home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



13 глава

К концу недели, когда Анриетта и Валентина прогуливались по саду, принесли письмо от мадам Маршалл. Письмо было для Валентины.

— Интересно, что она пишет? — сказала Анриетта, пожирая бумагу глазами, — выйдет она замуж за майора?

— Будто бы ей больше писать не о чем, — хмыкнула кузина и развернула письмо.

Она пробежала глазами строчки и подняла голову.

— Ну?

— Элен приглашает меня завтра на день рождения Томми. И еще пишет, что для меня у нее есть какой-то сюрприз.

— Наверное, новая статуя, установленная где-нибудь в укромном месте. Так, чтобы ты на нее ненароком наткнулась.

— Как можно называть такую гадость сюрпризом?

— Почему же гадость? Это было очень весело.

— Да, тебе. Потому что, ты не промокла.

— Ладно, не тяни. Ты пойдешь на день рождения Томми?

— Конечно, пойду. Вот, только что мне ему подарить?

— Какие глупости тебя волнуют, — Анриетта махнула рукой, — вот что, собирайся. Сейчас мы поедем в Бриджтаун, походим по магазинам и купим твоему Томми самый шикарный подарок из всех, какие только существовали.

— А что вообще дарят маленьким детям?

— Не знаю, у меня их никогда не было. Игрушки какие-нибудь. Конфеты.

— Конфеты? — Валентина задумалась, — ладно, куплю конфеты. Что еще?

— Пойдем и посмотрим. На одной из улиц города я видела магазин детских игрушек. Вот и зайдем туда. Пошли одеваться.

Они сумели это сделать в рекордные сроки. Был бы при этом Луи, он бы страшно удивился.

Но вот потом произошло то, что точно не вызвало бы в нем удивления. Вместо того, чтобы искать подарок для Томми, женщины зашли в ювелирный магазин и провели там более часа. В результате этого Анриетта вышла оттуда счастливой обладательницей новых серег, а Валентина приобрела аккуратненькие маленькие часики на цепочке, которые следовало носить на шее.

Потянув кузину за руку, Анриетта сказала:

— А вон там магазин тканей.

— Анриетта, — Валентина нахмурилась, — мы ведь, кажется, собрались что-то другое покупать.

— Да? Что? — рассеянно отозвалась та.

— Подарок для Томми.

— Ох ты, господи. А ведь точно. Ну пойдем, быстренько заглянем сюда, а потом уже пойдем в магазин игрушек.

— Не получится, — вздохнула девушка, — я не взяла с собой столько денег.

— Какие глупости. Здесь отпускают в кредит, как и везде. А меня там хорошо знают.

В конце концов, когда они добрались до нужного им магазина, наступил вечер. Женщины устали и выбор подарка уже не казался им столь актуальным. Они почти без интереса рассматривали всевозможные игрушки. Наконец, Анриетта ткнула пальцем.

— Возьми это и пошли домой. Я устала и хочу есть.

Валентина, склонив голову, глядела на выбор кузины. Что там говорила Элен насчет мягкости и безопасности?

Взяв пистолет в руки, она повертела его и спросила у продавца:

— А он стреляет?

— Какая чепуха, — фыркнула Анриетта, хотя ее никто об этом не просил, — стреляют только настоящие пистолеты.

Но продавец ответил:

— Да, мадемуазель. Только для этого нужно воспользоваться этим, — и он указал на стол.

— Давайте, — решилась девушка, — я беру это. И патроны тоже.

— Это не патроны, а пистоны.

— Какая разница.

— Сколько их вам?

— Побольше.

Анриетта скептически хмыкнула:

— Тебе Элен спасибо не скажет.

Валентина хихикнула.

Когда они вернулись домой, Луи встречал их у входа.

— Вы с ума сошли? — поинтересовался он сурово, — вы знаете, сколько сейчас времени? Где вы были?

— Мы гуляли, — Анриетта улыбнулась и погладила его по щеке, — не сердись, ладно?

— А это что? — Луи уставился на покупки, — не морочь мне голову. Гуляли они. По магазинам ходили. Господи, все ясно. Можешь не продолжать.

— Мы искали подарок для Томми, — попыталась успокоить кузена Валентина.

