home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Анализ и пересмотр характера

Люди принимают решения в три этапа. Первый этап – восприятие ситуации. Второй этап – разумная оценка возможных действий; мы решаем, послужит ли то или иное действие нашим долговременным интересам. Третий этап – пользуясь силой воли, мы выполняем свое решение. В течение веков люди создали массу теорий характера и одновременно разработали множество способов формирования характера у молодых людей. В XIX веке большинство моделей формирования характера было сфокусировано на третьем этапе процесса принятия решения – на волевом усилии. Викторианские моралисты имели почти гидродинамические представления о «приличном» поведении. Страсти – это дикие бурлящие потоки, и порядочный человек, используя свою железную волю, строит на их пути плотину, укрощает их и начинает ими управлять.

В XX веке основное внимание исследователей было обращено на второй этап процесса принятия решений – на разумный расчет последствий. Моралисты прошлого столетия подчеркивали важность тренировки разума для того, чтобы люди помнили о долгосрочном риске плохого поведения. Моралисты напоминают людям, что незащищенный секс может привести к заражению венерическими заболеваниями, к нежелательной беременности и другим бедам и неприятностям. Курение может привести к раку. Супружеская неверность разрушает брак, а ложь разрушает доверие. В основе такого подхода лежит представление о том, что если напомнить людям о глупости их поступков, то они перестанут их совершать.

Естественно, разум и воля очень важны для принятия нравственных решений и самодисциплины. Но оба этих подхода не очень-то эффективны. Вы можете сколько угодно убеждать людей не есть картошку фри. Вы можете писать памфлеты и брошюры о том, что это блюдо – главная причина ожирения. Вы может прочесть с амвона проповедь, призывая людей тренировать силу воли, чтобы отказаться от жареной картошки. И, если человек в данный момент сыт, он охотно поклянется в том, что никогда в жизни не возьмет ее в рот. Но стоит только голоду заявить свои права, как благонамеренное «я» слабеет и человек снова лопает вредную картошку. Люди оказываются не в состоянии соблюдать диету, так как сил разума недостаточно для длительного подавления подсознательных влечений.

Если это верно в отношении картошки фри, то точно так же это верно и в отношении более важных вещей. Проповедники всех времен и народов на протяжении тысячелетий проклинали грех супружеской неверности, но это не слишком влияло на число прихожан, упрямо продолжавших прелюбодействовать (равно как и на число самих проповедников, предававшихся тому же греху). Мириады слов были написаны о грехе алчности и стяжательства, но жадность продолжает править свой неистовый бал. Почти все согласны с тем, что приобретение материальных благ не добавляет человеку радости и чувства полноты жизни, но, несмотря на это, на кредитных картах накапливаются громадные долги. Все знают, что убивать нехорошо, но на планете то и дело случаются акты геноцида, а террористы убеждают себя в том, что убийство невинных людей – праведное дело.

В течение десятилетий разумные люди пытались донести до наркоманов информацию о вреде наркотиков, а до подростков – информацию об опасностях незащищенного секса и о том, что не следует бросать среднюю школу. Тем не менее вывод всех исследований на эту тему однозначен: информационные программы сами по себе мало способны изменить человеческое поведение. В 2001 году было проведено исследование эффективности программ полового воспитания в школе{189}. Выяснилось, что эти программы не оказывают никакого влияния на сексуальное поведение и на применение противозачаточных средств. Школьное обучение и семинары по развитию сознательности практически не оказывают прямого воздействия на подсознательные влечения. Не помогают и проповеди.

Накопленные данные показывают, что разум и волю можно уподобить мышцам, причем мышцам не особенно сильным. Иногда, в особых условиях, они могут противостоять искушениям и подавлять инстинктивные побуждения. Но чаще всего они просто оказываются слишком слабыми для того, чтобы дисциплинировать человека. Во многих случаях действиями человека руководит самообман.

Модели формирования характера, разработанные в XIX и XX веках, оказались неудачными, потому что в их основе было предположение о том, что первый этап процесса принятия решений – акт восприятия – относительно прост и понятен. По-настоящему важные действия – это принятие разумного решения о том, что надлежит делать, и акт воли, необходимый для того, чтобы выполнить это решение.

