home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



16 глава

В эту ночь Луиза так и не смогла сомкнуть глаз. Перебирая в голове все события минувшего вечера, она то вспыхивала от воспоминаний о танцах, то прижимала руки к горящим щекам, думая об увиденном в комнате мистера Уоррингтона. Мысли крутились вокруг сцены, невольной свидетельницей которой она стала, и тугой клубок, что запутался внизу живота, начинал отчаянно пульсировать, разнося по телу неожиданно сладкие волны. За окном стремительно серело, а Луиза, перевернувшись на живот и обхватив руками подушку, снова и снова прокручивала в голове случившееся, отчаянно понимая, что в ее жизни что-то поменялось, но вот что именно — осознать пока не могла.

Завтрак проходил в одиночестве: миссис Пинс, сославшись на жуткую головную боль, завтракала у себя, а мистер Уоррингтон и мистер Свенсон уехали по делам на плантацию де Шабри. Луиза малодушно порадовалась тому факту, что не увидит утром опекуна: при одном воспоминании об его обнаженной спине и, святые угодники! ягодицах кровь приливала к щекам, а в горле собирался комок. Покончив с яичницей с тоненькими колбасками и апельсиновым соком, она собралась было выйти в сад, где вчера разметила лунки под посадку роз, — проверить, как идет подготовка. Но радужное настроение быстро сошло на нет при виде Таонги, гордо плывшей через холл. Заметив Луизу, она склонила голову, однако та успела разглядеть неприкрытое превосходство, с которым служанка посмотрела на свою госпожу. Ледяная волна пробрала с головы до кончиков пальцев, и Луиза, вдернув подбородок, прошла мимо и вместо сада направилась прямиком на конюшню. От самодовольного вида Таонги ее затрясло, и пришлось стиснуть руки и несколько раз глубоко вздохнуть, чтобы прийти в себя.

— Приготовьте коляску, — крикнула она конюху, который сгребал сено у входа. Тот удивленно поднял голову на хозяйку и уставился на нее непонимающим взглядом.

— Я еду в «Тризон», мне нужна коляска, — стараясь, чтобы голос не дрожал, произнесла Луиза. — Мистер Уоррингтон знает об этой поездке, — добавила она, видя, что работник колеблется. Услышав имя хозяина, конюх кивнул и, отложив грабли, скрылся в полумраке конюшни.

Вернувшись в свою комнату, Луиза лихорадочно принялась раздавать приказы Зэмбе, будто боялась, что в любой момент кто-то сможет ее остановить и запретить куда-то ехать. Но миссис Пинс, по словам Зэмбы, выпила настой ромашки и липы и уснула, а мистер Уоррингтон совершенно определенно сказал, что мисс Луиза может съездить к Франческе. Успокоив таким способом не в меру разговорившуюся совесть, Луиза нырнула в небесно-голубое платье и, подхватив короткие кружевные перчатки и шляпку, поспешила вниз, с трудом заставив себя не перепрыгивать через ступеньки.

— Мисс Луиза, мэм! — Зэмба сбегала следом. — Я не могу с вами поехать, мэм, не сегодня. Я должна перебирать бобы.

— Бобы? — Луиза резко остановилась посреди лестницы, недоумевающе глядя на служанку.

— Может, вы попросите бабу… Адеолу отпустить меня? — с надеждой в глазах Зэмба посмотрела на хозяйку.

— Тебя наказали? — догадалась Луиза и, дождавшись кивка, пожала плечами: — Пойдем на кухню, я поговорю с ней.

Зэмба широко улыбнулась и поспешила следом, бормоча слова благодарности и клянясь в вечной преданности. Однако Адеола оказалась непреклонной: Зэмба останется в «Магдалене» и будет помогать кухарке. А вместо нее в «Тризон» поедет Алудо — пышнотелая девушка, приставленная к миссис Пинс. Луиза сокрушенно посмотрела на Зэмбу и пожала плечами — оспаривать решение Адеолы она не собиралась.

