home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Дневник "тела".

19-го сентября. Пятница.

Забыл записать вчера, что в 9 1/2 ч. утра мы осмотрели новый санитарный поезд имени Анастасии.

Погода была холодная, то солнце, то дождь. Немного погулял. День был занятой. После завтрака принял Щегловитова. Сделали прогулку в парке. Костя и Мавра пили чай. В 6 ч. был Маклаков. Видели недолго Григория вечером.

Согласно телеграмме от Николаши, полученной вчера, решил поехать к нему на границу на краткий срок! Плохие вести так же приходят из Турции, весьма возможно её вступление в войну.

20-го сентября. Суббота.

Недолго погулял. Принял офицера, унт. — оф. и рядового 41 пех. Селенгинского полка. В 12.30 поехали к молебну. Миша завтракал. В 2.30 простился в поезде со своими дорогими и поехал на новую границу. Давнишнее мое желание отправиться туда поближе — осуществилось, хотя грустно было покидать свою родную семью! Принял доклад Фредерикса. Много читал. Вечером играл в кости с Дрентельн(ом). Гвардию на время моего отсутствия подчинил Мише.

21-го сентября. Воскресенье.

Долго не мог заснуть, т. к. на станциях при остановках бывали резкие толчки. Проснулся серым утром, по временам налетали шквалы с дождем. В 5 1/2 прибыл на место. Николаша вошел в поезд, кот. передвинулся к Ставке Верховного Главнокомандующего в сосновом лесу. В церкви железнодорож. бригады был отслужен молебен. В 7 1/2 у меня обедали: Николаша, Петр и несколько главных генералов штаба Верх. Глав. После обеда пошел в вагон Николаши и выслушал подробный доклад ген. Янушкевича о настоящем положении дел и о новых предположениях. Вернулся к себе в 10 1/2 и пил чай с некоторыми лицами свиты. Пришли новости, что немцы совершили бросок и заняли Париж. Французское командование ещё позавчера переехало в новую ставку.

22-го сентября. Понедельник.

День простоял солнечный. В 10 час. в домике у поезда Николаши генерал-квартирмейстер Данилов докладывал о всем происходившем вчера на границах с Австрией и Германией. Погулял в лесу и заходил в землянки казачьих застав против аэропланов. В 11 1/2 принял ген. Рузского, назначил его генерал-адъютантом.

Он завтракал вместе с другими генералами. Снимался группой со всем штабом Николаши. Сделал хорошую прогулку с Дрен-тельн[ом] по расположению жел. дор. бригады. Писал Аликс. После чая читал бумаги. Вечером поиграл с Др[ентельном] в домино.

23-го сентября. Вторник.

С утра шел дождь. В 10 час. в домике был доклад. Читал до завтрака. В 2 1/2 принял ген. Лагиш[а] и англ. генерала Williams. Англичанин сильно горячился, предателем разве что не назвал, был недоволен так же тем, что "дикарей" на время беседы я так от себя и не удалил. Сделал хорошую прогулку с Д[рентельном] под дождем. Пожаловал Николаше орд. Св. Георгия 3 ст., а Янушкевичу и Данилову 4 ст. Фредерикс себя чувствовал нехорошо и по совету врачей уехал вечером в Петербург. Поиграл с Д(рентельном) в кости.

24-го сентября. Среда.

В 12 1/2 ночи выехал из Ставки и в 9 час. утра прибыл в Ровно. С большою радостью встретил Ольгу и Сандро на станции. Поехал с ними в лазарет, в кот. Ольга ухаживает с начала войны в качестве сестры милосердия, а затем в местный лазарет, где обошел нескольких более тяжело раненых. Все нашел в порядке и чистоте. Завтракал с Ольгой, Сандро и Дмитрием у себя. Сказал, что сочувствую бедственному положению союзника, но политику свою менять не намерен, зато порадовал всех, что уже пятого дня все госактивы французской валюты распроданы. Сказал, что так же проданы все акции французских производств и финансовых учреждений, все выплаты по нашим государственным и частным долгам Франции и французам временно приостановлены, до выяснения способности её, как государства, защитить себя. Пока же мы будем выкупать их за сотую часть стоимости. Поговорил с Ивановым и дал ему Георгия 2-й стен. Обедал с Николашей и старшими местными начальниками. Вечером выслушал обычную сводку за вчерашний день. Лег пораньше.

