home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13. Слияние

Первая встреча Гарольда и Эрики состоялась в кофейне «Старбакс», где Эрика решила провести собеседование. Она пришла на встречу заранее, чтобы сыграть роль гостеприимной хозяйки. Гарольд явился на встречу в деловом костюме, но с рюкзаком, что не очень понравилось Эрике. Она заранее заказала для него кофе, и чашка уже ожидала Гарольда. Он сел и представился. Говорил Гарольд живо и производил приятное впечатление, хотя все же показался Эрике немного слишком развязным.

– Давайте оставим светскую беседу на потом, – сказал Эрика через минуту, перебив Гарольда. – Я хочу рассказать вам, кто я и чего ищу.

Она вкратце изложила Гарольду свою биографию и описала созданную ей консалтинговую фирму. Она не стала скрывать трудности, с которыми столкнулась.

– Я ищу человека, готового с головой окунуться в поведенческую экономику и смежные дисциплины, чтобы он помог мне найти способ продать мои предложения. То есть изобрести набор инструментов, с помощью которых мы сможем лучше понять потребности потенциальных клиентов.

Говорила Эрика быстро, потому что (хотя она не призналась бы в этом даже самой себе) нервничала и испытывала некоторую неловкость.

Для Гарольда проходить собеседования при приеме на работу стало почти профессией. Он бывал на таких собеседованиях десятки раз, но сегодня ему не пригодился ни один из его приемов. Гарольд буквально оцепенел от рубленого делового тона, каким говорила с ним Эрика. Тем не менее она ему понравилась. Он был очарован историей ее жизни и жесткой, целеустремленной манерой поведения. Особенно же ему понравилось то, что она не спросила, какую позицию он надеется занять в компании через десять лет, и не стала задавать других столь же глупых и традиционных вопросов.

Ее вопросы были точны и конкретны. Знает ли он, кто такой Даниэль Канеман? (Нет.) Приходилось ли ему заниматься какими-либо исследованиями в последние годы? (Гарольд несколько преувеличил свои достижения, но не слишком.) Приходилось ли ему заниматься проверкой фактов? (Да.)

Лишь в самом конце Эрика задала Гарольду не вполне обычные вопросы: она предложила ему описать культуру колледжа, в котором он учился, а потом спросила, чем отличается, с его точки зрения, работа в редакции политического журнала от работы в ориентированной на прибыль бизнес-компании.

Собеседование продолжалось ровно 25 минут. Эрика приняла Гарольда на работу. Он попросил было 55 000 долларов в год, но Эрика сразу предложила ему 60 000 и обещала регулярно прибавлять, если дело пойдет успешно.

Офиса у Эрики не было, поэтому они встречались три раза в неделю у нее на кухне, а потом Гарольд шел домой работать. Кухню Эрика обставила спартански, чтобы придать ей хоть какое-то сходство с деловым кабинетом. Дверь в спальню всегда была закрыта. На дверце холодильника не было ни одного магнитика. Не было ни одной фотографии друзей или родственников. Тем не менее на Гарольда произвело впечатление качество столовых приборов и посуды. Сам он до сих обходился утварью, приобретенной еще во время учебы в колледже, – сушилка для посуды, шесть кастрюль и сковородок да открывалка, полученная бесплатно при покупке ящика пива. У Эрики, ровесницы Гарольда, была настоящая взрослая кухня.

Часть ее дел была скрыта от его глаз. Она ни разу не позволила ему лично встретиться ни с одним из клиентов. Он не знал, каких трудов стоила Эрике организация каждой встречи. Она присылала Гарольду письмо с именем очередного потенциального клиента, излагала суть проблемы, которую надо было решить, и перечисляла, что предстоит сделать, чтобы получить заказ. Гарольд погружался в проблему. Он работал по ночам и отсыпался днем, а потом приезжал к Эрике и показывал ей результаты своих изысканий. Она встречала его приветливо, но почти официально и угощала только китайским чаем и корейской морковкой.

Дело пошло. Посыпался град деловых предложений и исследовательских задач. Одна компания хотела разрушить стену непонимания между инженерами и отделом маркетинга. Другая компания искала способ продать банковские услуги более молодой аудитории. Эрика всегда четко объясняла Гарольду, чего она хочет, и давала советы относительно источников нужной информации. Такая организация дела нравилась Гарольду. От работы он получал настоящее удовольствие. Их отношения становились почти сердечными, когда дело доходило до окончательного редактирования проекта.

Эрика находила клиентов и проводила с ними серию встреч, поручив тем временем Гарольду подготовительное исследование. Он отправлял ей кучу рекомендаций, а Эрика сводила эти данные в презентацию, которые затем представляла клиенту. Две трети работы Гарольда заключались в составлении рекомендаций, но оставшаяся треть состояла в том, чтобы отредактировать и поправить то, что написала Эрика.

