home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 21

Александр

Случилось худшее из всего, что могло случиться, – их выставили за дверь.

Плюсов в этом при всем желании отыскать можно было немного – разве что теперь (наконец-то!) Александр волен опять надеть свою маску. Вот, пожалуй, и все.

Список минусов ему представлялся гораздо пространнее.

Во-первых, мисс Эйр оказалась для него безнадежно потеряна.

Во-вторых (вы заметили, как мы обожаем эти «во-вторых» и «во-первых»?), Рочестер. В том, что он убийца, Александр не сомневался (ну, почти). Но ему, разумеется, требовались более веские поводы для обвинения, чем просто письмо, – и вот теперь он лишается доступа к Торнфилду и всем потенциальным доказательствам, которые прячутся в его чреве.

Правда, остается еще этот Мейсон.

(Его, вероятно, следует внести в список преимуществ, которые дает изгнание из усадьбы, хотя… пока непонятно. Вообще, хитросплетение всех обстоятельств приводило Александра в замешательство.)

Мистеру Мейсону явно многое известно о Рочестере, и если бы Блэквуду удалось расспросить его, подозрения относительно владельца Торнфилда, очевидно, нашли бы свое подтверждение. Однако агенты Общества побывали у доктора, и раненого джентльмена там не оказалось. По городу ходили слухи (мисс Бронте, естественно, собрала их за считаные минуты), что Мейсон уже направляется домой, в Вест-Индию. Стало быть, необходимо перехватить его по дороге, все разузнать, вместе вернуться в поместье и схватить Рочестера. Как только он будет разоблачен как один из самых гнусных негодяев, каких носит земля, мисс Эйр наверняка захочет подыскать себе новое место работы.

Карета с грохотом катилась по дороге. Бранвелл громко живописал все, что видел за окном, Шарлотта строчила в своем блокноте. Александр закрыл глаза и погрузился в размышления.

Отцовское письмо буквально прожигало ему карман. Его содержание не давало Блэквуду покоя. Что означает «спасти Общество и положить конец этому фарсу»? И кто этот таинственный «АВ», с которым необходимо как-то разобраться? Возможно, «Артур Веллингтон»?

Но герцог ни при каких обстоятельствах не стал бы причинять Обществу вреда. Он был героем войны. Боже, да сам Бетховен сочинил в его честь музыкальную пьесу продолжительностью в целых пятнадцать минут (называется «Победа Веллингтона, или Битва при Виттории», послушайте на досуге)! Как же мог отец замышлять что-то против руководителя организации, к которой принадлежал?

На предательство отец был неспособен!

– О чем вы задумались? – поинтересовалась мисс Бронте.

Она пристально глядела на него сквозь лорнет и уже постукивала в нетерпении карандашом по бумаге, хмуро опустив уголки губ.

– Ни о чем. Просто закрыл глаза. Я не спал всю ночь.

– Если кто-то задумывается, я всегда замечаю, мистер Блэквуд. Не трудитесь отрицать.

– Поезжайте домой, мисс Бронте.

Шарлотта фыркнула.

На самом деле ему не хотелось отправлять ее домой. Она показала себя девушкой сметливой, смышленой и в самом деле обладала всеми задатками отличного агента Общества. (Пожалуй, в устах Александра такую характеристику следовало считать высшей похвалой, на какую он способен.) Блэквуд научился ценить присутствие столь хладнокровного и уравновешенного товарища.

– Ужасно жаль, что я не смогла убедить Джейн присоединиться к нам, – сказала она немного погодя.

– Вы тут ни при чем. Во всем виноват Рочестер.

В нем и только в нем – корень зла. И о каких бы трениях и проблемах внутри Общества ни шла речь в письме, за них, вероятно, тоже в ответе он.

