home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Социальная мобильность

Но главной темой исследований Гарольда стала социальная мобильность. Основной предпосылкой его рассуждений было убеждение в том, что за последние несколько десятилетий ученые уделяли слишком большое внимание глобализации, которую они понимали как свободное перемещение по миру товаров и идей. Но, по мнению Гарольда, глобализация – не главный двигатель перемен. Согласно данным Бюро трудовой статистики Соединенных Штатов{460}, зарубежный аутсорсинг (привлечение квалифицированной рабочей силы из-за границы) стал причиной лишь 1,9% всех увольнений в США в первое десятилетие XXI века, несмотря на весь шум и разговоры вокруг этой проблемы. Панкадж Гхемават из Гарвардской бизнес-школы подсчитал{461}, что 90% долгосрочных вложений во всем мире инвесторы осуществляют в родных странах.

Реальным же двигателем перемен, по мнению Гарольда, стало увеличение когнитивной нагрузки. В течение нескольких последних десятилетий технологическая и социальная революция предъявили непомерные требования к способности человека к познанию. Мы вынуждены усваивать и обрабатывать громадные потоки информации. Мало того, мы теперь вынуждены ориентироваться в непомерно усложнившихся социальных условиях. Это происходит и в бизнесе, причем как в местном, так и в глобализованном секторе, и так неизбежно будет происходить, если вы покончили с некогда существовавшей свободой торговли.

Адепты глобализации особо подчеркивают тот факт, что в наше время информация распространяется по миру со скоростью 15 000 миль в секунду. Но из-за ограниченности человеческой способности к когнитивной обработке поступающей информации самой важной частью пути, который проходит информация, становится ничтожное расстояние между глазом или ухом человека и соответствующими участками головного мозга. Сквозь какую призму пропускает эту информацию человеческий ум? Обладает ли данный конкретный человек способностью понять эту информацию? Сумеет ли он ее использовать? Какие эмоции порождает у него эта информация, какие мысли вызывает? Существуют ли культурные предпосылки, искажающие или, наоборот, улучшающие понимание информации?

Изменение когнитивной нагрузки повлекло множество разнообразных следствий. Во-первых, изменилась социальная роль женщины, которая теперь на равных конкурирует с мужчиной в сфере интеллектуальной деятельности. Изменение когнитивной нагрузки изменило природу брака, так как и мужчины и женщины ищут партнеров, способных соответствовать их интеллектуальному уровню или дополнять его. Это приводит к возникновению особых предпочтений при выборе партнеров. Высокообразованные люди вступают в брак друг с другом, менее образованные тоже заключают браки внутри своего круга. Это еще больше усугубляет неравенство, приводит к тому, что внутри одной страны складываются два народа: один – обладающий подсознательными навыками ориентирования в море информации и второй – не получивший возможности овладеть такими навыками.

В течение последних десятилетий преимущества хорошего образования становятся все более очевидными. В 1970-е годы едва ли имело смысл идти в колледж, если вы хотели получать большие деньги: разница в доходах между выпускниками колледжей и остальными была очень невелика. Но начиная с 1980-х годов преимущества образования начали становиться все более заметными, и эта тенденция продолжается и сейчас. Сегодня деньги следуют за новаторскими идеями. Семья американца, имеющего университетский диплом, зарабатывает в среднем 93 000 долларов в год{462}. Семья американца, окончившего колледж, зарабатывает 75 000 долларов. Выпускник средней школы может рассчитывать на 42 000 долларов в год, а средний доход семьи того, кто бросил среднюю школу, составляет 28 000 долларов.

Более того, существует также и феномен суперзвезд, даже на вершине социальной пирамиды. Люди, обладающие уникальными умственными способностями, обычно зарабатывают невероятно большие деньги. Люди с приличным образованием, ничем не выделяющиеся на фоне равных себе, становятся лишь обычным товаром на рынке труда. Их зарплаты либо растут очень медленно, либо вообще не растут.