Спустя полчаса коляска уже катилась по дороге из поместья, и Луиза, щурясь на утреннем солнце, любовалась окружающим пейзажем, радуясь тому, что осмелилась выехать из «Магдалены». И в самом деле, что здесь такого: в Лондоне она постоянно выезжала одна, и хотя дальность здешних поездок все же была иной, сути дела это не меняло. Она ехала навестить подругу, в этом не было ничего плохого. Леди Бишоп сама разъезжает по плантациям, делая визиты, чем она хуже?! Два часа пролетели незаметно в мечтах о саде, что она разобьет, и том, как по вечерам они с мистером Уоррингтоном будут сидеть среди розовых кустов, попивая чай. Ну, она будет пить чай, а он — виски, поправила сама себя Луиза, улыбнувшись.

— Луиза, дорогая! — Франческа, если и была удивлена неожиданному визиту, не подала виду. — Вы одна или мистер Уоррингтон вот-вот появится? — и она посмотрела за ее спину, выглядывая еще одного гостя.

— Нет-нет, Франческа, сегодня я одна, — улыбнулась Луиза, стягивая перчатки и усаживаясь в предложенное плетеное кресло.

— И хорошо, — вырвалось у леди Бишоп. Поймав изумленный взгляд, она спохватилась и пояснила: — Генри и Томас на днях не сошлись во мнениях и слегка поспорили. Не думаю, что там что-то серьезное, но лорда Бишопа пока лучше не тревожить. Он ходит мрачнее тучи, если честно, я сама стараюсь не попадаться лишний раз ему на глаза.

— Быть может, мне лучше уехать? — обеспокоенно спросила Луиза, почувствовав неловкость. Видеть лорда Бишопа мрачным ей не хотелось. Стоило только представить, как надменный лорд кричит, сразу хотелось убежать и спрятаться.

— Ах, не говорите глупостей, моя дорогая, — отмахнулась Франческа, разливая чай по фарфоровым чашечкам. — Я бесконечно рада вас видеть. К тому же ваши розы готовы, я собиралась сама отвезти их в «Магдалену». Как хорошо, что вы выбрались! — Луиза улыбнулась той искренности, с которой леди Бишоп радовалась ее приезду, невольно при этом посочувствовав ей. Такая яркая и беззаботная, она вынуждена терпеть тирана-мужа, то и дело бросая взгляды в сторону дома… Поначалу и сама Луиза чувствовала скованность, с минуты на минуту ожидая появления грозного хозяина «Тризона», но спустя полчаса все же расслабилась и вовсю смеялась с Франческой. Лорд Бишоп не спустился к обеду, зато Луиза познакомилась с Викторией, очаровательной двенадцатилетней особой, которая покорила ее своими огромными карими глазами и робкой улыбкой.

После обеда они втроем уединились в музыкальном салоне, где Виктория, невероятно смущаясь, сыграла на скрипке, опровергнув слова лорда Бишопа о полном отсутствии талантов. У нее определенно был музыкальный слух. Девочка играла хорошо, и Луиза, заговорщически подмигнув, пообещала постараться выписать клавесин и со всеми предосторожностями доставить его в поместье. А Франческа, воодушевившись при виде загоревшихся глаз дочери, пообещала уговорить лорда Бишопа выписать из Нового Орлеана учителя.

День незаметно клонился к закату, и Луиза засобиралась. Как Франческа ни уговаривала остаться на ужин, она не поддавалась, отшучиваясь, что не взяла наряд, чтобы переодеться. На самом деле она радовалась возможности не встречаться с хозяином поместья, да и действительно пришла пора возвращаться. Пообещав навестить Франческу на следующей неделе, Луиза проследила за тем, как Алудо пристраивала корзину с едой, которую ей собрала в дорогу кухарка Бишопов, и села в коляску.

Колеса мерно поскрипывали, над головой кучера неспешно качался фонарик, освещая часть лица и правую руку. Луиза задумчиво грызла яблоко, думая о том, как ее встретит миссис Пинс и заметила ли она вообще отсутствие своей подопечной… Темная тень мелькнула слева, и лошадь, испуганно заржав, шарахнулась в сторону, заставив коляску опасно накрениться. Алудо завизжала, цепляясь за борта, но кучер твердой рукой удержал поводья, остановил лошадь и, спрыгнув с козел, пошел успокаивать животное.