– Это понятно, – ответила мисс Бронте. – И все же: я обещала повлиять на Джейн и не повлияла. Однако я непременно возьму реванш за этот провал. Да и не провал даже. Просто за временную заминку. – Она черкнула несколько строк в блокноте и пробормотала: «Времен-на-я заминка». Затем снова подняла взгляд на Блэквуда. – Весь вопрос только в отношении к делу. Мы не считаем случившееся провалом, значит, оно им и не является.

Александра она не то чтобы убедила, но сил спорить у него не было. Он желал только одного: поскорее настигнуть Мейсона и выяснить, что тот знает о Рочестере.

Стартовало наше трио всего лишь через несколько часов после него, но в первый день ехали медленно из-за сильной непогоды, и в Ноттингеме разминулись с тем, кого преследовали. На второй день сломалось колесо, так что не встретили они его и в Лестере. На третий расковалась одна из лошадей, так что не удалось настигнуть Мейсона в Нортгемптоне. В конце концов, Александр забеспокоился, что кто-нибудь из его спутников может подхватить дизентерию (хотя это уже совсем другая история), так что остаток пути до Лондона они проехали на поезде.

Прямо с вокзала агенты Общества направились в Вест-Индский док[24], где Блэквуд оставил обоих Бронте вместе с багажом около какого-то трактира, а сам пошел наводить справки о расписании отплытия кораблей.

Это оказалось труднее, чем Александр рассчитывал, поскольку хоть он и вырос в Лондоне, но имел смутное представление о судоходстве, работе пристаней и даже слабо представлял себе, к кому обращаться. Так что пришлось расспрашивать каждого встречного незнакомца.

– Вон там Фред, спросите у него, – посоветовал один и махнул рукой в сторону хлипкой хибары. – Он – вроде как здесь главный.

Александр никого там не заметил – во всяком случае, никого в человеческом обличии.

– Вы говорите о голубе?

– Нет, я о… – Неизвестный обернулся и пожал плечами. – Видать, ушел. Ну, тогда потолкуйте с докмейстером.

– А где он?

– Да где угодно может быть. Ему за всеми доками надо приглядывать.

Блэквуд кивнул.

– А где у него контора? Я бы сперва зашел туда.

– И то верно. – И собеседник сориентировал Александра на местности.

Однако в оживленных, запруженных народом доках заблудиться оказалось гораздо легче, чем он предполагал. Дорогу к конторе докмейстера пришлось спрашивать еще три или четыре раза. Послеполуденное солнце палило вовсю, а в нескончаемом потоке орущих и толкающих друг друга работяг жара казалась еще невыносимее. От зловония тухнущей рыбы и гниловатой морской воды было нечем дышать. Охранники возле складов различных товаров то и дело бросали на Александра подозрительные взгляды. Видимо, из-за маски.

С грехом пополам он, однако, добрался до конторы (она, собственно, находилась неподалеку от входа в док, так что, скорее всего, портовые труженики, к которым он обращался за советом, просто потешались над ним, заставляя бродить кругами). В углу ее, за большим письменным столом, прогибающимся под бумагами, сидел изможденного вида мужчина. Из картотечных шкафчиков на стенах тоже высовывались кипы документов.

Все окна были открыты, но в комнате все равно стоял дух затхлости. Под маской у Александра заструился пот. Он подошел к столу.

– Добрый день. Я – Александр Блэквуд, уполномоченный представитель Общества перемещения заблудших духов.

– Ага. А я – король Вильгельм IV. – Только тут сидевший поднял глаза. – А-а! Так вы действительно из Общества. Я понял по маске.

– Так обычно и бывает.

– Меня тут все называют Парень.

– Парень?

– Ага. Что вы хотели?

– Я ищу мистера Мейсона, – сообщил Блэквуд.

Парень многозначительно постучал пальцем по окну у себя за спиной. За ним открывался вид на полные народа доки.

– Видите?

Александр кивнул.

– У пристаней стоят шестьсот кораблей. Это как минимум. Это тысячи матросов. Тысячи портовых рабочих. Тысячи охранников. Я их всех, знаете ли, по именам не запоминаю, а уж про вашего мистера Мейсона точно не слыхал.

