он явно не владел собой.

Кир начал что-то понимать. Если Санара молчит, значит, она подтверждает, что это произошло, однако ничего такого Кир не помнил.

По традиции мирионцы вступают в союз, обмениваясь кровью, следовательно, если это случилось, Санара не может быть помолвлена с другим, с Найстремом, с человеком, которого она видела впервые в роли жениха.

Ого!

Если бы не стена, Кир бы присвистнул, от того, какой выход нашла девушка, лишь бы не выходить замуж. Санара так и не издала ни звука за все время. Что же ему делать? Сказать, что это бред сивой кобылы и ничего такого никогда не было? Недоразумение будет исчерпано и всё встанет на круги своя… Санара будет помолвлена, отучится в Академии, может, завоюет Империю, нарожает кучу детишек и будет счастлива.

Киру не нравилось так думать, но сейчас вопрос, нравится ему это или нет, был на последнем месте. Нужно было найти правильное решение и правильно разобраться в ситуации.

— Я отвечу честно, если мне скажут, почему Санару отдают замуж… так неожиданно, — решился сказать он.

— Нахал! — снова взревел Найстрем. — Как ты смеешь вмешиваться в государственные дела Мириона!

— Успокойся, Найстрем, — попытался унять того Форос, — нам всем сейчас тяжело и ты отнюдь не облегчаешь нам задачу.

Теперь Форос смотрел прямо на Кира.

— Мальчик, — начал он, — ты знаешь, что случится, если Санара не станет новой Императрицей?

Да, Кир прекрасно знал, что всей семье короля придётся заплатить жизнями за обман.

Он утвердительно кивнул.

— Отлично. — Форос сделал паузу. — Брак с Найстремом укрепит наши позиции у власти и, возможно, — так, словно пытаясь уверовать сам, — возможно, нам удастся избежать последствий.

Кир понял. Родители Санары рассчитывали на поддержку со стороны Найстремов и пытались укрепить союз. Кир не знал, насколько оправданы действия и имеют ли они шанс на успех, но это определённо была возможность, вероятность выжить для всей семьи. Так почему же Санара не согласилась? Ведь благо семьи для неё стояло на первом месте.

Кир не мог ответить, но больше всего на свете ему хотелось, что бы его друг был в безопасности и поэтому все остальные мотивы Санары попросту не брались в расчёт.

— Нет, — твердо ответил фризиец. Все с надеждой уставились на него. — Мы не обменивались кровью с Санарой.

В эту секунду ему отчаянно хотелось посмотреть в её лицо, объяснить, что так нужно. Под ложечкой обидно сосало, словно он предал её, но это не было правдой, он просто спасал ей жизнь и для этого любые средства были хороши. Если дурацкий брак сможет обезопасить Нереидов в целом и Санару в частности, пусть так и будет.

В комнате растаяли вздохи облегчения.

«Это было правильно», — убеждал себя Кир.

— Он говорит неправду, — вдруг пискнул кто-то. Санара подняла голову, встала с дивана и развернулась прямо к нему, по её щекам текли слезы. — Ты говоришь неправду, Кир, — смелее повторила она, отведя взгляд от темно-серых глаз. — Если вы хотите в этом убедиться, просто возьмите у него анализ крови.


* * * | Как я провел лето! | Глава 5 Решение