Когда они впервые уселись рядом за стол и Гарольд принялся править презентацию, Эрика едва не расплакалась от благодарности. Гарольд обладал даром, прочитав текст, сразу понять, что именно хотел сказать автор. Когда Гарольд сказал Эрике, как, по его мнению, следует поправить ее черновик, она вдруг с невероятной ясностью осознала, что ее впервые по-настоящему услышали и поняли. Гарольд сразу видел фрагменты ценных идей, восхищался ими и очень хвалил те части черновика, где они содержались. Слушая его, Эрика начинала чувствовать себя настоящей звездой. Фразы, которые его восхитили, Гарольд подчеркивал тремя жирными чертами и смотрел при этом на Эрику так, словно не мог до конца поверить, что именно она это написала.

Менее удачные части черновика он рассматривал как еще не разработанные золотые жилы. Эрика порой прибегала к смутным высокопарным рассуждениям, которыми хотела скрыть неопределенность мыслей, еще не отлившихся в четкие формулировки. Гарольд словно очищал эти мысли от шлака, отсекал все лишнее и самостоятельно заполнял образовавшиеся пустоты. При этом он писал в ее тональности и придерживался ее стиля, и проект казался еще умнее и содержательнее, чем он был на самом деле. Гарольд оказался непревзойденным редактором. Он получал истинное удовольствие от сублимации собственного эго в исправлении чужих текстов.

Через полгода совместной работы у них выработался особый кодекс отношений. Эрике приходилось все реже отправлять Гарольду письма с инструкциями, они теперь понимали друг друга с полуслова. Сообщения ее стали более непринужденными, иногда она даже позволяла себе шутить. «Я просто не знала, что мне с этим делать», – призналась она однажды, впервые продемонстрировав свою слабость, что для нее было высшей мерой доверия к собеседнику. Если Гарольд вдруг обнаруживал какие-то новые важные факты, он, пылая энтузиазмом, немедленно звонил Эрике. Иногда они шли в закусочную, ели куриные крылышки и вместе составляли очередную презентацию. Однажды, когда Эрика уехала в другой город на встречу с клиентом, Гарольд приписал в конце электронного письма: «Скучаю по тебе». «Я тоже», – ответила Эрика.

В то время она не думала о том, что ей нужен мужчина, к тому же Гарольд был совсем не похож на человека, с которым Эрика, как ей казалось, могла бы связать свою судьбу. Он уступал ей твердостью характера. Он не был создан для блестящей карьеры в бизнесе. Такого парня она при желании могла бы проглотить целиком. Но шли месяцы, и Эрика поняла, что испытывает к Гарольду очень теплые, почти нежные чувства. Он оказался по-настоящему хорошим человеком. К тому же он искренне, от всей души, желал ей успеха.

Однажды вечером, после того как они покончили с трудной работой, Гарольд предложил Эрике покататься на велосипедах. У Эрики, не садившейся в седло много лет, велосипеда не было, но Гарольд сказал, что может одолжить велик у своего друга. Они поехали домой к Гарольду, где Эрика никогда не была, он познакомил ее со своим очаровательным приятелем, которого Эрика никогда не видела, они взяли велосипеды и отправились кататься. На Эрике был потрепанный тренировочный костюм, а на Гарольде – обычные шорты и футболка. Он был даже так любезен, что выдал Эрике менее уродский из двух своих велосипедных шлемов.

Проехав около десяти миль, они оказались у подножья холма, и Эрика, набрав скорость, понеслась вверх. Она обогнала Гарольда – просто для того, чтобы показать ему, на что она способна. Они быстро поднимались по крутому склону. Подняв тучу брызг, они пронеслись через ручеек, который заметили только в самый последний момент. Эрика, смеясь, нажимала на педали, оставив Гарольда далеко позади. И тут отставший ярдов на тридцать Гарольд вдруг резко ускорился. Он не просто обогнал Эрику, он пронесся мимо нее так стремительно, что ей на мгновение показалось, что она едет назад. Гарольд, тяжело дыша и расплываясь в широчайшей улыбке, крутил педали. Эрика и не подозревала, что этот парень так силен.

Он остановился на вершине холма и смотрел, как Эрика, задыхаясь, из последних сил, поднимается к нему. Гарольд продолжал улыбаться, а Эрика, с трудом переводя дыхание, тоже улыбалась всякий раз, когда встречалась с ним взглядом. Добравшись до вершины, Эрика соскочила с велосипеда и встала рядом с Гарольдом. Заглянув ему в глаза, она вдруг рассмотрела то, чего не видела раньше, угадала вещи, которые он помнил, любил и ценил: звездные минуты футбольных матчей, великие книги в рюкзаке. И еще она увидела в его глазах трепет, нежность к ней, к ее мечтам и надеждам.

Они стояли рядом на вершине, держа велосипеды, и смотрели на реку внизу, когда Эрика вдруг взяла Гарольда за руку. Он удивился, какая у нее ладонь – шершавая, жесткая и одновременно нежная. Маленькая.


Эрика | Общественное животное. Тайные источники любви, характера и успеха | Радар статуса