home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Дневник Регента.

4-го января. Воскресенье.

Решил продолжить писать в этой тетради строки для будущих поколений, за себя и за брата. Господи, помилуй его и Россию! Что за демоны направили руку этой несчастной Бомбистки? Теперь Аликс в коме, ибо смерть дочерей явилась для неё слишком сильным ударом судьбы. Алексей всё время плачет, у него часто идёт носом кровь, к большому моему счастью Григория на том празднике не было, лишь его утешительные слова укрепляют наследника и дают ребёнку силы держаться. Но надо расставить все события сегодняшнего дня по порядку следования.

Время ускорило свой смертоносный бег в 2 1/4, на последней в этом году ёлке в манеже, куда мы отправились после обеда. Последние новости были тревожные и не оставляли мне выбора, я тоже был там, готовый, если понадобится, грудью закрыть от убийц упрямого брата. Из моих источников следовало, что французское золото, которое бесконечной рекой за последний месяц искало выход для помощи Франции в российских пенатах, страна, которую буквально рвут на части и стирают с карт Европы, умудряется находить деньги на смертельные игры с русским престолом. Англичане платят на перспективу, думцам и радикалам, французы же ждать не могут и покупают непосредственно бомбистов, такое теперь у наших "братьев по сердечному соглашению" разделение труда.

Бомба, взорвавшаяся сегодня днём, была в нижней части корзины со сладостями, которую несла с улыбкой казавшаяся такой милой женщина. Ахмед, если бы не его подозрительность, то погибли бы все, включая вашего покорного слугу, этому же чеченцу, добровольно пошедшему воевать, так как среди не православных воюют лишь добровольцы, было не до милых улыбок. Гордый, от того, что ему пришлось служить под началом Брата Царя в этой "странной войне", этот бородатый молодец нёс службу исправно. Старый наставник в горном ауле уча его премудростям охраны главы тейпа, отца Ахмеда, велел проверять всех? Он и проверял всех, не его вина, что она успела бросить корзину на пол. Полчаса назад. перед тем, как решится в два по полуночи продолжить "для истории" дневники брата, я дописал последнее письмо Ахмеда родне, и отправил его с наградами и деньгами фельдъегерем в далёкий аул. В письме он называл меня "наш Михайло", мне было приятно читать эти строки, и вдвойне горестно сообщать скорбные вести его семье.

Взрыв, последовавший за падением корзинки, убил 14 человек, пятерых из охраны, всех дочерей Ники и нескольких гостей. Ещё более десятка из числа раненых очень плохи и могут не пережить сегодняшнюю ночь. скорее всего план бомбистов не отличался в остальных деталях оригинальностью. корзину должны были бросить под ноги царю. Между убийцей и её целью стоял Ахмед, ещё двое охранников, затем мои племянницы. Лишь после них находился Ники, за ним Аликс и слева от неё я и Алексей. Кроме взрывчатки в корзине находилась "сладкая приправа", а именно ржавые гвозди. Лишь заступничество богородицы спасло Алёшу даже от малой раны, так как при его болезни даже она могла стать смертельной. У Ники пять ран, он до сих пор без сознания, у Аликс две, у меня же лишь одна.

В девять часов вечера собрался госсовет, был зачитан указ брата, хранившийся в одном из ящиков его стола уже два месяца, именно тогда он показал мне его. Мне пришлось сломать кинжалом замок, что было встречено окружающими без одобрения. В указе полностью снимались с меня последствия опалы и возвращался мой статус в отношении регентства, бывший до 1912 года. Госсовет, по моим наблюдениям, воспринял эту новость с большим облегчением, приглашённые же избранные журналисты и фотографы сделали фотографии документа. По их настоянию был сделан так же мой портрет, фотографам особенно понравилась перевязь на левой руке, где на бинте были видны следы крови. Со своей стороны репортёры пришли в восторг, когда я передал им для ознакомления и копирования отчёты о том, как использовалось за последние месяцы "золото Антанты". Господи, помилуй нас в будущем от таких союзников!

5-го января. Понедельник.

