home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



7. Дед Петя Мороз

Мать вернулась не поздно, но Вика уже спала. Вид у дочки был уставший, измученный. Шкатулки нигде на поверхности не наблюдалось. Спрятала? Не нашла? Ей вообще удалось втереться в доверие к пацану? А может, Сергей не вовремя вернулся? Мать прошла на кухню, тихонько прикрыв дверь в комнату, – пусть спит, – выпила чаю, всплакнула о ее будущем. Потом о своем прошлом. Легла тут же, на кушетке. Она часто тут спала, когда возвращалась с дежурства во внеурочное время, чтобы не будить девочку.

А вот Вике по утрам не будить маму никак не получалось. Даже если совсем не заходить на кухню, мышкой юркнуть в туалет, все равно проснется, кинется к плите. «Завтрак съешь сам, обедом поделись…» После шести мама, между прочим, на самом деле почти никогда не ела. (Дежурства – не в счет, там режим наперекосяк вынужденно…)

На следующее утро мать проснулась, как всегда, от звука слива. Когда Вика умылась и вылезла на свет, она уже хлопотала у плиты.

– Ты что, мобилку посеяла? Звоню тебе вчера, звоню!

– Ой!

Вика метнулась в комнату, нашла телефон, включила.

– Ой! – передразнила ее мама. – Разве так можно? Курица! Я раз двадцать звонила!

– Двенадцать, – уточнила дочь, сверяясь с неотвеченными вызовами. – Ну соррик, ссорик, я ее вырубила, чтоб заниматься не мешала.

– Позанималась?

– Ага. Ма, я яичницу не буду!

– Будешь, как миленькая.

– Ну хоть не из двух яиц, а?

– Из двух! Ты у соседей вчера была, лучше скажи?

Вика вздрогнула, напряглась. Сейчас начнется!

– Была.

– Взяла? – Мама резко обернулась.

– Эмм… что-то взяла… – промямлила Вика.

– Показывай! – приказала мама.

Виктория вылезла из-за стола, обреченно поплелась в комнату. Черный цилиндр с потертым коричневым ремешком лежал на подоконнике. Вика вздохнула и закусила губу.

– Да где ты там, за смертью тебя посылать? Вика вспотевшими ладонями схватила тубус и вернулась на кухню:

– Вот.

Мать двумя привычными движениями вытерла руки о передник: раз-два, и недоверчиво взяла в руки черный покоцанный футляр. Открыла. Заглянула.

– Что это?

– Ноты, – пожала плечами Вика.

Она постаралась произнести это как можно равнодушнее. Получилось. До скандала и подзатыльников оставались считаные секунды.

Мать, нахмурившись, извлекла из тубуса ноты.

– Что это?

– Ноты! – на этот раз уже с вызовом ответила Виктория. – Ноты на память. Ты же меня за ними посылала, верно? Ну вот, это ноты, которые печатал для меня дядя Петя. На память!

Мать полностью вытащила листы из тубуса. Вид у нее был растерянный. Она до последнего надеялась на шкатулку, которую, впрочем, в глаза никогда не видела. И пока еще не полностью осознала, что никаких сокровищ перед ней нет.

– А чего они мятые такие?

Вика пожала плечами:

– В упаковку не влезали!

«Скорей бы уж начинала она вопить, что ли… – Вика на всякий случай прижала к щекам ладони, – а то залепит, как в прошлый раз, сгоряча, потом ходи с опухшей рожей!»

– Ноты – и это все?!

Кажется, до родительницы начало доходить. Она нахмурилась, заглянула в пустой тубус, даже потрясла его над столом, перевернув. Потом сняла со стены нож для разделки мяса и полезла им в нутро тубуса. Совсем с ума сошла!

– Ма, яичница горит!

Мама вновь перевернула тубус и стала с остервенением стучать им по столу. Вика посмотрела в ее ставшие безумными глаза и поняла, что сегодня подзатыльниками и оплеухами дело не кончится, сегодня ее убьют.

Из тубуса вывалился мужской носовой платок, завязанный узлом. В нем, в плотном целлофане, были камни. В каратах, огранках и чистоте ни Вика, ни ее мама не разбирались совершенно. Но то, что за Викино ближайшее будущее можно больше не переживать, им было ясно и без этого.

– Ну, дед Петя, ну Дед Мороз, – шептала мама, боясь притронуться к камушкам. – Век за тебя свечки буду ставить, дед Петь, за упокой… Ну Дед Мороз…

Вика молчала. У нее был шок. Самый настоящий.

Яичница сгорела до черных угольков и густого коричневого чада. Завтрак в это утро единогласно решено было отдать врагу.


6.  Как Петя ел блин | Ёлка, которая пароход | 8.  Шторм в океане