home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Социализм

Раздумывая над тем, как приложить свои основополагающие воззрения к политической философии и как применить их в практической политике, Гарольд очень сокрушался, что термин «социализм» был уже использован до него. Мыслители XIX и XX веков, называвшие себя социалистами, на самом деле ими не были, они были «государственниками», так как ставили государство выше общества (социума).

Но истинный социализм должен ставить во главу угла именно общество. Гарольд думал о том, как когнитивная революция поможет выковать новый, более ориентированный на общественные интересы стиль политической деятельности. Можно будет подумать и об экономическом обобществлении. Чувствуют ли люди, принадлежащие к разным классам общества, что они участвуют в одном огромном общем деле, или пропасть, разделяющая классы, слишком широка? Если последнее, то, значит, надо сосредоточиться на создании новой общественной культуры.

Но насколько отчетливо выражены и подкреплены практикой основные общественные ценности? Насколько широко они представлены в общественных и государственных институтах? Успешно ли ассимилируются в стране иммигранты? В политической сфере, думалось Гарольду, консерваторы будут особо подчеркивать, что изменение культуры и характера – это задача, почти непосильная для государства. Либералы будут возражать им, говоря, что из одних только прагматических соображений стоит попробовать взяться за подобные изменения. Но и те и другие будут говорить на языке всеобщего братства и вдохновляться чувством, что все мы вместе.

Гарольд и сам не знал, кем он должен считать самого себя – либералом или консерватором. В жизни он руководствовался принципом, заимствованным у Дэниэла Патрика Мойнихена[130]:

Главная консервативная истина заключается в том, что культура, а не политика определяет успех общества. Главная же либеральная истина заключается в том, что политика может изменить культуру и спасти ее от самой себя.

Гарольд знал, что его работа в Вашингтоне заключалась в том, чтобы убедить здешнюю политическую элиту в том, что характер и культура в самом деле формируют поведение и что правительство может, пусть и в ограниченной мере, направлять культуру и характер. Государственная власть похожа на огонь – греет, когда в очаге, и сжигает, если станет пожаром. По мнению Гарольда, государство не должно регулировать частную жизнь людей. Это ослабляет ответственность и умаляет достоинство граждан. Однако государство может влиять на условия, в которых люди проживают свою жизнь. Государство могло бы в определенной мере создавать условия, благоприятные для братских отношений. Оно может стимулировать дух гражданственности.

Отчасти это может быть сделано всего лишь элементарным исполнением государством своей главной обязанности – созданием условий для порядка и безопасности. Эти условия – защита от внешних угроз, регулирование экономической деятельности путем наказания зарвавшихся хищников, защита прав собственности, наказание преступников, обеспечение торжества закона, базового уровня социального страхования и общественного порядка.

Отчасти это можно сделать за счет сокращения программ, разрушающих культуру и ослабляющих характер. Например, в основе почти любого общественного устройства лежит идея о вознаграждении за усилия. Но государство очень часто поощряет и вознаграждает тех, кто пальцем о палец не ударил. Иногда государство делает это из благих побуждений (такими были старые социальные программы, уничтожавшие всякий стимул к труду), иногда – руководствуясь корыстными интересами (лоббирование ассигнований, налоговые льготы и субсидии, благодаря которым компании получают внерыночные прибыли). В любом случае подобные программы ослабляют социальную ответственность и подрывают доверие к власти. Отделяя вознаграждение от труда, государство разрушает моральный климат общества. Такие программы демонстрируют людям, что система несправедлива, а общество развращено.

Тем не менее Гарольд был уверен, что при правильном подходе правительство способно играть и более конструктивную роль. Как далекая централизованная власть порождает сервильность, так децентрализованная власть и общинное самоуправление порождают сознательных, активных, сотрудничающих между собой и с властью граждан. Инфраструктурные проекты, которые создают публичные зоны в городских центрах, укрепляют отношения и стимулируют развитие. Независимые школы сближают родителей. Университеты, ведущие активную работу вне кампусов, могут стать центрами гражданской и предпринимательской активности. Программы национальной службы (в армии и других государственных учреждениях) могут перекинуть мосты через пропасть, разделяющую разные классы общества. Спонсируемые из федеральных средств, но управляемые местными властями общественно-предпринимательские фонды стимулируют гражданскую активность и общественные программы. Простая и справедливая налоговая политика вселяет в людей творческую энергию, повышает деловую активность, воодушевляет и побуждает к творческим инновациям, к упразднению старого и отжившего.

Аристотель писал, что законодатели воспитывают граждан. Хотят они того или нет, законодатели поощряют одни жизненные привычки и отучают от других. Искусство управления государством – это неизбежно и искусство управления душами.


Мягкий подход | Общественное животное. Тайные источники любви, характера и успеха | Мысленные эксперименты