Петербург лихорадит, утренние газеты успокоили подданных относительно преемственности власти, но вызвали бурю негодования на "союзников". С границы телеграфировал дядя Николай, что немедленно выезжает. Отсутствие хорошего настроя окончательно испортила депутация от Думы, пришедшая отрабатывать свои тридцать серебряников и убеждать, что покушение дело рук Кайзера. Труднее всего с мамой, Аликс придя в себя отрешённо молчит, не реагируя даже на душеспасительные перлы Григория, но горе бабушки, потерявшей внучек, просто безмерно. Если бы мне не удалось перенаправить это чувство в другое русло и убедить её, что лучшим утешением для них будут соответствующие похороны, которые кроме неё организовать правильно некому, так как испортят, недоглядят… Поймите меня правильно, мне и самому плохо, но постоянное удвоение горя мне не вынести, а кто в этот скорбный час позаботится о судьбах Империи?

Остаётся ещё вопрос, как ответить убийцам? Я имею в виду не только и не столько исполнителей, но заказчиков этого страшного преступления. Самым простым решением был бы разрыв с Антантой и заключение мира с Центральными державами. Но безмерная подлость "союзников" требует адекватного ответа. Прибывшего Григоровича отправил с личным посланием к Гинденбургу, предложил купить у нас за 10000000 золотых рублей все чертежи и технологию изготовления Муромца-В, на эту мысль меня натолкнула информация, полученная от разведки, где говорилось об очень скором налёте германской авиации на Англию с помощью дирижаблей. Вилли должен будет по достоинству оценить преимущества Муромцев.

6-го января. Вторник.

Похороны, скорбные и плачущие лица, гробы с племянницами закрытые, лишь их медленно плывущие фотографии, вызывающие потоки слёз. Именно здесь я посчитал нужным вбить гвозди в крышку гроба Франции, сообщив, что на границе с немцами и австрийцами я оставляю равное количество дивизий, то есть всего три, остальные отбудут в Крым "для поправки здоровья". Ежемесячная "километровая" пробежка, заменяется мной отныне на "метровую". Это было шоком для французского посланника, не мало людей на похоронах кривили губы в улыбке, наблюдая как он открывает рот, как рыба выброшенная на берег, он не разочаровал и грохнулся в обморок, "дикари тут же обступили его, не давая никому прийти на помощь, так он и лежал до конца похорон. Лица присутствующих здесь же народных избранников были напряжены, они одинаково убегали глазёнками, на своих откормленных лицах, как от моего насмешливого взгляда, так и от злого взора английского посланника.

7-го января. Среда.

Пришёл доклад с Юга, Энвер-Паша выдохся окончательно, у него просто не осталось больше корпусов для поддержания дикого темпа атак на наши позиции. Сегодня вся ЭВК собранна уже в единый кулак, дал добро на завтрашнюю общую бомбардировку по выдохшемуся противнику.

8-го января. Четверг.

Приехал дядя Николай, с первых его слов, сказанных после очередных соболезнований, я понял, что ему не даёт покоя треуголка Наполеона, немцев не любит, не может и не хочет понять политику брата, а теперь и мою. Я убеждён, что враг Империи это тот, кто мешает ей развиваться, в тёмную используя её ресурсы, людские и природные, в своих интересах. Сейчас это пытаются сделать именно Англия и Франция. завтра, возможно это будут Германия или САСШ. К счастью до дяди был китайский посланник, и был не с пустыми соболезнованиями, а по делу. Япония требует сдать всю Манчжурию ей в Аренду, в её ультиматуме содержаться и другие чересчур уж жёсткие требования. Послу я ответил, что если договор о передаче нам Манчжурии, внутренней Монголии и КВЖД будет подписан, мы немедленно предпримем всё от нас зависящее в военном плане, чтобы оставшиеся требования со стороны самураев можно было проигнорировать. Требования с нашей стороны тяжёлые, но японцы, фактически, хотят весь Китай целиком, мы же только часть. Дядю я благополучно отправил посланником на дальний Восток, и главнокомандующим, если возникнет такая необходимость.

9-го января. Пятница.