25-го сентября. Четверг.

В час ночи поезд тронулся на границу, куда прибыл рано утром. В 6 1/2 выехал с Сухомлиновым в военном моторе. Зашел в церковь, пока комендант ген. Шульман собирал часть свободного гарнизона на площадке рядом. Большая часть войск работала на передовых позициях. Поблагодарил их за боевую службу и очень довольный виденным выехал тою же дорогой. Утро было холодное, но солнечное. Встретил огромный обоз 11-й Сибирской стрелковой дивизии, шедший вперед к границе. В 11 ч. поехал в Вильну. По всему пути встречал воинские поезда. Приехал в Вильну в 3 часа; большая встреча на вокзале и по улицам стояли войска шпалерами — запасные батальоны, ополчения и к моей радости спешенные эскадроны 2-й гв. кав. див. и конных батарей. Заехал в собор и в военный госпиталь. Оттуда в здание жен. гимн., где был устроен лазарет Красного Креста. В обоих заведениях обошел всех раненых офицеров и нижних чинов. Заехал поклониться иконе Остробрамской Божьей Матери. На вокзале представилось Виленское военное училище. Уехал очень довольный виденным и приемом населением, вместо 6 ч. — в 8 1/2 час. Лег спать пораньше. Решил, что первый "обмен" с Гинденбургом устрою на этом участке границы. Немцы будут платить французским золотом, это хорошо, но быстрая победа Германии, это плохо. Надо помочь Франции, если у низ ещё осталось золото или другая валюта, разумеется.

26-го сентября. Пятница.

Сереньким утром в 9.45 приехал в родное Царское Село в лоно дорогой семьи.

После 11 ч. принял Барка. Затем с Мари погулял до завтрака. Днем еще сделал прогулку с дочерьми. Объехал пруд в байдарке. После чая читал и сразу окончил все накопившееся на столе. Вечер был свободный.

27-го сентября. Суббота.

Выспался великолепно. Теперь после возвращения из поездки у меня наступило внутреннее спокойствие!

Погулял — погода стояла солнечная, ночью был морозец, пруды затянуло льдом. Принял доклады Сухомлинова и Горемыкина, узнал о сложном положении анклавов английской армии, с трудом обороняющихся от немецкой армии, приказал послать им телеграмму с нашим восхищением стойкости английских воинов. Завтракал Н. П. Саблин (деж.).

Обошел парк с дочерьми. В 4 ч. поехали с ними в город к Мама на Елагин. Вернулись в Ц. С. в 7 1/2 ч. Обедал Н. П. [Саблин].

28-го сентября. Воскресенье.

Утром принял Озерова, Юсупова и Драчевского; они командируются во внутренние губернии для проверки получения семьями мобилизованных казенного пайка и пособия, а так же всемерной помощи жёнам мобилизованных перебраться к мужьям в их временное место пребывания. В 10 1/2 поехали к обедне. Погода стояла отличная. Завтракал и обедал Дм. Шереметев (деж.). Погуляли. Потом катался с Алексеем на пруде и ломал тонкий лед. Т. Михень, Ducky и д. Павел пили чай. Вечером видели и долго разговаривали с Гр[игорием].

29-го сентября. Понедельник.

Вчера узнал, что Олег был ранен снайпером; его перевезли в Вильну, куда Костя и Мавра сейчас же поехали. Но сегодня вечером он скончался!

Ещё одной головной болью является Турция, которая хочет ввязаться в драку, поэтому отправил на новое место, в 7-ю армию, два десятка проверенных жандармов с границы, заменив их помощниками. Среди отправленных и оба "особо отличившихся" стрелка.

Между докладами принял священника 29-го пех. Черниговского полка, спасшего полковое знамя.

Сделали хорошую прогулку в Баболове. После чая у меня был Тимашев. Окончил все до обеда. Вечером пришли неважные известия из-под Варшавы.

30-го сентября. Вторник.

Великолепный теплый день. Утром погулял. После доклада Сухомлинова принял двух бельгийских и двух японских офицеров и американского морского агента. Завтракал и обедал Мордвинов (деж.). Сделал прогулку. В 3 1/4 отправились в моторе с О[льгой] и Т[атьяной] в Стрельну. Встретились у т. Ольги и Мити с Мама. Были у панихиды по Олегу. После чая посетили небольшой лазарет, устроенный Митей в здании школы.