Но, как выяснилось теперь, это неверно. На самом деле первый этап – самый важный. Восприятие – это не просто способ представить себе и уяснить ситуацию. Этот процесс требует навыков и участия мышления. Рассмотрение и оценка – это не два отдельных процесса, они взаимосвязаны и протекают одновременно. Исследования, проведенные за последние 30 лет, показывают, что у некоторых людей навык восприятия развит лучше, чем у других. Человек, обладающий хорошим характером, научился сам или был научен другими правильно оценивать ситуацию. Верное видение ситуации – уже наполовину выигрыш. При такой оценке в мозге запускается целая сеть подсознательных суждений и ответов, каковые склоняют человека к принятию того или иного решения. Этот выигрыш сильно облегчает задачу разума и воли. В этом случае они могут, не отвлекаясь, обеспечить поведение, приводящее к выполнению принятого решения.

Например, некоторые ученики входят в класс без укорененного чувства уважения к учителю. Если такой ученик разозлится, то он может обругать учителя, унизить его и даже ударить или швырнуть в него стул. У других учеников укоренено уважение к учителю. Они просто знают – даже не думая об этом, – что следует относиться к нему с должным почтением; они знают, какое поведение допустимо в присутствии учителя, а какое нет. Такой ученик тоже может разозлиться или расстроиться, но он даст волю своим чувствам, только выйдя из класса. Ему никогда даже в голову не придет накричать на учителя, обругать его или швырнуть в него стул. Если кто-то из однокашников поведет себя подобным образом в его присутствии, то он испытает ужас и потрясение.

Откуда берется это врожденное уважение? Как получилось, что один только вид учителя уже запускает в мозге определенные параметры поведения? Ответ теряется в темных, бездонных глубинах реки подсознания. Но как бы то ни было, это знание появляется в результате какого-то жизненного опыта. Может быть, ребенок усвоил необходимость уважать авторитет родителей, а потом перенес это отношение на любую авторитетную фигуру в своем окружении. Может быть, он слышал рассказы о том, как надо относиться к учителю. Может быть, ребенок усвоил этические привычки и нормы, которые обуздывают некоторые формы поведения, считающиеся недопустимыми. Из множества этих влияний возникает определенный образец восприятия, определенный способ видения. Приучившись видеть учителя именно в таком ракурсе, ученик никогда даже не рассматривает возможности ударить учителя в лицо – разве только в разгоряченной фантазии, которая – как знает и сам ученик – никогда не станет явью.

Точно так же смотрят честные люди на чужую собственность, не испытывая искушения ее присвоить. Сложившаяся в их мозге картина восприятия делает невозможной кражу. Нормальный человек при взгляде на ружье не испытывает желания кого-нибудь пристрелить. Порядочный мужчина приучен смотреть на девушку, не испытывая желания ее изнасиловать. Нормальные люди «видят» истину так, что у них не возникает искушения солгать.

Такая модель обучения видению говорит о том, что не существует какого-то одного ключевого момента, принципиально необходимого для формирования характера. Характер формируется постепенно, в результате взаимодействия миллионов незначительных влияний. Такая модель подчеркивает важность влияния общества на формирование характера. Очень трудно научиться самообладанию и самоконтролю в одиночку (если вы живете среди толстяков, то вам будет трудно оставаться в их окружении единственным худощавым человеком){190}. Эта модель, кроме того, подчеркивает важность постоянного повторения действий, снова и снова запускающих фундаментальные механизмы работы мозга. Выработка мелких привычек и обучение соответствующему этикету усиливает склонность к позитивному взгляду на мир. Хорошее поведение укрепляет возникшие сети. Аристотель был прав, когда говорил: «Мы обретаем добродетели, осуществив их в своих поступках». Члены Организации анонимных алкоголиков выражаются более лапидарно: «Притворяйся непьющим, пока не бросишь пить». Тимоти Уилсон из Виргинского университета излагает ту же мысль научным языком{191}:

Один из самых наглядных уроков социальной психологии заключается в том, что изменения в поведении часто предшествуют изменениям в отношениях и чувствах.


Знаменитый зефир | Общественное животное. Тайные источники любви, характера и успеха | Матч-реванш