— Что это было? — испуганно сверкнула глазами Алудо, оглядываясь по сторонам.

— Не знаю, может, волк? — прошептала Луиза, стараясь не дрожать. Живут ли в лесах Луизианы волки, Луиза не знала, но думать о том, что это мог быть кто-то страшнее, не хотелось. Она нервно осмотрелась. Деревья вокруг уже не выглядели безопасными, за каждым стволом чудились желтые глаза. Внезапно кучер впереди коротко вскрикнул, послышался звук падения. Девушки переглянулись и прижались друг к другу, схватившись за руки. Из темноты вынырнула высокая фигура и, подойдя к коляске, распахнула дверцу.

— Прошу выходить, мэм. — Низкий голос незнакомца заставил Луизу застыть от ужаса. Все происходящее казалось таким диким и нереальным и так разительно отличалось от написанного в романах!

— Вы грабите нас? — дрожащим голосом спросила она, теребя концы кашемировой шали.

— О да! — довольно хмыкнул мужчина.

— Но у нас ничего нет, — тихо проговорила Луиза, терзаясь от внезапной жуткой догадки.

— У вас есть то, что нам надо, мэм, — ухмыльнулся грабитель, обведя застывших девушек красноречивым взглядом. — Выходите! — прикрикнул он, протягивая руку и хватая за локоть Луизу. Та дернулась, попыталась вырвать руку, но мужчина грубо рванул ее на себя, и Луиза буквально упала на грабителя. Отшвырнув ее в сторону, он потянулся за Алудо, которая вжалась в дверцу, отчаянно шепча молитвы. Из темноты вынырнул второй мужчина, быстро бросил что-то на незнакомом языке и ощерился, разглядывая добычу.

— Посмотри, какая красивая, — довольно проговорил первый, поднося фонарь к лицу Луизы. — Думаю, мы сможем выручить за нее немало монет на рынке в Мексике.

Луиза отшатнулась, испуганно переводя взгляд с одного незнакомца на другого. Осознание того, что происходит что-то жуткое и непоправимое, расползалось внутри, заставляя сердце биться где-то в горле.

— Что встали? Вяжите! — Из темноты возник третий, ведя на поводу лошадь, распряженную из коляски. Луиза невольно бросила взгляд туда, откуда он появился, и тихо вскрикнула, крепко прижав руку к лицу: в темноте отчетливо выделялось тело кучера, под которым расплывалась маслянисто поблескивавшая лужа.

— Нет! Нет! — Луиза громко закричала, пытаясь вырваться, когда к ней потянулся первый грабитель, разматывая веревку, что держал до этого. Алудо отчаянно верещала и билась в руках второго, размахивая ногами. Подхватив юбки, Луиза рванулась было к деревьям у обочины, но тут же захрипела, запрокидываясь назад: ее поймали за шляпку, и ленты впились в горло, заставив дернуться.

— Не так быстро, — прошептал мужчина, обдав шею горячим дыханием и удушающим запахом немытого тела и жевательного табака. Луиза закашлялась, на глазах выступили слезы — он продолжал тянуть на себя шляпку. — Только дернись еще раз, и я перережу тебе горло, — доверительно проговорил разбойник ей на ухо и тут же резко отпустил, оттолкнув от себя. Луиза глубоко вздохнула и захрипела, вскидывая руки к горлу и осторожно проводя по нему. Алудо тем временем извернулась и укусила за руку державшего ее, и тот, охнув, отвесил ей оплеуху. Голова девушки дернулась, и она безвольно обмякла. Подхватив ее под колени, он перекинул тело через плечо и обернулся к Луизе. Та поспешно протянула руки, позволяя связать их. Спустя несколько минут на дороге осталась пустая коляска и тело кучера.

