home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15

Александр

Ночь выдалась темной и ненастной.

Когда гости разошлись по своим комнатам, Александр сел за письмо герцогу Веллингтону. Он писал при тусклом свете единственной свечи, стараясь как можно тише скрипеть пером по бумаге. Бранвелл уже спал в своей кровати у двери, и Блэквуд не хотел его разбудить – когда тот спит, дела идут как-то надежнее.

«Дорогой сэр,

Мне удалось обнаружить местонахождение мисс Эйр в поместье под названием Торнфилд-холл. Наблюдая за ее взаимоотношениями с духами, я убедился в том, что она является настоящим Маяком.

Не сомневаюсь, что мы сможем уговорить ее присоединиться к нам и полагаю справедливым предложить ей жалованье в размере 5000 фунтов стерлингов в год. Я отдаю себе отчет в том, что сумма эта беспрецедентна, но, учитывая несомненное дарование Маяка, следует считать такой расход оправданным.

Остаюсь вашим покорным слугой,

А. Блэк».

Как только чернила просохли, он пристегнул записку к лапке одного из Общественных голубей и раскрыл окно. Птица упорхнула. Александр постарался уснуть.

Однако громкий храп Бранвелла не давал ему этого сделать, и агент долго ворочался в постели, прокручивая в голове события минувшего дня.

Рочестер так и не вернулся в Торнфилд, что, учитывая ненастье, было объяснимо. Но зачем он вообще уехал, бросив своих гостей? Что-то в облике и поведении этого человека по-прежнему не давало покоя Александру.

Тогда он обратился к гораздо более ранним, отрывочным воспоминаниям – о тех эпизодах детства, что предшествовали гибели его отца при взрыве.

Отец брал его с собой гулять на берег Темзы и показывал там разные магазины и лавки, куда водил мать Александра до того, как она заболела кладбищенской немочью. И еще – в Вестминстер, где башни, арки и колокола нависали над гладью спокойной воды. Отец, казалось, знал в городе всех и каждого, начиная от торговцев, чьи лодки мерно покачивались у пристани, до мальчишек, продававших газеты на каждом углу. Когда толпа густела и мальчик уже ничего не видел за высокими фигурами взрослых, папа сажал его на плечи. Там, наверху, Александр чувствовал себя таким большим, высоким и уверенным в себе! Ветерок слегка трепал его волосы, принося с собой запахи дыма, человеческих тел и всякого мусора со стороны реки, и ему представлялось, что он летит.

Еще молодой Блэквуд помнил визиты во дворец: к Веллингтону, который всякий раз гладил его по вихрам, а также в служебные кабинеты друзей отца. Одним из них и оказался Рочестер. Точно! Тогда он был моложе, вокруг глаз и рта у него пролегало меньше морщин. На мальчика он производил впечатление человека доброго и щедрого – всегда угощал конфеткой и смешил, произнося длинные фразы по-французски.

Потом отец погиб. И исчез навсегда.

Естественно, не все мертвые становятся привидениями. Оно и к лучшему, не так ли, если душе удается нормально устроиться на новом месте проживания? Но все же в сердце Александра навеки поселилась боль. Сначала он энергично разыскивал призрак отца, не сомневаясь, что тот где-то рядом и ждет с нетерпением, когда сын его найдет. Но, в конце концов, пришлось смириться с горькой истиной. Отец ушел. Видимо, навеки. Остался только в памяти и в горячем стремлении Александра отомстить за жестокое убийство.

– Однажды это случится, – прошептал он в ночную тьму, – обещаю.

Храп Бранвелла становился все нестерпимей, временами перекрывая раскаты грома. Нет, так не уснешь.

Александр устало натянул халат и вышел за дверь, в коридор, где еще горели свечи. Некоторое время он бродил по лабиринту ходов и переходов старого особняка без всякой цели – просто куда ноги несут. В голове все еще бродили образы из воспоминаний о путешествиях на отцовском загривке, высоко-высоко над миром и всеми его обитателями.

Здесь, в Торнфилде, Блэквуд почти все время думал об отце – особенно с тех пор, как опознал в Рочестере одного из его старых друзей.

– Что это вы здесь делаете? – вдруг донесся до него оклик прозрачной фигуры мисс Бернс, выплывшей навстречу ему с другой стороны большого зала.

Прежде чем ответить, Александр огляделся по сторонам: никого.

– Не мог заснуть.

– Я тоже.

Они уставились друг на друга, не зная, чем продолжить этот краткий обмен репликами.

– Что ж. – Агент откашлялся. – Приятно вам поскользить по дому.

– Вы что, не собираетесь ловить меня своими карманными часами?

Он нахмурился.

– Нет. С чего вы взяли?

– Джейн боится, что так и будет. Она не доверяет ни вам, ни вашим часам, и я с ней согласна.