В 6 1/2 вернулись к себе. Принял Сазонова, узнал, что немцы почти полностью заняли Бельгию. После обеда весь вечер читал.

1-го октября. Среда.

Гинденбург не обманул и сделал то, что обещал, переезд наших войск на "новый километр" прошёл почти без стрельбы, разве что для порядка.

В 10 час. поехали на освящение красивой небольшой церкви здешней общины Краен. Креста. Вернулись домой в 12 1/4.

В 2 часа в Большом дворце было производство пажей и юнкеров в офицеры — здесь около 210 чел., а по всей России 720 ч.

Погуляли вместе, погода была хорошая. Объехал пруд в байдарке. Принял Алека после новой его поездки. После чая принял Маклакова. Обедал Свечин (деж.). Вернулся Фельдъегерь от Гинденбурга с последними деталями "мена". Читал.

2-го октября. Четверг.

Утром немного погулял. Были обычные доклады, узнал, что в Англию прибыли первые Канадские части. После завтрака отправился в Гатчину, где на военном поле произвел смотр 3-й бригаде ополчения для охраны заводов. Дружина вся сформирована в Лифляндской губернии; народ видный и крепкий. Объехал и осмотрел часть укрепленной позиции южнее Гатчины и вернулся в Ц. С [ело] в 5 1/2 ч. Погода была очень хорошая и тихая.

После чая занимался. Вечер свободный.

3-го октября. Пятница.

Отправились в город в крепость на заупокойную службу по Олегу, т. к. сегодня его хоронят в Осташеве Моск. губ. Завтракали в поезде. В 2 1/4 принял Барка. Погулял с Мари и покатался с нею в байдарке.

Погода стояла отличная. В 6 час. принял Рухлова и затем Щегловитова, узнал, что немцы окончательно выбили англичан из континентальных портов на Ла-Манше. Обедал Козлянинов (деж.). Читал долго.

4-го октября. Суббота.

Ночью был мороз, утром туман, и к 12 час. настала отличная солнечная погода. Поехали на парад Конвою на дворцовой площадке в конном строю. Во взводах было по 15 рядов, настрой у всех хороший.

После молебна Конвой дважды прошел церем. марш. и ушел с площадки с песнями. Завтракали одни. Принял Фредерикса. Объехал с дочерьми весь Баболонский парк на велосипедах. Потом погулял. Принял Булыгина. В 6 1/2 ко всенощной. Обедал Ресин (деж.). Вечером занимался до 11 час.

5-го октября. Воскресенье.

День именин дорогого Алексея.

В 10 1/2 отправились к обедне; Мама и Ксения приехали к концу. Завтракали у себя. В 2 1/2 вышли на прогулку с Саблиным (деж.) и обошли Баболовский парк. Погода стояла чудная, прямо редкая — 7? в тени. Тетя Михень пила чай. Читал и отвечал на телеграммы поздравительные, большею частью от полков с Границы. Обедали и провели вечер с Н. П. [Саблиным], обсуждали удачную ночную "мену", "Аргусы" для Муромцев, рубли и "французское золото" на русский хлеб. Немецкие эшелоны, которые наши части за три дня до этого "захватили", стояли под погрузкой два дня, после этого были "подло отбиты". При "позорном бегстве" враг оставил "некоторые материальные ценности".

6-го октября. Понедельник.

В 10 час. поехал в Петергоф.

На плацу сделал смотр трем полкам 74-й пех. дивизии, 2 запасным батальонам и дивизиону 74-й арт. бригады.

Они представились очень хорошо. В 12 1/2 в поезде поехал в Ораниенбаум, оттуда на моторе на Красную Горку. Было тихо, но туманно.

Осмотрел все батареи Алексеевского форта. Поразительно сколько наделано там нового за последние года. Вернулся поездом из Ораниенбаума в 5 1/4. Принял оба доклада после чая. Подписал приказ о лишении шт. — кап. Руднева всех воинских званий и наград с формулировкой "за трусость" и увольнение его из армии. Когда же прочёл сверху докладную записку от дяди Алексея, в которой он "оправдывал" отказ пилота подчиниться приказу о перегоне ВК-1 на границу, немедленно написал приказ и о его отставке. Обедали: Иоанн, Елена, Гавриил и Костя, вернувшиеся с похорон Олега.

7-го октября. Вторник.