Умственные способности обычно передаются по наследству, и мы, таким образом, получаем потомственную меритократию. Сегодня уже не имеет значения (а еще в пятидесятые годы XX века имело – и огромное), что вы прямой потомок пилигримов с «Мэйфлауэра»[131]. Но, тем не менее, по-прежнему важно, в какой семье вы родились, причем чем дальше, тем более весомым становится этот фактор. Ребенок из семьи с доходом выше 90 000 долларов в год имеет 50% шансов окончить колледж в возрасте до 24 лет{463}. Вероятность обучения в колледже для ребенка из семьи с доходом 70 000 – всего 25%. Колледж оканчивает лишь один из десяти детей, родившихся в семьях с доходом 45 000 долларов, и лишь один из 17 детей, родившихся в семьях с доходом 30 000 долларов и ниже.

Элитарные университеты становятся бастионами привилегированных классов. Энтони Карнивэйл и Стивен Роуз провели исследования в 146 лучших американских вузах и обнаружили{464}, что лишь 3% их студентов происходят из семей, чьи доходы расположены в нижней четверти шкалы доходов. 74% студентов происходили из семей, чьи доходы располагались в верхней четверти шкалы.

Здоровое общество – это мобильное общество, в котором каждый нацелен на благополучную жизнь, в котором у каждого имеется стимул для труда, в котором люди возвышаются и опускаются вниз в соответствии со своими заслугами и достоинствами. Но общества когнитивной эпохи порождают свои собственные формы неравенства, основы которого заложены глубоко в мозгах граждан, и это неравенство, хотя оно и намного менее грубое, чем классовое неравенство при феодализме, остается не менее вопиющим и несправедливым.

Гарольд указал на то, что многие страны пытались бороться с этой проблемой, потратив на ее решение массу денег. Соединенные Штаты потратили около триллиона долларов в попытке ликвидировать пропасть в успеваемости, которая разделяет белых и черных школьников. С 1960 по 2000 год расходы на одного ученика возросли на 240%{465}. Ведущие университеты предлагают большую помощь бедным студентам, а самые богатые университеты – такие как Гарвард – не требуют вообще никакой платы от студентов, происходящих из семей с доходами ниже 60 000 долларов в год.

США прилагают большие усилия в борьбе с бедностью, назначая безвозмездное пособие в размере 15 000 долларов в год каждому бедняку. Мать с двумя детьми получает ежегодно 45 000 долларов, если социальная программа предусматривает прямые выплаты{466}.

Но деньги не могут решить проблему неравенства, потому что главная ее причина – не в деньгах. Проблема заключается в развитии детей – в развитии как их сознания, так и подсознания. Гарольду достаточно было лишь припомнить и сравнить условия, в которых воспитывался он, и те, в каких воспитывалась Эрика. Некоторые дети просто купаются в благоприятной атмосфере, способствующей накоплению социального человеческого капитала – они растут в окружении книг, споров, чтения, ответов на вопросы, задушевных разговоров о том, чем они хотят заняться в будущем.

Напротив, множество других детей с рождения окунаются в порочную, уродующую атмосферу. Если вы прочитаете часть какого-нибудь рассказа детям в детском саду, расположенном в благополучном квартале, половина детей угадает, чем кончится рассказ{467}. В детском саду, расположенном в бедном квартале, только 10% детей способны отгадать, чем кончится начатая история. Способность конструировать ментальные шаблоны и использовать их, чтобы предсказать ход событий, очень важна для успеха в дальнейшей жизни.

В 1964 году, когда только занималась заря когнитивной эпохи, богатые и бедные семьи мало отличались между собой по демографическим показателям, а это означало, что дети из семей, находившихся на разных ступенях экономической лестницы, обладали приблизительно одинаковыми перспективами и одинаковыми способностями. Но чем больше требований предъявляло общество к умственным способностям индивида, тем глубже и шире становилась пропасть между богатыми и бедными. Более образованные дети стали расти в совершенно иной атмосфере, в ином ландшафте, нежели менее образованные дети. Хорошо образованные дети живут в окружении благоприятных положительных обратных связей. Полезные социальные навыки и стабильная семья прокладывают путь к экономическому успеху, а это, в свою очередь, способствует дальнейшей стабилизации семьи, приобретению все новых навыков и знаний и еще большему экономическому успеху. Менее образованные дети живут в окружении порочных обратных связей. Низкая квалификация и распавшиеся семьи приводят к экономическому краху, что еще в большей степени ослабляет семейные узы, затрудняет приобретение квалификации и достижение финансового успеха.

