home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Уныние

Однажды, после очередной мелочной ссоры из-за какого-то пустяка, Эрика сказала Гарольду, что будет искать себе квартиру. Наверное, им стоит развестись. Она говорила спокойно и рассудительно. Она считает, что дело давно идет к разводу. Впервые она задумалась о нем еще десять лет назад. Прежних отношений между ними, видимо, уже никогда не будет. Да что говорить, лучше бы им было вообще никогда не жениться.

Когда эти слова сорвались с губ Эрики, ей показалось, что она прыгнула в пропасть. Теперь пути назад нет. Мысли ее метались. Как она объяснит развод своим многочисленным кузинам и кузенам, что скажет сотрудникам? Как она мыслит себе свою будущую личную жизнь? Завести новый роман? Какова будет официальная версия развода?

Гарольд не выказал ни потрясения, ни удивления, не сделал и следующего – напрашивающегося – шага. Он не стал говорить об адвокатах, не стал предлагать свои варианты раздела имущества. Он просто выслушал Эрику, а потом вдруг сказал, что надо бы вызвать кровельщика: крыша прохудилась. И отправился на кухню, налить себе стаканчик виски.

Следующие дни и недели прошли так, словно ничего не было сказано. Они оба вернулись на свои прежние, непересекающиеся орбиты. Но Гарольд чувствовал, что в его душе сдвинулись с места какие-то тектонические плиты. Отношение человека к жизни может радикально измениться, хотя внешне в ней не происходит ничего нового.

Однажды, через несколько недель после заявления Эрики, Гарольд обедал в дешевой пиццерии. Он смотрел в окно, на стоящую напротив школу. Была перемена. На покрытый асфальтом школьный двор высыпали десятки детей. Они носились, ссорились, дрались, мирились и играли. Удивительное дело: стоит выпустить детей на любую пустую площадку, и они тотчас наполнят ее буйным весельем.

Когда они с Эрикой поженились, Гарольд ни минуты не сомневался в том, что у них будут дети. Он твердо знал, что во всех семьях должны быть дети. Но в первые несколько лет их брака Эрика была с головой погружена в работу. И время для того, чтобы завести ребенка, всегда оказывалось неподходящим. Однажды, на пятом году их брака, Гарольд во время какого-то разговора вскользь сказал, что хотел бы иметь детей.

– Нет, только не сейчас! – закричала в ответ Эрика. – Когда ты прекратишь приставать ко мне с этим?

Гарольд обескураженно замолчал. Эрика стремительно выбежала из комнаты.

Это был единственный раз, когда они говорили о детях. Но на самом деле эта тема была важнейшей в их жизни. В ней заключалось их главное противоречие, это была раковая опухоль, разъедавшая их брак. Но они никогда больше не возвращались к ней.

Гарольд думал о детях каждый день, но боялся снова поднимать этот вопрос. Он всячески уклонялся от конфликтов с Эрикой, понимая, что в борьбе с этой волевой женщиной у него просто нет шансов на победу. Но он надеялся, что самой своей пассивностью и покорностью сумеет в конце концов убедить ее в своей правоте. Она увидит, как он хочет ребенка, проникнется сочувствием, родит, и это принесет им счастье.

Эрика прекрасно видела его пассивно-агрессивную позицию, и это еще больше ее отталкивало. Гарольд про себя кипел от злости, что она приняла решение о детях без его участия. Это самое важное решение в их жизни, но она даже не подумала советоваться с мужем.

Гарольд часто во всех подробностях вспоминал тот единственный разговор о ребенке. Он не мог понять, что именно вызвало такую бурную реакцию Эрики. Может быть, тяжелое детство оставило в ее душе неизгладимые шрамы? Может быть, она поклялась никогда не приводить в этом мир детей, чтобы они не стали такими же несчастными? Может быть, все дело в том, что она слишком привязана к работе, и это ослабляет ее материнский инстинкт? Иногда ему хотелось заставить жену родить, но он отметал эту мысль: разве можно родить дитя против своей воли?

Он постоянно засматривался на детей, проходя мимо школы или детской площадки. Испытывая уныние, усугубленное кризисом среднего возраста, он украдкой разглядывал детишек в салоне самолета, умиляясь их крошечным ручкам и ножкам. Он с завистью смотрел на дедушек, которые неумело кормили младенцев из бутылочек и катали их в колясках, так же неуклюже пытаясь укачивать. Он с тоской смотрел на стайки проказничающих, смеющихся детей, настолько поглощенных собой, что они не замечали ни жары, ни холода, ни ссадин на коленках. Когда Гарольд злился, он видел в нежелании жены рожать признак ее бессердечия, неспособности отдавать, эгоистической и мелкой привязанности к работе и карьере. В такие минуты он презирал Эрику.


Одиночество | Общественное животное. Тайные источники любви, характера и успеха | Упущенные возможности