День простоял серый и холодный. Успел погулять до доклада. В 2 1/2 отправился на моторе в Красное Село. На военном поле произвел смотр одной Тверской пешей дружине, 9-му, 10-му и 12-му Оренбургским каз. полкам и 5-й Оренб(ургской) каз. батарее. Все части представились отлично, а особенно казаки на своих малорослых крепких лошаденках. Потом проехал по Ропш[инскому] шоссе и в правую сторону, где осмотрел оконченные укрепления с поставленными орудиями. Вернулся в Ц. С. в 5 1/4. После чая принял Сазонова. Следующий "обмен" назначен на 11-е, согласился взять вместо половины золота доллары и марки, от фунтов отказался.

Вечером побеседовали с Григорием.

8-го октября. Среда.

В 9 1/2 поехал в Петроград.

Было морозное солнечное утро. Посетил на Неве против заводов линейные корабли "Полтаву" и "Петропавловск". Последний немного отстал в смысле своей готовности, но к 1-му ноября будет готов к последним испытаниям артиллерии и машин. Остался очень доволен видом команд.

Григорович угостил меня и начальство завтраком на яхте "Нева". После отправился на станцию, встретил подъезжавшую Эллу и с нею приехал в Ц. С. к 3 час. Хорошо погулял с Мари и Анастасией.

Обедали и вечер провели семейно.

На новых границах, слава Богу, поэтому многие части, ранее стоящие рядом с позициями укреплёнными морскими орудиями, отправлены на юг, в помощь 7-й армии.

9-го октября. Четверг.

Немного потеплело. Погулял до докладов. Завтракали: Элла и Костя (деж.). Сделал хорошую прогулку с Мари и Анастасией. Видели Алексея в парке, кот. катался в подаренном ему 5-го окт. маленьком моторе. Конвой усилен стараниями Миши, он сильно обеспокоен поступившими из МВД сведениями о возможном покушении на Царя.

Дядя Павел пил чай. Принял Кассо.

Вечером Элла уехала в Москву.

10-го октября. Пятница.

Ночью морозило довольно сильно. День простоял солнечный. После доклада Барка принял Костю, вернувшегося из Осташева, и ротм. Л.-Гв. Конного полка бар. Врангеля, первого Георгиевского кавалера в эту кампанию. От его вида во мне опять проснулась непонятная ненависть, слава богу я её частично переборол. Но Врангеля решил, от греха подальше, перевести "на лечение" в Забайкалье. Немедленно. Завтракали одни. Сделали совместную прогулку. В 4 часа поехали в Павловск к Косте и Мавре. Нашли обоих очень спокойными.

В 6 час. был кинематограф "Подвиг Василия Рябова". — Принял Маклакова.

11-го октября. Суббота.

Туманный теплый день. Принял Сухомлинова и Фредерикса. Последний завтракал, а также Иоанн (деж.) и Игорь. Сделали совместную прогулку. В 4 ч. поехали в придворный госпиталь, где лежат раненые офицеры, между пять[ю] стрелков 1-го и 2-го стр. полков. Произошло ужасное, как я потом узнал террорист проник в госпиталь под видом фельдшера ещё день назад. Слава богу, что охрана не приняла "уверений врача" о его необходимости нахождения возле пациента, "диким" на это плевать. Так что бомбу он успел метнуть издалека и только одну. Меня накрыли своими телами, нападавший был ранен, затем в руках у него взорвалась вторая бомба, которую он не успел бросить, после этого от него мало что осталось. Я отделался одной царапиной от осколка, а вот трое из охраны погибли, несколько ранены тяжело.

Вернулись домой в 5 1/2. После чая читал. Обедали Иоанн и Елена.

12-го октября. Воскресенье.

Весь город гудит, обсуждая вчерашнее. Отвечаю без конца на телеграммы, уверяю всех, и друзей и врагов, что я жив. Миша приходит каждый час, я поставил его курировать работу МВД и разведки при Генштабе, теперь для них его приказы, это мои приказы. Кое что в покушении на меня уже прояснилось. В 4 ч. поехали в лазарет Гусарского полка, где посетили раненых офицеров и нижних чинов, Мишины возражения об опасности отмёл, заявив, что мне сейчас показывать страх нельзя. Вернулись домой в 5 1/2. После чая принял Горемыкина. Читал до и после обеда.

13-го октября. Понедельник.