Сегодня выпускники колледжей и остальные граждане живут в разных мирах. Две трети детей среднего класса воспитываются в полных семьях (и лишь одна треть детей из низших классов). Около половины студентов местных колледжей беременеют или становятся виновниками беременности во время обучения{468}. Изабель Соухилл подсчитала{469}, что если бы структура семьи оставалась сегодня такой, какой она была в 1970 году, то уровень бедности сегодня был бы на четверть ниже.

Огромная пропасть разделяет сегодня людей и с точки зрения их отношения к жизни. Роберт Патнэм показал, что молодые люди, окончившие колледж, в б'oльшей степени склонны доверять окружающим. Они проявляют б'oльшую уверенность в своей способности распоряжаться собственной судьбой и предпринимать активные действия, чтобы добиться поставленной цели.

При этом люди по обе стороны пропасти желают одних и тех же вещей. И высокообразованные, и малообразованные люди хотят жить в нормальных полноценных семьях с двумя родителями. И те и другие хотят, чтобы их дети окончили колледж и превзошли успехами их самих. Но все дело в том, что дети образованного класса обладают б'oльшими эмоциональными ресурсами для воплощения своих желаний. Если вы вступите в брак до того, как у вас родится ребенок, если вы закончите среднюю школу и будете работать с полной занятостью, то в 98% случаев вы не будете жить в бедности{470}. Но у многих людей так не получается.

Гарольду, когда он проводил свои исследования о бедности, разрушении семей и других вещах, касающихся социальной мобильности, временами хотелось хорошенько встряхнуть сограждан и призвать к совместным действиям. Не прячьтесь, а ходите на собеседования. Проходите испытательные тесты, если этого требует работодатель или учебное заведение. Не бросайте работу из-за того, что она кажется вам скучной, или из-за мелких семейных неурядиц. Гарольд понимал, что, начиная с определенного уровня, ничто не может заменить личную ответственность и ни один человек не имеет перспектив на успех, если он отказывается от принятия решений и ничего не делает для достижения цели.

С другой стороны, Гарольд понимал, что в одних только проповедях нет никакого прока. Способность к преуспеянию зависит от подсознательных навыков, которые служат необходимой предпосылкой для осознанных достижений. Людям, не обладающим такими подсознательными навыками, намного труднее удается свыкнуться с повседневной трудовой рутиной и каждый день тащиться на опостылевшую работу. Таким людям труднее быть вежливыми с начальником, доводящим подчиненных до белого каления, открыто улыбаться новым людям и уверенно смотреть на мир независимо от перепадов настроения и личных неприятностей. Таким людям трудно уверовать в собственные силы, в способность самому направлять течение своей жизни. Они редко осознают, что дело надо начать, чтобы его закончить, что сегодняшняя жертва может завтра окупиться сторицей.

Есть и чисто психологические эффекты неравенства. Ричард Уилкинсон и Кейт Пиккет утверждают в книге «Уровень духа»{471}, что сам факт пребывания на нижних ступенях социальной лестницы причиняет тяжелый стресс и приводит к немалым психологическим издержкам. Неравенство и чувство, что вы изгнаны с праздника жизни, причиняют социально обусловленное страдание, которое может, например, привести к ожирению, снижению иммунитету, к сужению круга социальных контактов, к депрессии и тревожности. Уилкинсон и Пиккет ссылаются на исследования, проведенные на британских государственных служащих. Некоторые чиновники, обладая высоким социальным статусом, вынуждены заниматься напряженной, ответственной работой. Другие чиновники имеют более низкий социальный статус и менее напряженную работу. На первый взгляд, логично было бы предположить, что напряженно работающие люди отличаются более высоким риском сердечно-сосудистых и желудочно-кишечных заболеваний. На самом деле все обстоит как раз наоборот. Чаще болеют чиновники с более низким социальным статусом. За низкий статус приходится платить довольно высокую цену.