— Ну, ну. Отрез бархата — это ему?

— Нет, ты посмотри, что купила ему Тина, — Анриетта взяла мужа под руку, чтобы отвести в сторону от кучи покупок, — ни за что не догадаешься.

Валентина тихо смеялась, стараясь не привлекать к себе внимания.

— Пистолет, представляешь?

— Пистолет? — Луи взглянул на подарок, — кузина, вы уверены, что его мать одобрит это?

— Уверена, что нет. Но ведь это подарок для Томми.

— Коварное создание, — фыркнула Анриетта, — через день весь дом Элен оглохнет от выстрелов. Благодари бога, что она не додумалась купить ему игрушечную пушку.

— А что, там они были?

— Нет, — женщина засмеялась, — пойдем ужинать, наконец. Я умираю от голода.

На другой день Валентина была в превосходном настроении. Его не испортили даже мрачные прогнозы Анриетты относительно реакции Элен на подарок.

— Она больше не пустит тебя на порог. И замуж за майора не выйдет.

— Думаешь, последнее меня очень огорчит?

— Ты думаешь только о себе. Нет, чтобы вспомнить, сколько людей этот брак сделает счастливыми.

— Всех, кроме майора, — хихикнула Валентина, направляясь к двери.

— Поздравь Томми от нас, — продолжала Анриетта, провожая ее, — и передай Элен мои глубокие соболезнования.

— Да ну тебя, — отмахнулась кузина.

— Доброго пути. И не задерживайся там слишком долго. Я буду волноваться.

— Обещаю, что не буду задерживаться.

— Да! — вспомнила Анриетта, — и не прогуливайся под статуей, ради бога. Подарок не забыла?

— Конечно, нет. До свидания, Анриетта.

И Валентина отправилась в недолгий путь. Сидя в пролетке, она изредка улыбалась, думая, что именно скажет Элен, когда увидит ее подарок Томми.

Наконец, вдали показался аккуратный домик Элен, окруженный ухоженным садом. Валентина поерзала на сиденье, так ей не терпелось оказаться внутри. Впрочем, ее желание скоро исполнилось.

Пролетка остановилась, въехав в ворота. Девушка спустилась на землю, взяла коробку конфет и сверток с другим подарком, сунув его подмышку.

Элен вышла навстречу гостье с радушной улыбкой:

— Как я рада видеть вас, Тина! Спасибо, что приехали. Знаете, у меня сегодня большая радость. Приехал Джим, так что вам не будет скучно.

— Кто сказал, что мне у вас скучно и без Джима? — пошутила Валентина, — впрочем, я рада приезду вашего брата. Вы так его ждали. Теперь вам не будет одиноко.

— Но я не одинока. У меня есть Энн, Томми, вы, а также рыцарь печального образа. Угадайте, кто?

— Господи, что тут гадать! Майор Фолье, — и девушка рассмеялась.

Элен присоединилась к ней.

— Какая вы догадливая. А теперь подумайте и скажите, почему печального образа.

— Ха-ха. Это просто. У него всегда становится такое печальное лицо, когда он вас видит.

Теперь они расхохотались куда громче.

— А что это у вас? — спросила Элен чуть позднее.

— Подарок для Томми, — гордо заявила Валентина.

— Господи, какая прелесть, Тина!

— А это конфеты. Я помню из собственного детства, хотя это было давно, что все дети обожают конфеты.

— «Хотя это было давно», — передразнила ее хозяйка, — и как давно вы вышли из детского возраста, Тина? Не смешите меня. Пойдемте, обрадуем Томми.

— Только не очень сердитесь, ладно? — шепнула ей девушка по дороге.

— Почему я должна сердиться? — слегка удивилась Элен, — конечно, не стану.

Двери в комнату были открыты. А на высоком стуле, на почетном месте гордо восседал именинник. Точнее, он должен был там восседать, но сейчас его там не было. Ничуть не удивившись, Элен осмотрелась по сторонам:

— Томми, ты где?

Ответа не было. Валентина хихикнула.

— Томми, ты верно не хочешь получить подарок? — продолжала Элен.