Встали пораньше и в 9 час. поехали на павильон. Вернулся домой в 10 ч., прочел бумаги и погулял. Завтракал Гавриил (деж.). Обошел с М [арией] и А[настасией] вокруг Баболова. Погода была тихая. Занимался до обеда. Многие газеты, благодаря вливаниям от Англии и слабеющей Франции, кричат о том, что покушался на меня немец. Отдал приказ о подобных публикациях, но чтобы там кричали, будто бы проплачено всё Англией и Францией. Вечером писал Николаше.

14-го октября. Вторник.

Шел мокрый снег. В 11 час. на дворцовой площадке мне представилась только что сформированная автомобильная рота с 47-мм пушками и пулеметами со стальными щитами. Она уходит в поход. После завтрака поехали в город и посетили Семеновский-Александровский военный госпиталь, где обошли 15 раненых и затем лазарет имени Алексея в Николаевской военной академии. Тут находилось пять офицеров эриванцев и 26 нижних чинов — раненых. Оборудован этот лазарет великолепно на средства Манташева. Вернулись в Ц. С. в 7 час. Принял Сазонова, "обмен" и в этот раз прошёл удачно, на этот раз было лишь 12 "Аргусов", остальное оборудование составляли станки для их изготовления, заказанные РБВЗ для их завода в Риге. Читал целый вечер.

15-го октября. Среда.

День простоял нехолодный. Имел доклад Щегловитова и принял двух членов Госуд. Совета — Авелана и Кауфмана. Завтракал Саблин (деж.). Сделали с ним большую прогулку по Баб[оловскому] парку. В 6 час. принял Танеева, немцы ободрали Париж, содрав даже позолоту. Правда дальнейшее их продвижение затруднено, поле для мародёрства большое, солдаты в бой не рвутся, зато золота для оплаты русского зерна им точно теперь хватит, хлеб в этом году уродился знатный. Читал.

16-го октября. Четверг.

Сегодня началась война с Турцией.

Рано утром турецкая эскадра подошла в тумане к Севастополю и Гебен открыл огонь. В то же время "Бреслау" бомбардировал Феодосию, а другие суда Новороссийск. К счастью, из Севастополя подлецам уйти не удалось, крепостные мины сработали, позже узнал подробности.

Немцы — подлецы продолжают отступать поспешно в западной Польше.

Утром шел снег и день простоял серый. Завтракали: Элла и Дмитрий Шер[еметев] (деж.). До 2-х час. поехали в город. Аликс на заседание, а я с Татьяной на Елагин к Мама. Затем с нею и Т[атьяной] вернулся в Зимний дв., где простился. В 4 1/2 вернулись в Ц. С. Занимался. В 11 1/4 Элла уехала в Москву. Вечером пришел доклад из Севастополя от жандармского капитана, прикомандированного к Эбергарду. Оказалось. что "Севастопольской Виктории" вполне могло и не быть, к счастью есть ещё верные Отечеству люди! Капитан, до этого отличившийся на границе, когда его разбудили и объяснили суть дела, не секунды не сомневаясь применил свой многозарядный дар убеждения, и заставил сомневающихся включить крепостное минное ограждение.

17-го октября. Пятница.

26 лет со дня крушения поезда!

После бумаг погулял четверть часа. Имел обычные доклады и принял разных лиц. В 2 1/2 представился новый американский посол г-н Мари с членами посольства. Сделали хорошую прогулку. Находился в бешеном настроении на турок из-за подлого их поведения вчера на Черном море! Вечером не внял успокаивающей беседы Григория, душа в равновесие так и не пришла! В 12 1/2 всё же составил рекомендованные "Севастопольским Жандармом" бумаги о смещении Эбергарда и иже с ним, а так же о назначении и.о. Широкоградова.

18-го октября. Суббота.

Все утро ко мне приходили и мешали заниматься; еле погулял. Завтракали: Фредерикс и Мордвинов (деж.). Гулял с Ольгой и Анастасией. В 4 1/2 принял Харитонова, остался твёрд по Эбергарду и после беседы даже отправил в Севастополь телеграмму моему жандарму, что поддержу любые его действия, направленные на укрепление флота.

Был у всенощной. Дмитрий П[авлович] обедал, он приехал с границы с Австрией на 4 дня.


Дневник неприкаянной души. | Николай свет-Второй | Дневник неприкаянной души.