Прикомандированный к думе жандармский капитан смог отличится. Заговор там у них созрел, вот только трое из заговорщиков были добровольными информаторами синемундирника, всё трое сочли, что за компромат, нарытый на них англичанами, регент может и не повесит, а вот за Заговор… К "пятничному мятежу" должны были прибыть две дивизии, под командованием родичей думцев, что поехали не на юг, а на север, золото помогло так же договорится с большей частью железнодорожников, многие из которых были активными членами РСДРП. Всё могло и получится, либо закончится большой бойней в городе, на наше счастье нижних чинов в подробности заговорщики не посвящали. самое неприятное, что думцам удалось заручиться нейтралитетом почти всей гвардии, обиженной, что каких-то "дикарей" ставят вперёд них. К счастью, мы были проинформированы загодя, в одной из "наступавших" дивизий удалось ограничится своевременным арестом командного состава, когда составу оставался час пути до предместий столицы. Командующего конной дивизией, генерала Гурко, чей брат в думе шибко любил гинеи, пришлось пристрелить. Родичи Ахмеда ударили по уже вышедшей на платформу охране командующего из пулемётов, потом ворвались в вагон с кинжалами. Мятежным "любителям острых блюд" это самое острое было предоставлено. В остальную часть дивизии двинулись безоружные жандармы, громко крича, что их командиры попытались устроить мятеж. Но, мол, невиновность нижестоящих чинов уже доказана, ну а тот, кто хочет искупить грех командиров, добро пожаловать за нами, от помощи государь не откажется и щедро наградит.

Это было утром, а в 12 часов дума была блокирована "дикой дивизией". Я с Конвоем, держа за руку Алексея, взошёл на трибуну, откуда воины только что выкинули председателя. Немного помятый жандармский полковник, бывший капитан, охрана которого из "слуг народа" при виде винтовок конвоя побросала револьверы и попыталась затеряться в рядах соучастников. Дума была заполнена на три четверти, многие предусмотрительно сказались больными, часть передумала в последний момент и воздержалась, двое вообще проголосовали против объявления Республики и немедленной помощи братскому народу Сербии. Из оставшихся вывели троих перебежчиков, все остальные были препровождены в ожидающую их тюремную камеру.

10-го января. Суббота.

С утра приходила Мама, просила не казнить вчерашних республиканцев, я твёрдо пообещал ей, что кормят и поют их согласно нормам для дворян, чем немного успокоил её. Так же я дал ей прочесть подробные отчёты про бомбистов, уже двое подельников Корзиночницы найдены и дают показания. Мама сильно плакала, говорила про "другую щёку", в конце концов я попросил фрейлин увести её, затем подозвал фельдъегеря и отправил его в тюрьму с приказом прекратить выносить из камеры задушенных в давке.

11-го января. Воскресенье.

Брат открыл глаза, но шевелится не может, врачи говорят, что паралич может быть надолго. Но Ники в сознании, он всё слышит и понимает, отвечает да или нет, моргая один или два раза. После известий о кончине дочерей он заплакал, я вытер ему слёзы, окончательно он успокоился лишь через полчаса. Мы очень долго "беседовали". Решение об "одиночном заключении" для "вольнодумцев" он всецело поддержал. В три часа он попросил привести сына, в течении часа они "беседовали", племянник вышел из покоев отца в намного лучших чувствах, теперь он поддерживал любые мои действия всецело.

Всё остальное время после ухода сына Ники объяснял мне свои мысли на счёт "греческого Огня", он настаивал, и я отдал приказ "дикарям" найти всё необходимое и провести испытания уже поздно вечером. В одном случае в бутылке было масло для "моторов" и жидкое мыло 2 к 1, из под пробки торчала смоченная в бензине тряпица, её надо было поджечь и кидать, во второй бутылке была смесь гудрона бензина и скипидара с щепоткой белого фосфора. Вторая смесь была намного дороже, но горела лучше. Так же Ники настаивал на начале операции "Уголь не позже 1-го февраля. При удачном захвате плацдарма там немедленно устанавливается досчатый аэродром и туда перелетают все Муромцы с ЭВК. В целом план был отработан в мелочах и Колчаком со своей стороны, и Юденичем со своей, нарекание вызывала лишь быстрота я малая подготовленность, но не буду же я спорить с братом в таком его состоянии, если только он не предложит совсем уж откровенного безумства.