— Я хочу, — немедленно послышался голос именинника из-под шкафа, — но я никак не могу отсюда вылезти. Здравствуйте, мисс Лефевр, — сдавленно сказал он и чихнул.

Элен возвела глаза к потолку и направилась к шкафу, вызволять своего сына на свет божий. Валентина, сдерживая смех, положила подарки на стол и поспешила ей на помощь. Совместными усилиями им удалось вытащить Томми наружу и поставить на ноги. Он сморщил нос и чихнул снова.

— В чем дело? — строго спросила Элен.

— Там пыльно, — с достоинством ответил Томми.

— Что ты говоришь, — ледяным тоном продолжала мать, — ты видел, на кого ты похож?

— На кого?

— На чучело.

И она принялась оправлять его одежду. На протяжение этой процедуры, которую мальчик вынес стойко, Валентина корчилась от подавляемого смеха. Она не хотела сердить Элен еще больше, тем более, что той еще предстояло узнать, а главное услышать подарок, который она преподнесет имениннику.

Наконец, Элен обернулась к ней и приподняла брови:

— Я все слышу, — сказала она и вдруг фыркнула, чего от нее было трудно ожидать.

Смех взбодрил Томми, он понял, что наказания сегодня не будет. Пока взрослые веселились, он стянул со стола коробку конфет и успел слопать три штуки прежде, чем Элен это заметила.

Мать тут же отобрала у него коробку и сказала:

— После обеда.

— Ну, мам, — протянул он.

— Я сказала, после обеда.

Томми выпятил нижнюю губу, словно готовясь зареветь, но быстро передумал. Взял другую коробку и принялся разворачивать обертку.

Когда же он достал собственно подарок, в комнате возникла немая сцена. Томми с горящими глазами осматривал пистолет, не в силах сказать ни слова от восторга. Валентина затаилась, словно мышь под веником, а Элен только изумленно смотрела на сына.

— Что это? — наконец проговорила она.

— Подарок, — ответила Валентина как могла невинно.

И даже захлопала глазами.

— Тина, эти штучки приберегите для своих поклонников.

— А что такое?

— Что такое! Томми.

— Мама, посмотри, какой пистолетик! — вскричал Томми, потрясая игрушкой, — нет, ты только глянь!

— Боже мой, — она на мгновение прикрыла глаза ресницами, — Тина, как вы только додумались подарить ему это? Вы хотите, чтобы я сошла с ума?

— Конечно, нет. Что вы, Элен.

— Тут и пистоны есть, — продолжал восхищаться Томми.

— Дай сюда, — мать протянула руку, но сын ловко увернулся.

Тут она тяжело вздохнула.

— Тина, я отшлепала бы вас, будь вы немного помладше. Честное слово, я ведь вас просила. О господи, ладно, — Элен махнула рукой, — знаю, вы нарочно это купили, чтобы меня порадовать.

— Ну, не сердитесь на меня, — жалобно произнесла Валентина, — я просто подумала, что подушка Томми вряд ли обрадует.

— Подушка? — Мадам Маршалл недоуменно приподняла брови.

— Ну да. Мягкая, большая и такая безопасная.

Элен фыркнула и рассмеялась.

— Язва. Хорошо, придется терпеть. Теперь в доме не будет ни минуты покоя. Впрочем, его и так нет. Кстати, Томми, где Джим?

— Он пошел доставать мой подарок, — сообщил мальчик, все еще возясь с пистолетом.

— А что, ты его уже куда-нибудь засунул?

— Из чемодана, — пояснил мальчик.

— Ну, если и Джим что-нибудь выкинет, я точно сойду с ума, — подытожила Элен, — что же он там так задерживается? Неужели, так сложно достать игрушку из чемодана?

— Может быть, она большая, — предположила девушка.

Между тем, Томми подошел к ней, чтобы поблагодарить за подарок. А главное, показать, как именно им следует пользоваться. Он даже хотел продемонстрировать, как тот стреляет, но его мать решительно воспротивилась.

— Потом, — отрезала она.

— Ладно, — подозрительно легко сдался ее сын, — посмотрите, мисс Лефевр, правда, здорово?

— Очень, — признала та, взяв в руки пистолет.

