home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



9. Баба-яга, юные годы

Вика и в этот раз открыла не сразу, хотя ничего не разучивала. Петя уже даже собирался уйти, решив, что никого нет дома.

– Привет!

– Привет.

На Вике буквально лица не было. Без макияжа, в тоскливом сером вытянутом свитере с коричневым орнаментом – и кому только в голову пришло такое сочетание делать?! И как могло прийти в голову такое купить?!

– Вик, я жутко извиняюсь, но у тебя Инет есть?

Вика замешкалась с ответом. Пока она искала варианты отказа, Петя механически изучал ее лицо. Механически – потому что основная часть его мозга была поглощена азартом расследования, думала о шифре, а какая-то второстепенная часть сканировала Викины лоб, нос, подбородок… Нос был слишком большой. Скулы слишком узкие. Глаза слишком бесцветные, а взгляд – как у зомби в игре. Кожа слишком… нет, кожа ничего, нормальная.

«Но вообще – типичная Баба-яга, только в молодые годы, – подумала второстепенная часть Петиного мозга. – Вот вырастет она, состарится и так же, как ее бабка когда-то, станет пугать малышей своим видом!»

– Интернет? Есть, проходи. – Вика сделала шаг в сторону, пропуская незваного гостя. – Там.

Гость прошел. Комп оказался выключен, – тоже странность, ведь как только попадаешь домой, первым делом к чему бросаешься? Правильно, к компьютеру!

Вика «оn-кнула» комп, модем, монитор (пфф, экран постоянно включать-выключать – совсем уж глупо!), присела на самый краешек кресла:

– Тебе «ВКонтакте»?

– Гугл. USB-ишка есть?

– Флешка в смысле?

– Не, USB-выход. У меня во… – Петя продемонстрировал мобильник и пояснил: – Пару значков найти надо, я их сфоткал. Я б у нас посмотрел, но там неуплачено. И на мобилке у меня совсем нули уже почти.

– Я тогда со своей странички не буду выходить, – кивнула Вика.

– Не выходи, – разрешил Петя. – Слушь, как он у тебя долго соображает, а? Минут пять уже прошло, а тут все еще получение сетевого адреса! А, вот, есть. Ура. У тебя хром, да? У меня тоже хром.

Вику слегка мутило от Петиной болтовни.

– Ты значки коллекционируешь?

– Что? Какие значки? – Петя уже погрузился в комп и воспринимал собеседницу вполуха.

– Ну, я не знаю какие! – хмыкнула Вика. – Сам сказал: «Значки посмотреть». У деда нашел?

– Эммм… ааа… ну… дд….

Не дождавшись ответа, Вика взяла книгу и отошла в другой угол комнаты. Петя этого даже не заметил.

Между ними были драгоценные камни, завернутые в носовой платок и газету. Они лежали за стопкой журналов на полочке под телевизором. Любой посторонний человек увидел бы только журналы и телевизор. Вика видела только камни. Петя не видел ничего.

Некоторое время тишину нарушало только тиканье часов и кликанье мышки.

– Черт! Во черт! Нету! – расстроился Петя. – Ни одного значка, ничего похожего!

– Значит, это редкие значки, – произнесла Вика ради поддержания беседы. – Они советские? А что на них написано?

«Законченная дура!» – подумал Петя.

– На них ничего не может быть написано, это шифр! – раздраженно объяснил он и понял, что проболтался.

– Ясно, – равнодушно кивнула Вика.

Камни увеличились в размерах и выпирали из-за журналов. Казалось, они сияли прямо сквозь газету и платок. Вике стало страшно.

«Проболтался – и ладно! – подумал Петя. – Может, дед ей говорил что-то о шифре? Вон, письмо же доверил передать…»

– Вик!

– А?

– Можешь глянуть? Вика подошла, глянула:

– Нет, впервые вижу. Шпионское что-то, наверное. Это вы в школе играете так, что ли?

– Это из конверта, – покачал головой Петя. – В том конверте, который ты мне передала, был лист. На листе такие знаки. Дед при тебе писал письмо?

– Нет. – Вика стояла спиной к камням и чувствовала, как они становятся все больше и горячее. – Он мне передал уже запечатанный конверт.

Петя вздохнул и задумался.

– Слушай, а значит, получается, дед знал, что скоро умрет…

– Почему? – удивилась Вика.

– Ну как… Он дает тебе конверт с шифром, а потом выходит – и умирает… – Петя вдруг вскочил, едва не опрокинув клавиатуру и мышь. – Вика!!! Мы должны разгадать это письмо, непременно! Там что-то важное, очень важное! Расскажи мне, в какой позе лежал дед, когда его нашли!