Похитители не особо таились, продираясь сквозь кусты, и Луиза с облегчением подумала, что их очень быстро найдут, а после она сможет рассказывать об этом ужасном приключении в лондонских гостиных. Мысль об уютно потрескивавшем камине была столь яркой, что она на мгновение забыла, где находится и что с ней происходит, а потому грубый тычок в спину резко выдернул ее из мечтаний, возвращая в реальность.

— Пошевеливайся! — Луиза споткнулась, но покорно пошла вперед, с тоской думая о том, что платье безнадежно испорчено и его придется пустить на тряпки. Быть может, стоит отдать его Зэмбе, пусть перешьет что-нибудь себе? Интересно, когда их найдут? И кто вообще эти люди? Не те ли бунтовщики, которых разыскивали де Шабри и Уоррингтон?

Неподалеку раздался тихий плеск, и впереди замаячили огни. Луиза моргнула и замерла как вкопанная, отказываясь сделать еще хоть шаг. Перед ними лежала река, широкая и безмолвная. Черные пятна ряски окружали небольшое суденышко, освещаемое двумя фонарями у кормы и носа. Они поплывут?! Но ведь тогда их могут не найти! Как мистер Уоррингтон отыщет след, если они будут спускаться по реке?

— Я не пойду! — Луиза замотала головой, упираясь ногами в землю. — Я не пойду!

— Понимание происходящего обрушилось на нее внезапно, заставляя заледенеть кровь. Паника подступила к горлу, заставляя задышать тяжело и часто. Луиза беспомощно озиралась, наконец разглядев лица похитителей, один из которых уже поднялся на борт с Алудо на руках, а второй осторожно заводил коня.

— Иди, — ткнул ее в спину высокий грабитель, но Луиза отчаянно замотала головой, упираясь.

— Отпустите меня, пожалуйста! — На глазах выступили слезы. Ей стало невыразимо жаль себя и безумно страшно при мысли, что жизнь ее теперь в руках этой жуткой троицы. — Я богата. Вам нужны деньги? Я дам вам. Правда. Только отпустите меня.

— Деньги? — хмыкнул грабитель. — Слышите, парни, она предлагает нам деньги.

Ободренная его словами, Луиза с надеждой посмотрела на мужчин в лодке, но они, к ее ужасу, лишь переглянулись и громко загоготали.

— Какие деньги, крошка? Думаешь, твои друзья так просто отпустят нас? Да еще и денег дадут! Двигай давай!

Но Луиза, кажется, решила сделать все от нее зависящее, лишь бы не садиться в лодку. Заметив, что мужчины на судне заняты, она смущенно покосилась на терпеливо ожидавшего ее похитителя и, потупив глаза, прошептала:

— Простите, но мне надо…

— У нас есть ведро, — равнодушно произнес мужчина. Затем протянул руку и потянул Луизу за веревки. Но она осталась стоять, покачнувшись навстречу.

— Прошу вас, — она подняла на него огромные умоляющие глаза.

— Ладно, — вздохнул он. — Только быстро. И руки развязывать не буду.

Кивнув, Луиза приподняла юбки и отошла в кусты, поминутно оглядываясь. Отсюда похититель был отлично виден, четко вырисовываясь на фоне лодочного фонаря. Пошуршав для вида юбками и ветками, Луиза тихонько поднялась и, крадучись, отступила в тень. Затем, убедившись, что за ней не наблюдают, резко развернулась и бросилась в темноту, не разбирая дороги. Только бы добраться до коляски! Неизвестно почему, ей казалось, что там она будет в безопасности. И мистер Уоррингтон сразу же найдет ее, сразу же, стоит только добежать до дороги…

— Стой! — раздался крик за спиной, и одновременно юбка оглушительно треснула, а Луиза повалилась на влажную землю, больно ударившись щекой. Мужчина резко потянул ее наверх, заставляя подняться, и развернул к себе.

— Думала, сможешь сбежать? — он зло смотрел на нее, тяжело дыша. — А ну пошли!

— Нет! — Луиза выдернула руку. — Я никуда не пойду! Не пойду!

Последнее, что она запомнила — как похититель заносит руку. После этого перед глазами помутилось, и она потеряла сознание.


* * * | Туман Луизианы | 17  глава