home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



12. Ёлка, которая пароход

Папа поднялся в десять двадцать. Петя обрадовался и побежал в туалет, опередив зевающего предка.

– Ну вот! – хмыкнул отец. – Меня ждал, что ли? Давай быстрее, а!

Петя не мог признаться, что действительно ждал, потому что дал себе слово не отрываться от инглиша, не заглядывать на другие сайты и не вставать из-за стола, пока папа не проснется.

– Все, пап, иди!

Папа покачал головой и пошел в туалет. А Петя пошел одеваться, потому что, пока в футболке и трусах корпел над переводом, совершенно продрог.

– Ты когда подскочил-то? – спросил отец.

– А ты когда лег?

– Да под утро почти, – признался отец. – Зачитался, честно говоря.

– «Фомой»?

– Каким Фомой?

– Там сверху на последней стопке лежал «Фома». Ну, который не верил нигде никому, его еще крокодил съел. Ты для Олеськи отобрал, да?

– Ты что-то путаешь, ничего такого я не отбирал.

– Отбирал. Ты детские книжки отобрал, а на их место засунул дедушкины папки по языкам и… и еще одну…

Папа пожал плечами:

– Ладно, крокодил! Давай тоже чего-нибудь съедим и двинем домой в Москву. Деда похоронили, царство ему небесное, дела сделали, документы благодаря тебе нашли… Пора домой.

Петя и сам понимал, что пора.

– Па…

– У? Яичницу будешь?

– Ага! Из двух яиц. И с сыром. Сыр есть?

– Из двух – для печени вредно, – возразил папа.

– Тогда – из трех! – засмеялся Петя.

Отец тоже улыбнулся.

– Ладно, раз вредно, давай из одного, но сыра побольше.

– Постели стелить не будем, – решил отец, доставая из холодильника сыр и яйца. – Я сюда через неделю вернусь, на девять дней.

– Я с тобой!

– Не, ты – на сорок.

– Ну па!

– Зато останемся на неделю, как раз на все твои каникулы. И посмотрим наконец город. А то стыдоба: тринадцать лет, а в Эрмитаже еще не был!

– И в Кунсткамере, – добавил Петя. – А там уро-о-ды! Хочу на уродов посмотреть!

– Посмотришь.

– А давай сегодня! Но папа не согласился. Он хотел успеть проехать как можно большую часть пути при свете.

Однако папиным планам не суждено было сбыться. Потому что как только Петя с отцом разделались с яичницей, оперативно засунули вывороченные коробки по местам и начали перетаскивать вещи в машину, на пороге нарисовалась опухшая от слез тетя Марина.

– Викуша пропала… – прошептала она и начала падать в обморок. – Помогите, люди добрые… Сереженька… Петя…

Сергей подхватил тетю Марину под локти или подо что попало и потащил в квартиру.

– Всех друзей обзвонила. Парню ее звонила… Ничего… Никто… Сумки нет… Двух, двух сумок… Вещей тоже…

– Каких вещей, ценных? – стал уточнять папа. – Что еще пропало? На ограбление похоже? Она с парнем не ссорилась? Вы его знаете? Выкуп у вас не требовали? Вы сами с дочкой вчера не ссорились?

– Не… Не… Не… Да… Не… Не ссорилась… – Тетя Марина еле успевала лепетать что-то в ответ. – Не надо милицию-полицию, ой, не надо!

Она разрыдалась.

– Почему не надо? – удивился папа.

– Не надо! – вдруг встал на сторону тети Марины Петя.

– Петенька! – заорала тетя Марина. – Петенька, ты что-то знаешь, Петя, помоги! Прости ее, если что, прости ради бога! Только помоги!

Петя вырвался и убежал в кабинет. Папа налил тете Марине валерьянки и пошел за Петей.

– Ничего я не знаю! – буркнул Петя. – Я инглиш учу, у меня контрольная!

– Петя!

– Ландан из ды кэпитал оф Грейт Британ!!!

– Петь…

– Мени пипл эври иер…

– Петь, я тебя прошу…

– Не видел я ее! Ясно?

– Хорошо, – вздохнул папа. – Учи инглиш. Позвони, пожалуйста, маме и скажи, что домой мы пока не едем. Надо найти ребенка.

– Вика – не ребенок!

– Если она убегает из дому, никого не предупредив и не отвечая на звонки, она – ребенок! – отрезал папа. – И я надеюсь, что ты, в отличие от Вики, человек взрослый и сознательный, никуда не убежишь и меня дождешься. Обещаешь?

– Обещаю! – буркнул Петя.

Папа пошел одеваться. Потом заглянул и добавил:

– Если вдруг будут какие-нибудь новости, звони немедленно!

Петя кивнул.

Взрослые ушли.

Петя немедленно достал мобилку и позвонил Вике. Абонент был недоступен. Петя отправил ей эсэмэску и пошел доучивать инглиш.

– На этот раз я обещаю себе не вставать, пока полностью все не доучу! – прошептал Петя портрету, подумал и добавил: – Ну, разве что в туалет. И если позвонят.

Инглиш доучился примерно за час. Все-таки с основной частью задания Петя справился еще на рассвете. Вика не отвечала, точнее, эсэмэска до адресата не дошла. Петя вошел в «ВКонтакте» и стал искать Викину страничку. Страничка нашлась быстро. «Вика, тебя ищут твоя мама и мой папа! Ответь! Я им ничего не говорил!»