У Вики отвисла челюсть:

– Что-о-о???

Петя защелкал пальцами и чуть не запрыгал от возбуждения:

– Ну, как он лежал, как? Может, он был голый и лежал раскинув ноги и руки, как в «Коде да Винчи»?

Вика вдруг побледнела. Петя увидел и возликовал: да, девчонка испугалась, значит, все так и было, так и было! За дедом гнались враги или как их там… Но дед успел. И он, его внук, гений Петя, раскроет важную тайну, тайну века, наверное, а заодно и преступление, конечно, и тогда про него напишут книгу и сразу кино тоже снимут, а потом его, конечно, позовут в Стокгольм на нобелевское награжде… Ух!!!

– Чушь какая, – прервала церемонию награждения молодая Баба-яга. – Дядя Петя был нормально одет, перед этим он звонил в поликлинику, узнавал часы приема. Никто за ним не гнался никогда, ты что!

– Это ты что! Если бы все было так просто, он не стал бы мне перед выходом письмо шифрованное писать!

– А кто тебе сказал, что он перед выходом?!

– А когда?

– Ну… точно не помню… Около года назад примерно.

– Да? А чего ж ты мне конверт раньше не отдала?

Вика фыркнула:

– Как бы я тебе его отдала, во-первых, если ты в Москве, а я – в Питере, а во-втор…

– А прислать слабо было?

– А во-вторых, дядя Петя попросил передать тебе письмо из рук в руки и после его смерти, когда бы она ни наступила и когда бы ты ни приехал.

– Ха! А если бы я не приехал? Если бы меня мама не пустила, например?

Вика вдруг заблестела глазами и закусила губу. А потом прошептала:

– Он верил, что ты приедешь. Знаешь… он никогда не ошибался, правда. Он людей насквозь видел. Всех.

Петя задумался. Потом сказал:

– Не ошибался, говоришь… Наверное… Мой дед считал, что я – гений. Он так и написал в своем дневнике: «Мой внук Петя – гений». Если не веришь, могу показать, там на диване лежит целая тетрадь.

Но Вика и так вдруг поверила. И – странное дело! – как только Вика поверила, перестал верить Петя. Он отвернулся к компьютеру, закрыл все окошки, отсоединил мобильник:

– Но, понимаешь, раз я – приемыш, я не могу быть гением в деда! А мои настоящие родители – законченные уроды, ты сама сказала…

Трень!

Пока Петя читал эсэмэску от папы, от того папы, который не урод, а который сын деда Пети и отец Олеськи, Вика собиралась с мыслями. Папа сообщал, что кинул денежку на Инет, потому что, наверное, они еще немного задержатся в городе. Петя ответил: «ок».

– Ты не приемыш, – с жаром сказала вдруг Вика, а Баба-яга сухо добавила: – Я это от злости тебе наврала.

– Что-о???

Вика повторила. И стала путано объяснять, как ее вдруг переклинило. Пока она чирикала, проклятые камни выросли так, что закрыли собой и журналы, и телевизор. Но Петя по-прежнему их в упор не замечал.

– То есть я – родной все-таки? – в десятый раз уточнил он.

И в десятый раз Вика повторила, что да, да, да, да, да, родной, да! Петя слушал с недоверием и молчал. Так, отрицательно качая головой, и пошел к дверям. Задел плечом ставшие размером с рояль камни, но не обратил на это никакого внимания.

– Ты мне не веришь?

Петр пожал плечами:

– Ну… не знаю… Нет.

– Но ты же похож! У вас носы одинаковые!

– Носы у всех одинаковые. А вот мозги…

– А что мозги?

– Ну что-что, сама говоришь, дед у меня был умнющий. Папа тоже не промах. А я…

– А ты вообще гений!

– Ха! Щаззз!!!

– Но это же дядя Петя сказал!

– Да ошибся он, ясно? Ни в ком не ошибся, а во мне – да!

– И в тебе не ошибся.

– Ошибся! У меня тройка по математике. По инглишу – тоже. Русский лучше, но у меня мама – репетитор, натаскивает… Да я даже шифр расшифровать не могу!

– Подумаешь! Ты же и пяти минут над ним не сидел!

Петя хотел возразить, но передумал. Махнул рукой и ушел.

Вика не стала его задерживать, потому что камни совсем обалдели и уже начали заполнять собой прихожую. И с этим надо было что-то делать.


8.  Шторм в океане | Ёлка, которая пароход | 10.  Дома