12-го января. Понедельник.

Навестил Аню, авария поезда после покушения на Царя отошла у всех на второй план. Затем принимал Григоровича, Кривошеина, Нилова, Авелина, Нейдгарта, Володарского, затем был Вологодский губернатор Лопухин и Московский голова Челноков. После двух часов дня опять беседовал с Ники, поразился в который раз лихорадочно горящим на его бледном лице глазам. один из моих дагестанцев, хорошо владеющих письмом, придумал более быстрый способ общения с больным и при моём приходе протянул несколько страниц, заполненных карандашными буквами, часты были исправления, но, в целом, смысл был понятен. Уже к 10 часам утра оставленный внутри палаты охранник раздобыл доску, грифель и указку, которой он водил по написанному на доске алфавиту.

13-го января. Вторник.

Телеграмма с результатами испытаний обеих жидкостей и рекомендациями по применению была отправлена Колчаку ещё вчера, сегодня с утра пришло подтверждение и весть об успешном испытании "изделий" у них. Решено было сбрасывать на противника деревянные ящики, в которых одна бутылка была бы наполнена самовоспламеняющимся составом, а остальные одиннадцать более дешёвым. Все составляющие по отдельности грузились в корабли и уже в пути доводились до готовности, даже ящики сколачивались уже в пути.

14-го января. Среда.

Три судна — последние авиатранспорты, всего на два самолёта каждый, вышли сегодня к Стамбулу, в их чревах ковалась огненная смерть для города. Ники сегодня было хуже, почти весь день он спал.

15-го января. Четверг.

С утра Ники стало лучше, вчерашний сон укрепил его. Если так можно сказать о нём, то он "был боек". С 6 часов Аскар еле успевал водить по доске указкой, составляя его послание к народу. Ники потребовал немедленной публикации, я, конечно же, согласился. Вначале были стихи:

— Вставай страна огромная,

— Вставай на смертный бой.

— С враждебной силой тёмною,

— С Османскою Ордой.

Пригласили фотографа и репортёра, они запечатлели Ники, Аскара и меня, репортёр "пообщался" с братом. Их репортаж и "послание" брата опубликовали во всех вечерних газетах.

16-го января. Пятница.

Выпало очень много снега, детишки в сугробах резвятся, что им какие-то там высокие материи, взрослые серьёзны. Георгий и Алексей сильно сдружились, сын мой ещё мал и племянник, с радостью, взялся его опекать. При них большая свита-охрана из "дикарей", Григория же я предупредил, что все его беседы с царевичем будут докладываться мне, он жив, покуда цел Алексей, либо покуда не попытается наделать глупостей, например попытавшись поселить вражду между мной и племянником.

Из Севастополя пришла телеграмма, что авиатранспорты уже возле Стамбула, погода позволяет уже сегодня начать "поить султана".

17-го января. Суббота.

Второе "послание государя" было больше похоже на проповедь. О "русском пути развития", о русском языке, о том, что демократия, это власть демонов, о наследии Ариев и гиперборейцев. В целом выстраивалась величественная картина, господи, откуда Ники взял эти мысли?

18-го января. Воскресенье.

Известия из Стамбула, все газеты Европы кричат, что "русские варвары" вознамерились сжечь памятник древней истории. Два дня назад в Царьграде прошёл сильный ливень, но для "греческого огня" подобные мелочи малозначительны. Моряки на авиатранспортах еле успевают изготавливать подарки для турецкой столицы, окружающие пилоты просят одного: "Добавки, добавки!" По моим расчётам жидкости хватит ещё на два дня атак, если позволит погода. Эти два дня будут атакованы, в основном, суда в гавани. Затем останется лишь неприкосновенный запас, две подошедшие подлодки, эсминец и два авиатранспорта будут стеречь проливы, остальные силы будут передислоцированы на Восток, к Зонгулдаку.


Дневник "тела". | Николай свет-Второй | Дневник неприкаянной души.