Отношение к Вике у Пети было неоднозначное. С одной стороны, она молодец: столько занимается, играет нормально, деду продукты таскала и вообще помогала, потом драгоценности вернула. Могла бы не вернуть ведь. «Я бы ни за что не вернул!» – подумал Петя. Это были плюсы. Но вот что она такая депрессивная, все время плачет, ходит то в кошках-елках, то в серых свитерах, это плохо. А что уехала отдыхать и слова никому не сказала – это совсем плохо, просто отвратительно. Мать тут с ума сходит, а они с отцом вернуться домой не могут. А эта тындра загорает где-нибудь в Египте!

– Но я обещал ее не выдавать и свое слово сдержу! – твердо заявил Петя портрету и добавил: – Даже если мне еще месяц придется тут безвылазно сидеть. Подумаешь! Буду сидеть и заниматься. Правильно?

Дед молчал. Пете показалось, что он одобрительно молчит.

– Буду делать все уроки подряд! – продолжил Петя. – Как в школе. Сорок пять минут занимаюсь, пятнадцать минут – перерыв. Начну с математики.

Но начал он все-таки с перерыва. Потому что дочитать-дорасшифровывать дедушкино последнее письмо было любопытно. Вдруг там не только про любовь и будущее, а еще про что-то.

Перерыв растянулся почти на полтора часа. Во-первых, письмо было длинное, во-вторых, отвлек Димон, сбежавший с физики. Полностью расшифровав послание деда, Петя немедленно написал Вике «ВКонтакте» и продублировал эсэмэской: «Елка плывет, пароход растет! Вика!!! Я разгадал загадку и написал тебе пароль! Теперь ты должна передать мне второе письмо деда! Не пропадай! Кроме того, я должен вернуть тебе драгоценности – дед в шифровке написал, что они – твои!!! Он собирался подарить их тебе по случаю поступления в консерваторию! Это правда! ОТЗОВИСЬ, КОГДА ВЕРНЕШЬСЯ С ОТДЫХА!!! Родители тебя все еще ищут. Я им ничего не скажу, не волнуйся!!!!))))»

Вика отозвалась не сразу. Петя успел сорок пять минут позаниматься математикой, пятнадцать – отдохнуть, сорок пять – пытался разобраться с физикой, между делом ответил на два папиных звонка и три маминых. И только после физики и перед литературой, заглянув в «ВКонтакте», Петр увидел от нее два сообщения. Первое – очень длинное, второе – совсем короткое. Первое такое:

«Привет, Петя! Ты правильно отгадал пароль, значит, сумел прочесть письмо. Я не знала, что еще написано в письме, знала только пароль. Про драгоценности это для меня новость. Спасибо большое тебе и дяде Пете! Но я пока не поступила в консерваторию и вряд ли смогу куда-нибудь поступить, потому что я не уехала отдыхать, а ушла из дому. Так что эти драгоценности я, наверно, не заслужу. Так что пусть вы на них лучше будете лечить Олесю. Теперь мне надо найти работу, чтобы снимать квартиру. Домой я не вернусь, если хочешь, можешь передать это «тете Марине», но лучше не передавай. Я ей потом сама позвоню, когда устроюсь. За второе письмо не переживай. Оно у меня. Я тебе передам его, когда доберусь до Москвы. Все будет ок. На мобилку, которую я тебе дала, не звони, я выбросила симку в мусор прямо около нашего подъезда».

Второе сообщение было такое:

«Теперь уже не нашего».

Петя увидел, что Вика онлайн, немедленно забыл о предстоящей сорокапятиминутной литературе и застрочил:

«Ты еще в Питере?»

«Ты где?»

«Камни из тубуса все-рно твои!!!»

«Вика!!!!!!»

«Вика не уходи давай встретимся!!! Я передам тебе камни, а ты мне – письмо! Ты где?»

Вика читала его воззвания и не отвечала.

«Вика ты дожна паступать!!!! Ты здорово играешь вопще круто».

«Я правду»

«Говорю»

«Дед же не ошибался ты хнаиш»

На «хнаишь» Вика не выдержала, написала:

«?»

«Знаешь в смысле»

«а…»

Наконец-то монолог превратился в какой-никакой диалог.

«Ты сейчас где?»

«В кафе»

«В каком?»

«Какая разница? ты не знаешь. Тут рядом с метро»

«С каким метро?»

«С пролетаркой»

«Сиди там я еду!!!»

«Ты что, не надо!»

«Как кафе называется?»

«Не скажу»

«Я тебя и так найду»

«Не надо зачем ДУРАК СИДИ ДОМА!»

«Сама ДУРА, мне надо камни тебе передать, они твои»

«Нет я же не поступила»

«Поступишь»

«Нет!!!»

«Да!!!!»

«Ты меня не найдешь, я ухожу!!!! Уже ушла!!!!»

«СТОЙ!!! а второе письмо??? Ты мне должна»

«Я тебе потом передам»

«Хочу сейчас»

«Ну и хоти»

«ТЫ ДЕДУ ОБЕЩАЛА!!!»

Вика молчала секунд пятнадцать. Потом написала:

«Кафе «у камина», это рядом с метро Пролетарская»

Потом добавила:

«Только камни пока не вези, ладно?»

Петя написал в ответ:

«Ладно»

Потом посмотрел на деда и добавил:

«А тебе деньги нужны? Я могу одолжить, это мои, не папины, я на акваланг собираю, но до лета еще…(((»

Вика ничего не ответила, тогда Петя написал:

«Жди меня!!!»

И выключил ноут.

Папе он позвонил, сбегая по ступенькам мимо лифта, в котором когда-то жил тигр:

– Пап, есть новости. Хорошие, но тете Марине пока не говори. Я нашел Вику.


11.  Ночью | Ёлка, которая пароход | Послесловие