home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



15 глава

Жара, казалось, достигла своего пика, не отступая даже ночью. Болота вокруг поместья пересохли, и выгоревшая ряска облепила обнажившиеся на дне коряги. Огромные аллигаторы зарылись в ил, выходя на охоту лишь под утро. Из-за жары Луиза почти перестала спать, вздрагивая каждый раз от криков, что издавали звери, попадаясь в пасть безжалостным хищникам. Кожа зудела от липкого пота, и многочисленные обтирания не приносили облегчения. А огромные тучи москитов будто только и ждали засухи, чтобы жужжащим роем окружать кровать по ночам, не давая распахнуть несколько плотных слоев сетки. Иногда Луизе хотелось плакать от бессилия и жалости к самой себе, особенно вспоминая о том, что в Англии лето постепенно подходило к концу, а в это время уже можно было накинуть на плечи кашемировую шаль, чтобы не простыть.

Очередная ночь, наполненная непрерывным звоном крыльев сотен насекомых и оглушительным цокотом сверчков, подошла к концу. Забывшись сном лишь под утро, Луиза с трудом разлепила веки, заставив себя подняться. Настроения не было, зато очень хотелось, чтобы из окна на нее не смотрело ослепительно яркое солнце.

— Будете кофе? — белозубо улыбнулась Адеола, поднимаясь с табурета. Не найдя никого в гостиной, Луиза заглянула на кухню, где и нашла компаньонку с экономкой.

— Я бы предпочла чай, — вздохнула девушка, опускаясь рядом с миссис Пинс. — С молоком.

— Лоиз, вы чрезвычайно бледны, — обеспокоенно проговорила компаньонка, наблюдая за тем, как та вялоразмешивает молоко в чашке.

— Никогда не думала, что скажу это, но я скучаю по лондонскому лету, — грустно проговорила Луиза. — Совсем ничего не хочется делать.

— Вам надо развлечься. — Адеола в подтверждение своих слов кивнула. — Вы, мисс Луиза, просто заскучали, а когда скучаешь, любая погода кажется плохой.

Луиза вяло кивнула, думая о том, что причину хандры она знала, но очень боялась признаться себе в этом. А дело было в том, что мистер Уоррингтон отсутствовал уже четвертые сутки и Луиза не находила себе места от беспокойства. Все вокруг продолжали вести себя как ни в чем не бывало, а ей хотелось встать посередине огромного холла и кричать что есть мочи, пытаясь привести в чувство мистера Свенсона, миссис Пинс, равнодушных слуг — всех, кто продолжал делать вид, что все в порядке. Ей было страшно. Вдруг что-то случилось? Вдруг его конь сломал ногу, и мистер Уоррингтон лежит где-то посреди полей или, что еще хуже, в лесу, окруженный крокодилами. Они окружают его, щелкая зубами и грозно шевеля хвостами… Ей срочно надо было отвлечься!

— Праздник Бри, — снова кивнула Адеола и, тут же сменив добродушное выражение лица на грозное, прикрикнула на кухарку, слишком мало, по ее мнению, положившую томатов в суп.

— Бри? — переспросила Луиза и вопросительно посмотрела на миссис Пинс. Но та лишь недоуменно пожала тощими плечами, продолжая попивать свой кофе.

— Праздник урожая, — пояснила Адеола. — Мы будем отмечать его сегодня вечером. Хотите — приходите. Мы всегда рады гостям на празднике.

— Я не знаю, найдется ли мне там место… — засомневалась Луиза, косясь на миссис Пинс.

— Не думаю, что это возможно, — проговорила та, строго взглянув на Адеолу поверх кружки. — Юной девушке не место на языческом празднике.

— Мы не собираемся приносить в жертву детей или девственниц, если вы об этом, — обиделась Адеола, поджимая губы. — Насколько я знаю, вашего бога распяли на кресте свои же, а вы празднуете этот день. Это лучше радостного Дня Урожая?

— Полагаю, это сравнение не уместно, — вскинулась миссис Пинс, поднимаясь. — И обсуждать это с прислугой не лучшая идея.

— С этой прислугой вы проводите немало времени, — ядовито парировала Адеола, тяжело опираясь на стол. — И вам это даже нравится. Или нет?

— Я думаю, вы забываетесь, Адеола, — ледяным тоном проговорила миссис Пинс.

— Я прекрасно знаю свое место, если вы об этом, — лицо экономки потемнело от гнева. — И я помню, что вы здесь не хозяйка!

— Но и не рабыня! — выкрикнула миссис Пинс и осеклась, виновато глядя на негритянку. Однако слово уже было произнесено, и Адеола, сжав губы, резко отвернулась, отходя к окну. На кухне стало очень тихо. Даже кухарка старалась мешать суп, не задевая стенки кастрюли. Миссис Пинс беспомощно взглянула на полную фигуру, которая буквально дышала обидой, и, дернув плечом, ушла. Луиза проводила ее долгим взглядом и посмотрела на Адеолу, которая подносила кончик фартука к лицу, стирая выступившие слезы.

— Она не считает вас… — девушка замолчала, не в силах подобрать определение к слову «раб», которое не обидит Адеолу.

— Она считает меня тем, кем я являюсь, мисс Луиза, мэм, — мягко ответила Адеола, возвращаясь на свое место за столом. — Я живу здесь уже шестой год, и этот дом стал для меня родиной, которой меня когда-то лишили. А масса Томас для меня как сын, хотя я его и не растила. Он всегда тепло обращается со мной, и потому я иногда забываю, кто я и где мое место. — Адеола тяжело вздохнула. — Простите меня, мисс Луиза, мэм. Простите, если оскорбляю вас своим поведением.

— Ну что вы! — смутилась Луиза, глядя в полные слез глаза негритянки. — Вы не видели экономку в моем доме в Лондоне! Я думаю, иногда ее боялся даже мой отец! А своей строгостью и властностью она заткнула бы за пояс любого камердинера!

Думаю, мистер Уоррингтон согласился бы с тем, что я скажу: вы не рабыня, Адеола, вы — член семьи!

— Ох, мисс Луиза, мэм! — всхлипнула Адеола, протягивая пухлые руки и заключая в свои необъятные ладони хрупкие ладошки Луизы. — Вы — ангел! Чистый ангел!

— Я приду к вам на праздник, — решилась Луиза, с удовольствием наблюдая за тем, как лицо Адеолы озарилось радостью. — Только я не знаю, надо ли что-то принести и в чем прийти.

— О, Зэмба расскажет, — широко улыбнулась Адеола.

— Только мне бы не хотелось, чтобы миссис Пинс об этом узнала, — понизив голос, проговорила Луиза.

— Не узнает, — сверкнула белками глаз негритянка. — Ничего не узнает.


* * * | Туман Луизианы | * * *