– Уверяю вас, волноваться не о чем. Я приехал не перемещать вас, а предложить работу мисс Эйр. – Возможно, этого заверения хватит, чтобы переубедить гувернантку? (А Александр, в свою очередь, не станет предавать огласке истинную природу «цветочных взрывов».)

– Приятно слышать.

– Вы ведь ее успокоите?

– Я не обязана исполнять ваши поручения. Вы мне не начальник.

– Именно поэтому я облек свое пожелание в форму вопроса, мисс Бернс.

Она постучала прозрачным пальцем по прозрачному подбородку.

– Почему бы и не успокоить? Если к слову придется. – И Хелен уплыла во мрак.

Причем именно в том направлении, куда собирался и сам Александр.

Вам, дорогие читатели, наверное, знакомо это странное чувство, когда с кем-то прощаешься, а потом направляешься туда же, куда и он. Ведь вы уже попрощались! Неловко как-то получается.

И Блэквуду страшно хотелось избежать этой неловкости. Так что он резко развернулся и зашагал в обратную сторону.

И тут же наткнулся еще на одного полуночника. Какой-то мужчина «при полном параде» – в темно-сером костюме – дергал ручку двери, ведущей в восточное крыло усадьбы, но там было заперто. Тогда человек торопливо оглянулся через плечо и достал из кармана что-то небольшое. В отблеске свечи мелькнула отмычка – и в то же мгновение выпала из рук хозяина, звякнув посеребренным металлом.

Неизвестный бросился шарить по полу в поисках своего инструмента, и тут Александр выступил вперед.

– Добрый вечер, мистер Мейсон.

Тот рывком выпрямился во весь рост.

– А, мистер Эштон, не так ли? Я вас не заметил.

– Не спится? – Блэквуд обвел многозначительным взглядом безупречный наряд собеседника.

– А? Ах, да. Я, видите ли, поздняя пташка. – Он сделал шаг в сторону, как будто желая перегородить дверь, в которую только что пытался и не сумел проникнуть. – Ну, а вы сами? У вас довольно озабоченный вид, если позволите так выразиться.

Мистер Мейсон явно пытался «перейти в контрнаступление», но Александр не выбился бы в лучшие агенты Общества, если бы не умел прятать свои карты. Пусть странный гость усадьбы думает, что его попытки проникнуть в восточное крыло остались незамеченными.

– Я размышлял о том, как это странно: мистер Рочестер куда-то уехал, когда у него только что собрался полный дом гостей.

– Да, очень странно, – согласился Мейсон.

– Как я понимаю, вы знакомы с ним давно. – Александр сунул руки в карманы. – За ним всегда водились подобные странности?

Мистер Мейсон поколебался.

– Должен заметить, прошло уже довольно много времени после того, как я видел его в последний раз, но я запомнил Рочестера более… внимательным к людям.

– А почему вы долго не встречались?

Мейсон переступил с ноги на ногу.

– Да так… так вышло. То есть много лет назад меня попросили об одной услуге, и с тех пор…

Александр смотрел на него вопросительно.

– В общем, это дело семейное. Мне не следует распространяться о нем.

Весьма любопытно. Александр едва удержался, чтобы не потянуться за своим блокнотом.

– О, не беспокойтесь, сэр, я все понимаю. – Агент выдавил из себя улыбку. – Что ж, пожалуй, пойду лягу. Спокойной ночи, мистер Мейсон.

Вернувшись к себе, Александр сразу заметил на подоконнике насквозь промокшего голубя. Перья бедной птицы слегка опалила молния. На лапке болталась бумажка. Значит, дождь все идет… Александр аккуратно отвязал записку, отсыпал пернатому вестнику горсть хлебных крошек, и тот, поклевав немного, опять взмыл в бурную ночь. (Общественные голуби славились своей стойкостью и выносливостью.)

Храп Бранвелла по-прежнему наполнял комнату – он спал так глубоко, что даже не шевельнулся, когда Александр чиркнул спичкой и зажег свечу.

Послание состояло всего из трех слов:

«Немедленно возвращайтесь в Лондон».

Необъяснимо. Веллингтон лучше, чем кто-либо, понимал необходимость заполучить в Общество Маяка. А у Александра, как он думал, оставалось еще два дня на то, чтобы уговорить мисс Эйр.

Видимо, герцог его неправильно понял (хоть раньше такого никогда и не случалось). Наверное, от внимания Веллингтона ускользнули те строки, где говорится, что девушка – истинный Маяк.

И, кажется, впервые в жизни Блэквуд намеренно ослушался шефа, но ведь кажется, что и сам шеф впервые в жизни отдал нелепый приказ.

Александр решил не уезжать из Торнфилд-холла без Джейн Эйр.


* * * | Моя скромница Джейн | Глава 16 Шарлотта