В это время открылась дверь и в комнату вошел мужчина. Сперва на это почти никто не обратил внимания, так как все были заняты делом. Томми показывал Валентине, как пользоваться игрушкой, она внимательно его слушала, а Элен говорила, чтобы они, ради всего святого, не вздумали стрелять прямо здесь. Но потом Валентина подняла голову на звук шагов и ее глаза стали стремительно расширяться.

— О mon Dieu, — вырвалось у нее.

— Джимми, — как ни в чем не бывало сказала Элен, — позволь тебе представить мою очень хорошую знакомую, мисс Валентину Лефевр. Тина, это мой брат — Джеймс Рэдклифф. Эй, Джим, что такое?

Из рук Рэдклиффа выпал какой-то предмет, на который все тут же обратили внимание. У Элен вырвался новый вскрик.

— Нет, только не это!

— Ура! — завопил Томми, — у меня теперь будет два пистолета!

— Я вас убью, — пригрозила мадам Маршалл, — обоих.

На полу лежал пистолет, точь-в-точь копия подарка Валентины.

Губы девушки подозрительно дрогнули. Но в это время Томми дернул ее за руку:

— Мисс Лефевр.

— Да? — спросила она.

— Нажмите сюда, — и хитрый мальчик приложил ее палец к курку.

Девушка послушно исполнила его просьбу. В следующее мгновение раздался такой оглушительный выстрел, что все вздрогнули, а Валентина подпрыгнула, взвизгнула и бросила пистолет на пол.

— Здорово стреляет, — захлопал в ладоши Томми.

— Иди сюда, — прошипела Элен.

— Зачем? — спросил тот осторожно и спрятался за спину гостьи.

— Я тебя отшлепаю. Да что же это такое! Я вас спрашиваю.

— А в чем дело? — спросил Рэдклифф, — что ты так всполошилась? Это всего лишь пистолет, и то, ненастоящий.

— Спасибо, что не принес настоящий, — съязвила его сестра, — вы сговорились, да? Принесли два пистолета. И что теперь?

— И что теперь?

— Теперь он будет палить из них одновременно, вот что, — торжествующе заключила Элен.

— Точно! — подтвердил донельзя довольный Томми.

Валентина низко наклонила голову, но ее плечи тряслись от сдерживаемого смеха. Впрочем, она успела заметить, что и Рэдклифф втихомолку хихикает.

— Это просто возмутительно! — продолжала возмущаться Элен, — что вы хихикаете? Что тут смешного? О господи, — тут она сама засмеялась, не в силах больше этого выдерживать.

Всеобщий смех немного разрядил обстановку.

— Да, кто, ты говоришь, это такая? — ядовито осведомился Рэдклифф, осмотрев Валентину критическим взглядом.

— Мисс Валентина Лефевр, — повторила сестра и недоуменно взглянула на него.

На ее памяти ее брат еще никогда не отзывался о девушке в таком тоне. Тем более, если эта девушка была красива. Она посмотрела на Валентину, взглядом прося у нее прощения, но та, казалось, совершенно не была обижена. Напротив, она улыбалась. А потом изысканно присела.

— Очень приятно, месье… э-э-э… Элен, как там зовут вашего братца?

— Джим, — выдавила та, решительно ничего не понимая.

— Что, мне так и следует его называть? Просто Джим?

— Рэдклифф, — добавила Элен, моргая.

Кто-то здесь точно сошел с ума.

— Очень приятно, — заключила Валентина.

— А как мне приятно, — не остался в долгу Рэдклифф.

— А мне тоже приятно! — вмешался Томми решительно, — можно мне немного пострелять, мама?

— Потом, — отрезала она, приходя в себя, — тем более, что ты уже это сделал.

— Это не я, это мисс Лефевр.

Валентина фыркнула.

— Ох, — Элен осмотрелась, — думаю, что пора за стол, господа. Томми, где твоя сестра?

— Торчит перед зеркалом, — лаконично отозвался тот.

— Не торчит, а смотрится. Боже, где тебя воспитывали?

— Тут.

Элен укоризненно посмотрела на гостей, которые вновь принялись хихикать, почти в унисон. И тут же подумала, что они прекрасно смотрятся. Кажется, она не ошиблась, когда предполагала их поженить. Они ведь даже подарки одинаковые принесли.

