home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Слишком горяча для учительницы

Гарольд сел на свое место в классе английского языка. По правде говоря, Гарольд был слегка влюблен в учительницу английского, что сильно его смущало, так как она, в принципе, была совершенно не в его вкусе.

Мисс Тейлор терпеть не могла неотесанных парней, еще когда сама училась в школе. Уже подростком мисс Тейлор была художественной, чувствительной натурой. Ее личность сложилась согласно правилу Тома Вулфа – правилу противоположностей в средней школе. Это правило гласит: сообщество школьников распадается на социальные группы, и члены каждой из них отчетливо сознают, личности какого типа могут быть их социальными союзниками, а какие – врагами. Даже взрослая личность – включая ее политические взгляды – навсегда определена противостоянием с ее школьными врагами.

Таким образом, мисс Тейлор навсегда осталась в лагере художественной чувствительности, находящемся в оппозиции к лагерю спортивной напористости. Она была в лагере отстраненных созерцателей, противостоящем лагерю не склонных к лишним рассуждениям людей действия, в лагере тех, кто состязался в эмоциональности, а не в популярности. Это означало, что она строила свою жизнь, полагаясь на свои утонченные и возвышенные чувства, и в то же время это, к несчастью, означало, что если в какой-то день у нее вдруг не случалось бурной эмоциональной драмы, то она принималась изо всех сил ее создавать.

Взрослея, мисс Тейлор прошла фазы увлечения Аланис Мориссетт, Джуэл и Сарой Маклахлан[37]. Она участвовала в маршах протеста и бойкотах, участвовала в пропаганде утилизации отходов. Она вечно бывала в дурном настроении во время таких важных событий, как выпускной бал, чья-нибудь свадьба или вечеринка выпускников на пляже, и это всегда выделяло ее в любой толпе развлекающихся молокососов. Она оставляла удивительно сентиментальные записи в классных альбомах, на нее произвели глубокое впечатление Герман Гессе и Карлос Кастанеда, о которых большинство ее сверстников слыхом не слыхивали. Она была просто вундеркиндом, когда дело шло о чем-то волнительном.

Но постепенно она выросла из этого тесного платья. В колледже она начала курить. Сигарета придавала ей бесстрастный и циничный вид. Несколько лет она отдала кампании «Учи Для Америки»[38]. Именно в этот период она узнала, как выглядит настоящая беда, и стала обращать меньше внимания на собственные неприятности.

Когда Гарольд познакомился с мисс Тейлор, ей было около тридцати и она преподавала английский язык и литературу. В это время она слушала Файст, Яэль Наим и Arcade Fire[39], я читала Дэйва Эггерса и Джонатана Франзена[40]. Она регулярно протирала руки дезинфицирующим лосьоном и пила диетическую кока-колу. Мисс Тейлор носила длинные волосы и никогда не красила, чтобы продемонстрировать, что она пришла не на собеседование и работает не в адвокатской конторе. Она любила шарфики и не использовала сокращения в письмах. Дома она украшала стены поучительными изречениями в рамках, и большинство из них были выдержаны в духе Ричарда Ливингстона[41]: «Многие думают, что нравственное падение происходит от слабости характера; на самом деле был просто выбран неподходящий идеал».

Мисс Тейлор могла бы стать абсолютно обычным человеком, если бы не выбрала стезю преподавателя английского языка и литературы. Но одно дело – однажды прочитать «Над пропастью во ржи», «О мышах и людях» и «Убить пересмешника», и совсем другое – «преподавать» эти книги из урока в урок, изо дня в день, из года в год. Пережить это без повреждений просто невозможно.

Эти книги навсегда пленили мисс Тейлор, проникли в ее душу, и вскоре мисс Тейлор превратилась в своего рода литературную сваху. Она решила, что ее предназначение – читать в душах учеников, угадывать их сокровенные стремления, а потом предложить им какую-нибудь не слишком сложную книгу, которая навсегда изменит их жизнь. Время от времени она ловила кого-нибудь из учеников на перемене, втискивала ему в руку книжку и говорила дрожащим от волнения голосом: «Ты не одинок!»

Большинству из этих ребят никогда и в голову не приходило, что они могут быть одиноки. Но мисс Тейлор – возможно, слишком обобщая уроки собственной жизни, – считала, что под маской любого оптимиста, успешного музыканта или ученого всегда прячется одинокая и отчаявшаяся душа.

Она предлагала книги как спасение. Она считала, что чтение – самый надежный способ избавиться от одиночества и ощутить общность с Теми, Кто Умеет Чувствовать. Вручая после урока книгу очередному ученику, она заговорщически шептала одни и те же слова: «Эта книга спасла мне жизнь». Мисс Тейлор обращала их в церковь Спасенных От Списков Для Внеклассного Чтения. Она напоминала им, что когда жизнь становится слишком тяжелой, а страдания кажутся невыносимыми, всегда можно опереться на плечо Холдена Колфилда.

Совершив это, она торжествовала. Глаза ее начинали блестеть. Сердце ее таяло от счастья. Мисс Тейлор пребывала в таком сладостном состоянии, что одного взгляда на нее было бы, наверное, достаточно, чтобы заболеть сахарным диабетом. Но у мисс Тейлор было одно неоспоримое достоинство. Она была великим учителем. Ее эмоциональная горячность – вся, без остатка – была направлена на то, чтобы достучаться до подростков, и в этом не было ни тени лжи или умолчаний. Та самая сентиментальность, которая делала ее с трудом выносимой во взрослой компании, превратила ее в суперзвезду школы.


Социальное чутье | Общественное животное. Тайные источники любви, характера и успеха | Ее метод