– Он не мой мистер Мейсон… – Э-э-э, нет, это к делу не относится. – Александр стал судорожно вспоминать все, что узнал о странном госте Торнфилда. – У него свое дело. Самое меньшее – двадцать собственных судов. Возможно, сейчас он находится на борту одного из них и готовится к отплытию.

– А! – воскликнул Парень. – Вы об этом мистере Мейсоне. Его я знаю.

– Лично?

– Нет. – Парень уткнулся носом в одну из стопок бумаг и принялся перебирать их. – Но слышал о нем. Как вы сказали, сразу и вспомнил. Его корабли приходят сюда с грузом сахара, мелассы[25] и всякого такого. Этот дядька тут всем по душе. Всегда ко всем проявляет доброту, как я слышал. Племянник у него чудесный. Трудолюбивый парнишка. Еще…

– Кхм… – Все это было очень интересно, но сейчас сплетни интересовали Александра не в первую очередь. Надо найти того, о ком они говорят.

Несколько минут спустя палец Парня остановился на какой-то строке.

– Вот! Да, он на «Игривой Анне». Только сегодня внесен в пассажирскую ведомость. Судно отходит… – он скосил глаза на бумагу, – через тридцать минут.

Блэквуд вздохнул с облегчением. Все-таки успел, не упустил. Однако полчаса – это очень мало. Нужно торопиться.

– Не можете ли вы показать мне, где стоит эта «Игривая Анна»?

Парень с тяжелым усилием встал из-за стола и заковылял к двери. Об пол гулко застучал деревянный протез.

– Вон она, – он указал на четырехмачтовый галеон, чьи сине-зеленые паруса уже полоскал ветер. – Счастливо.

И Парень захромал обратно в контору.

– Спасибо!

Александр зашагал прямо к трапу «Игривой Анны», но тут инстинкт, вернее, интуиция, никогда его не подводившая, подсказала ему, что надо бы по дороге хоть мельком проверить, как там Бронте. Он бросил взгляд на выход из дока и дождался, пока толпа посреди улицы немного поредеет.

Мисс Бронте, как всегда, писала в блокноте, при этом то и дело поднимая к глазам лорнет и озираясь вокруг, так, словно ожидала, что нужные слова обнаружатся на ближайшей стене. Заметив Блэквуда, она улыбнулась и помахала ему.

Бранвелл склонился над бездомным ребенком и совал ему что-то в руку.

Что же это?

Чашка?

О господи, чашка!

А он даже без перчаток.

– Не-ет! – Голос Александра прозвенел над мостовой, как раскат грома. Сорвавшись с места, он с бешеной скоростью понесся вперед. – Нет, Бранвелл, нет!!!

Его вопль привлек к себе всеобщее внимание. Расталкивая толпу, Блэквуд промчался через ворота дока и дальше вверх по оживленной улице. Но было уже поздно. Бранвелл резко выпрямился.

Броклхерст овладел им.

Ну почему, почему этот глупый юнец не надел перчатки? Разве не говорил ему Александр сто раз, что чашка (как и карманные часы, и трость) опасна?

Агент продолжал пробиваться сквозь людской поток с криком: «Берегитесь, мисс Бронте!», но той, как выяснялось, не понадобились ни указания, ни помощь.

Зато она понадобилась ему.

Бранвелл – он же Броклхерст – резко повернулся к нему (как раз в тот момент, когда в толпе образовалась узкая брешь – люди инстинктивно отхлынули в стороны, видимо, поняв, что сейчас должно произойти нечто ужасное). Затем одержимый призраком агент Общества поднял чашку высоко над головой.

– Что это за чашка? – взвизгнул Бранвелл-Броклхерст и бросился на Александра.

Этот бросок обратил многочисленную публику в бегство. Люди неслись очертя голову во всех возможных направлениях, стараясь где угодно спастись от этого безумца с чайной чашкой. Мисс Бронте сделала судорожное движение, чтобы перехватить брата.