Спустя пару минут миссис Корриган ввела в комнату припозднившуюся Энн. Теперь все были в сборе.

Томми был, разумеется, во главе праздничного стола. Он задул шесть свечей на именинном торте, причем, с первого раза, за что был вознагражден хлопками взрослых.

Потом он разрезал торт, что сделал весьма неумело, но зато с чувством. Самый большой кусок он без колебаний отдал своему дяде, а кусок чуть поменьше — Валентине, которая очень мило его поблагодарила. Энн вместо торта Томми хотел показать язык, но Элен быстро это прекратила.

Несмотря на внешнюю невозмутимость, Валентина чувствовала себя немного не в своей тарелке. Уж кого-кого, а Рэдклиффа она совсем не ожидала здесь встретить. Впрочем, это было взаимно.

Когда с тортом было покончено, дети были предоставлены сами себе, а взрослые по указанию хозяйки направились в гостиную. Там Элен хитро посмотрела на брата, потом на Валентину и сказала:

— Джимми, ты еще не разучился играть в шахматы?

— А почему я должен был разучиться? — слегка удивился тот, — тебе не удастся меня обыграть, не надейся, если ты об этом.

— Не совсем. У меня есть предложение к вам обоим.

Валентина ту же догадалась, какого рода будет это предложение и заявила:

— Нет, Элен.

— Да. И помните, что вы обещали. Джим, хочу попросить тебя сыграть с Тиной в шахматы.

— Зачем? — теперь Рэдклифф удивился гораздо больше, — разве она играет в шахматы?

— Еще как, — торжествующе хмыкнула Элен.

— Я много пропустил, — съязвил тот вполголоса, — значит, в шахматы. Что ж. Это даже интересно.

— Я не буду играть, — запротестовала Валентина, — я плохо играю в шахматы.

— Не скромничайте, — смеялась коварная Элен, — кто постоянно обыгрывает месье Леруа?

— А разве месье Леруа не женат? — задел странный вопрос Рэдклифф.

— Причем тут это? — изумилась сестра, — кто сказал, что женатым людям запрещается играть в шахматы?

— Месье Леруа — мой родственник, — холодно пояснила Валентина, прекрасно поняв, что он имеет в виду.

— Ах, вот в чем дело. Тогда мне все ясно.

— Так вы будете играть или нет? — Элен начинала терять терпение.

Девушка махнула рукой.

— Хорошо, — сдалась она, — буду.

Шахматная доска появилась, как по мановению волшебной палочки. Расставили фигуры, первый ход белыми достался Валентине. Она не стала мудрствовать и походила Е2 — Е4.

Элен с интересом наблюдала за этим действием. Ее немного забавляли сосредоточенные лица противников и то, какими взглядами те смотрели на доску, словно ничего более важного на свете не существует. Валентина кусала нижнюю губу, Рэдклифф барабанил пальцами по столешнице. А самое интересное было в том, что, как определила Элен, противники были примерно равны. Во всяком случае, ее брат очень скоро перестал скептически хмыкать и усмехаться, а также думать, что победа окажется легкой.

— Ну как? — не выдержала Элен.

— Не мешай, — буркнул ее брат.

— Тина, что вы думаете?

— Что вы сказали? — отозвалась та после продолжительной паузы.

Элен дернула бровями и откинулась на спинку стула. Несколько минут они сидели в полной тишине, а потом Валентина передвинула одну из фигур и сказала:

— Шах.

— О-о, — Элен подалась вперед.

— Тоже мне, новость, — фыркнул Рэдклифф, передвигая своего короля.

В это время Томми, который посчитал, что о нем незаслуженно забыли, тихо ввинтился в комнату и забрался в кресло с ногами. Этого, впрочем, никто не заметил, так как взрослые смотрели на доску и, разумеется, ничего не слышали. Тогда мальчик решил привлечь их внимание более радикально. Способ для этого он избрал не столь уж оригинальный, но весьма оглушительный, выстрелив из двух пистолетов сразу.

Нужно сказать, что эффект был потрясающим. Валентина подпрыгнула, едва не опрокинув доску, Элен почти слетела с кресла, даже Рэдклифф и тот сильно вздрогнул.