Следуя своему «мягкому» подходу, Гарольд высказывал одобрение программам, призванным придать новую форму внутренним моделям человеческого разума. Если вы, подобно Гарольду, осознаете, что в некоторых бедных сообществах идея о важности личных достижений не передается из поколения в поколение, то остается только один выход – создать такую преемственность.

Это вынуждает к определенному патернализму. Если родители не внушают детям, как важно уметь добиваться поставленных целей, а самое главное – ставить эти цели, значит, этим должна заняться церковь или благотворительные организации. Если эти институты также не справятся с задачей, то должно вмешаться государство, чтобы помочь людям сделать три вещи, необходимые для вступления в средний класс: создать стабильную семью, окончить среднюю школу и найти работу.

Рон Хаскинс и Изабель Соухилл пишут в книге «Создание общества равных возможностей»:

Мы все нуждаемся в том, чтобы нас слегка подтолкнули в некоторых вещах, необходимых для нашего же благополучия в долгосрочной перспективе, касается ли это здорового питания или откладывания денег в пенсионный фонд. Семьи с низкими доходами не представляют здесь исключения{472}.

Существует множество способов и подходов, призванных привить эти подсознательные навыки. Политика накопления человеческого капитала подобна здоровому питанию: самое главное – постоянно прививать правильные принципы и всегда придерживаться их. Но Гарольд сумел рассмотреть последовательность шагов, способных помочь людям, сброшенным с лестницы социальной мобильности.

Во-первых, главное внимание надо обратить на детей и молодежь. Как говорит Джеймс Хэкмен{473}, «учителя учатся, а навыки порождают навыки», поэтому вложения в молодежь окупаются быстрее и в большей степени, чем вложения в людей более зрелого возраста. В специальных классах несовершеннолетних мам учат ухаживать за детьми. Визиты патронажных сестер помогают дезорганизованным семьям наладить жизнь, а молодым матерям – найти работу. Качественные образовательные программы для детей оказывают сильнейшее положительное влияние на их развитие. Иногда повышение IQ, которого удалось добиться в детском саду, нивелируется после поступления в обычную школу в бедном районе. Но социальные и эмоциональные навыки при этом никуда не исчезают и все равно приносят свои плоды – лучшую успеваемость и лучшие карьерные перспективы{474}.

Такие интегрированные подходы, как деятельность «Гарлемской детской зоны»[132], дают наиболее впечатляющие результаты, предлагают море разнообразных методик, призванных поместить детей в условия культуры, нацеленной на успех и достижения. Многие образовательные телепрограммы, такие как «Сила знания»[133] и подобные ей, также пропагандируют создание передовых школ, которые значительно улучшают перспективы для детей из семей с низкими доходами. Эти школы, как школа, которую посещала Эрика, учат новому образу мышления, прививают дисциплину и привычку к строгому соблюдению порядка.

Главное в любом классе – взаимоотношения учителя и учеников. Конечно, хорошо, когда класс маленький{475}, но лучше иметь хорошего учителя в большом классе, чем плохого учителя – в маленьком. Достойная зарплата поможет удержать в школе талантливых учителей. Школьники лучше усваивают знания, если любят своего учителя. Есть программы, которые предусматривают в школах и должность воспитателя. Это позволяет укрепить доверительное отношение учеников к школе. Дети намного реже бросают школу, если в ней есть авторитетный для них человек, который в любую минуту готов помочь им словом и делом.

Методы формирования человеческого капитала первой ступени открыли людям доступ в средние школы, колледжи и профессиональные учебные заведения. Методы второй ступени помогут развить приобретенные навыки, знания и те черты характера, которые в будущем позволят добиться еще б'oльших успехов. Недостаточно дать школьнику шанс попасть в местный колледж, где бывший ученик столкнется, скорее всего, с неопределенностью требований, равнодушием, а то и грубостью педагогов, запутанными правилами поступления, а кроме того, с невозможностью попасть на самые интересные курсы, потому что они вечно переполнены. Эти препятствия будут непреодолимыми для студентов, лишенных начального социального капитала. Методы овладения человеческим капиталом второго поколения должны учитывать и эти скрытые явления, а не только те, что на виду.


Мысленные эксперименты | Общественное животное. Тайные источники любви, характера и успеха | Нация тружеников