Чашка с глухим стуком ударилась прямо в голову Александра.

– Что это за чашка? – вопил Броклхерст изнутри Бранвелла. – Что, получил?

Большинство случайных прохожих спешили унести ноги, но нашлись и такие, кто захотел поглазеть на это метание чашки в агента Общества, так что скрыться с места происшествия оказалось для всех делом нелегким.

Блэквуд вступил в схватку с Броклхерстом, стараясь завладеть искомым магическим предметом, но привидение отпрянуло и заорало: «Не подпускайте его к своему чаю!»

Толпа добропорядочных британцев разом ахнула. Некоторые прижали к груди бумажные пакеты, на которых красовалась эмблема местного чайного магазина.

– Фарфор берегите! – продолжал вопить Броклхерст.

На сей раз в тревоге отпрянул чей-то слуга с увесистыми коробками в руках.

– Он заточит вас всех в чашках!

Александр наконец схватил Броклхерста и потянулся за чашкой, но в этот миг фарфор опустился на его висок с такой силой, что в глазах помутилось. Чашка оказалась поразительно прочной.

– Отдай! – Пальцы Блэквуда царапнули по керамической поверхности.

Завладеть трофеем ему сразу не удалось, но удалось выбить его из руки Броклхерста-Бранвелла. Чашка упала на землю.

И разбилась.

Не такая уж и прочная.

Сотни керамических осколков брызнули по всей улице. Броклхерст издал торжествующий вопль: «Катись в ад, проклятый сосуд!»

Краем глаза Александр заметил, как мисс Бронте подобралась к противнику сзади и замахнулась раздобытой где-то увесистой деревянной доской.

Тут Броклхерст покинул тело Бранвелла.

Но прежде чем агент успел остановить девушку, на голову незадачливого юнца обрушился мощный удар и тело ученика с глухим стуком рухнуло на мостовую.

– Свободен! Наконец-то свободен! – воскликнул дух Броклхерста и понесся вдаль по улице, почти для всех теперь невидимый.

– Получай! – возопила Шарлотта.

– Мисс Бронте, Броклхерста там уже нет. – Александр поднялся на ноги, отряхивая с брюк керамическую пыль.

– Значит, я его сразила?

– Вы сразили своего брата.

Она поднесла лорнет к глазам.

– Значит, не Броклхерста?

– Я сказал: его в теле Бранвелла уже нет.

– Вы арестованы! – На плечо Александра опустилась тяжелая рука в перчатке.

Тот застонал. Ну неужели мало для одного дня?

Агент обернулся и поправил маску.

– Добрый день, офицер. Я Александр Блэквуд из Общества перемещения заблудших духов.

Должностное лицо нахмурилось.

– Из Общества…

– Подчиняюсь непосредственно герцогу Веллингтону. Если у вас еще остались вопросы, я буду счастлив связать вас с ним непосредственно.

Офицер нахмурился еще сильнее, словно желая напомнить своей жертве, что Общество переживает сейчас не лучшие времена, но оба понимали, что арест не может состояться. Гоняться за духами – все-таки по-прежнему прерогатива организации, где служил Александр.

– А этот парень кто такой? – Страж порядка указал на Бранвелла, который только-только начал приходить в себя. На затылке у него стремительно росла шишка.

– Мой помощник.

– А эта дама? – Офицер посмотрел на мисс Бронте.

– Помощник моего помощника. – Александр бросил взгляд через плечо полицейского на доки и «Игривую Анну». На месте ли судно? Трудно было сказать. – А сейчас я очень спешу…

– Что ж, хорошо. – Офицер отступил. – Доброго вам всем вечера.

Только теперь в поле зрения Александра попали сине-зеленые паруса «Игривой Анны», на полном ветре несущие ее вниз по Темзе.

Не видать ему мистера Мейсона.


* * * | Моя скромница Джейн | Глава 22 Шарлотта