— Ты подарил ему патроны, — простонала Элен, сжимая виски пальцами.

— Ничего я ему не дарил, — отрекся тот от обвинения.

— Я подарила ему патроны, — пояснила Валентина, — то есть, это не патроны, а пистоны. Они так называются. Мне продавец сказал.

— Наверное, я должна сказать вам спасибо, Тина, — тяжело вздохнула Элен, — я очень рада узнать, что они так называются. Томми, немедленно иди на улицу и стреляй там, сколько твоей душе угодно. Но только не здесь.

Довольный Томми умчался прежде, чем хлопнула дверь.

— Шах, — сказала Валентина, вернувшись к игре.

— И что? — раздраженно отозвался Рэдклифф, — вы вообразили себя гением шахматной мысли?

— Угу, — согласилась она, почти не слыша.

— Шах, — с торжеством в голосе сказал ее противник.

— Ха-ха, — девушка передвинула фигуру короля.

— И еще я съем вашу ладью.

— На здоровье.

Элен тихо рассмеялась.

— Мат, — спустя пять напряженных минут заявила Валентина.

— Что? — Рэдклифф напряженным взглядом впился в доску.

Элен тоже приподнялась посмотреть. Так они смотрели довольно долго, а потом женщина неуверенно проговорила:

— Действительно, мат.

— Черт возьми, — пробормотал ее брат, щелчком сбивая своего короля, — вы зря учились играть в карты, мисс.

— В какие карты? — спросила Элен.

— В игральные, — отрезал тот.

За окном послышался выстрел. Потом еще один, довольно громко.

— Ой, — сказала Элен, — Тина, вы в самом деле выиграли. Никогда бы не подумала.

Валентина еще немного посмотрела на доску и только после этого сумела поверить, что и в самом деле выиграла. А чувствовала она себя так, словно ворочала огромные глыбы.

— Я бы тоже не подумала, — признала девушка.

— Ладно, — Рэдклифф встал, — пойду усмирять твоего сорванца, Элен. Иначе он всю округу на уши поставит. Мисс Лефевр, не хотите составить мне компанию?

Валентина посмотрела на него с изумлением.

— Надо поговорить, — едва слышно добавил он.

Она подавила вздох и обреченно кивнула. А Элен, с трудом оторвавшись от захватывающего зрелища из окна, взглянула на них с удивлением, которое очень скоро сменилось лукавством. Нет, мысль, которая пришла ей в голову, была замечательно хороша. Эти двое уже спелись. Прекрасно.

— Да, хорошая мысль, — сказала она вслух, — покажи нашей гостье сад, Джим.

— Неужели, ты его еще не показала?

— Я не успела. Произошло маленькое недоразумение.

— Маленькое, — проворчала Валентина.

— Что произошло?

— Так, пустяк. Статуя.

— Статуя? Только не говори мне, что она облила твою гостью водой.

— Именно, — мрачно отрезала девушка.

Рэдклифф рассмеялся.

— Да, и еще я помню, что это была ваша идея, — добавила та, — и совсем не удивляюсь этому.

— Не надо дуться, Тина, меня она тоже облила, — хихикая, произнесла Элен.

— Ну что ж, — заключил Рэдклифф, направляясь к двери, — в таком случае, сразу предупреди, какие еще сюрпризы есть в твоем саду, Элен.

— Никаких, кроме Томми, который может неожиданно выстрелить в вас из-за куста.

— Ну, с этим я как-нибудь справлюсь, — он мотнул головой в сторону гостьи, — пошли.

И Валентина пошла. Она шла, прекрасно понимая, что ничего хорошего ее в саду не ожидает, но все равно следовала за Рэдклиффом, поскольку понимала и другое. Если она не пойдет, он начнет задавать ей неудобные вопросы прямо здесь.

Рэдклифф не стал разыскивать Томми в саду. Если честно, он и не думал этого делать, просто ему нужен был какой-нибудь повод. Оказавшись на месте, он обернулся к своей спутнице и без обиняков спросил:

— Какого черта?

— Что?

— Что, что! Я спрашиваю: какого черта вы сбежали?

— А, вы об этом.

— Да, я об этом, черт возьми! Какого дьявола, черт побери! Вы вообще сами это понимаете или как всегда, нет?

— Что это вы хотите этим сказать? — тут же взвилась Валентина.

— Вам прямым текстом или так поймете?

— Сами вы… — она осеклась, — и вообще, почему вы на меня кричите?

— Потому что вы идиотка!

— Я идиотка? Сами вы идиот!

— Да, точно, идиот. Идиот потому, что разыскивал вас по всей Вест-Индии, а она оказалась тут, в доме моей сестры, у меня под носом! Что вас сюда принесло?

И он еще кое-что добавил, отчего Валентина вытаращила глаза.

— Ничего себе! — проговорила девушка с возмущением.

— Я еще и не то скажу. Отвечайте на мой вопрос, черт вас возьми!

— Ладно! — рявкнула она не менее сердито, — здесь живет моя кузина Анриетта. Анриетта Леруа.

— Это ваша кузина? Так, теперь понятно. Значит, вы использовали Кейна для того, чтобы оказаться у кузины. Так?

— Ну, так, — вынуждена была признать она, немало удивленная такой проницательностью, — только никого я не использовала. Этот ваш Кейн… Свет не видывал большего наглеца и нахала.

— Это оставьте. Будто бы, вы этого не знали.

— Ну, не знала. Я думала…

— А вот этого не надо, — прервал ее Рэдклифф, — никогда больше этого не делайте. Я имею в виду, не думайте. Это вам не на пользу.

— Ах, так! — Валентина сжала кулаки, — что это вы меня все время оскорбляете? Это просто свинство с вашей стороны!

— Я вам скажу, что такое настоящее свинство! Это то, что вы выкинули! Сбежали куда-то к черту на рога и ничего никому не сказали. Вот это свинство! Неужели, было трудно просто попросить? Я бы сам вас сюда отвез.

— Да? — спросила девушка, просто так, чтобы хоть что-то сказать.

— Ваша выходка была просто полным идиотизмом. Вы сами-то хоть это понимаете?

Она пожала плечами.

— Ну, и что вы этим добились?

Снова пожатие плеч.

— Правильно. Ничего другого я от вас и не ожидал. Можете не отвечать, я и так знаю. Это ведь было так интересно и так забавно! Настоящее бегство! Романтические бредни.

Валентина крепче стиснула зубы и ничего не ответила. Да и что можно было на это сказать?

— Где Кейн? — спросил Рэдклифф после минутного молчания.

— Понятия не имею. А зачем он вам?

— Хочу намылить ему шею.

Валентина издала сдавленный смешок.

— Он куда-то уехал, — сообщила она чуть позднее.

— Что, вот так просто взял и уехал? Привез вас сюда и все?

— Ну да, если бы все. Как же. Этот ваш Кейн почему-то вбил себе в голову, что я в благодарность должна выйти за него замуж.

— Это не мой Кейн, — уточнил Рэдклифф.

— Но он был на вашем корабле.

— Ну и что. Это вовсе не значит, что он мой. Ладно, значит, он вбил себе в голову совершенно дурацкую идею, это я понял. И что дальше? Как он от нее избавился?

— С большим трудом, — туманно пояснила девушка.

— Хорошо, я рад, что это все-таки произошло. Потому что даже слепому было видно, как сильно вы хотите выйти за него замуж.

— Я хочу?!

— Да нет же. Успокойтесь, я не это имел в виду. А совсем наоборот. Но все это нисколько не умаляет вашей вины. Вы сбежали и заставили меня… Боже мой, какая дура! Я ведь волновался!

Валентина вытаращила глаза.

— Вы волновались? — переспросила она, — почему?

— Почему! Только законченная идиотка станет задавать подобные вопросы! — совсем разозлился Рэдклифф.

«Законченная идиотка» еще несколько секунд моргала глазами, а потом наконец до нее дошло.

— Вы это серьезно?

Следующие несколько минут ушло на то, чтобы узнать, насколько все это серьезно. И после Валентина уже не задавала подобных вопросов. С ее головы слетела шляпка и упала на землю, но никого это уже не волновало.


12 глава | Мадемуазель Каприз |