home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



* * *

Луиза тоскливо поглядывала в окно, пытаясь сделать вид, что слушает бесконечную болтовню мадам Монсиньи. Ничуть не смущаясь, достопочтенная мать семейства появилась на пороге «Магдалены», едва получила официальное приглашение. И теперь она и три ее дочки буквально оккупировали Луизу, «помогая с подготовкой к свадьбе года». Мадам Жаккар не отставала от нее, то и дело засыпая советами по украшению зала, выбору блюд и основного цвета торжества. Франческа до сих пор не появлялась.

Луиза не могла решить: обижается она на ту, кого считала своей подругой, или же нет. Возможно, у Франчески есть серьезные причины воздерживаться от визита. В любом случае навестить ее сама она не могла. Или не хотела. Ледяной взгляд лорда Бишопа и его оскорбительные слова не шли из головы. Она придумала десяток остроумных ответов, способных поставить зарвавшегося джентльмена на место, вот только говорить их было уже поздно и не к месту.

— Луиза, дорогая, посмотрите же! — Она с трудом вернулась к действительности, глядя на Маргариту Монсиньи, протягивавшую ей украшенный альбом. Обложившись многочисленными образцами и журналами, девушки с восторгом обсуждали тот или иной фасон с матерью, забыв на время о самой виновнице переполоха. Луиза же, мельком взглянув на модели, с тоской подумала, что все это было модно еще в позапрошлом сезоне и ее платья все до одного выглядят лучше, чем привезенные из Нового Орлеана наброски.

За окном шумел дождь, бурными грязными потоками стекая по двору. Мистера Уоррингтона не было вторую неделю, и Луиза чувствовала, что невероятно скучает по нему. По его незримому присутствию рядом. Без него дом всегда становился пустым. Хотя теперь — и тут Луиза могла признаться самой себе — она начинала иначе смотреть на поместье. Проявлять хозяйский интерес, узнавая у Свенсона о расходах и доходах «Магдалены», она пока не собиралась. Но за работой слуг стала следить с большей тщательностью, подмечая промахи, которые раньше списывала на местные привычки и устои. Теперь же она все чаще приходила к мысли, что хочет поставить дела в поместье на английский лад. А значит, надо выписать из лондонского дома Сеймура и нескольких горничных. Все это непременно стоит обсудить с мистером Уоррингтоном, ведь после вступления в брак распоряжаться ее деньгами станет он.

Луиза не сомневалась, что он пойдет ей навстречу в желании устроить в «Магдалене» кусочек классической Англии. Действительно, не все ли равно, чем она будет занята, если муж будет доволен? Трепетная необходимость исполнять супружеский долг казалась призрачной, хотя и тревожащей. Луиза была готова исполнять его, пока не забеременеет, а потом все свои силы бросить на воспитание детей и содержание поместья. Они будут счастливы. Обязательно будут.

— Луиза, вы непременно должны посмотреть на это платье! — Мадам Монсиньи настойчиво подсовывала под руку Луизы журнал. — Посмотрите, эти кружева на рукавах будут смотреться потрясающе, я вас уверяю! И вам невероятно пойдут!

Луиза вздохнула, послушно обращая взгляд на рисунок, и едва сдержала гримаску: в подобных кружевах ходили кокотки по Пикадилли. Неужели мадам Монсиньи всерьез полагает, что она наденет подобную безвкусицу?!

— Мама, как красиво! — откликнулась Анна-Мария, выхватывая из рук матери журнал. — Я непременно хочу что-то подобное на свой день рождения!

— И я! — толкнула сестру Маргарита, выхватывая журнал и водя по нему пальцем. — Только чтобы здесь и здесь было открыто. Маркиз де Шабри должен сделать мне предложение на вашей свадьбе, Луиза!

— О, не знала, что маркиз собирался жениться. — Луиза не могла отказать себе в чуть заметных ехидных нотках. — Он оказывал вам знаки внимания?

— Он их всем оказывает, — поддразнила сестру Анна-Мария, показывая ей язык за спиной матери. — Маргарита надеется, что он выберет ее, а я думаю, если на ней женится полковник Смит — это уже будет удача!

— Да как ты!.. — Маргарита дернула младшую за локон, но тут же была остановлена возгласом мадам Монсиньи:

— Девочки, вы же в гостях, где ваши манеры?!

Луиза тактично отвернулась, делая вид, что увлечена разразившейся за окном непогодой. Как этот дождь не похож на тот, что застал их с Томасом, казалось, целую вечность назад! Она снова вздохнула — опять мысли закрутились вокруг жениха и его вечных отлучек. Он не хочет с ней делиться проблемами. Почему? Разве не должны они делиться всем «в болезни и здравии, богатстве и бедности»? Луиза сама себя одернула — клятвы еще не произнесены, а она уже так много требует от будущего мужа. Она научит его доверять ей. Просто они совсем друг друга не знают. И мистер Уоррингтон совершенно не стремится узнать ее ближе… Крики за спиной становились все громче. Сестры Монсиньи перешли на обсуждение сорочек и чулок, припоминая все, увиденное ими ранее. Луиза поморщилась: кажется, у нее начинала болеть голова.

Темная тень на улице привлекла внимание, заставляя сердце забиться чаще. Неужели? Коротко извинившись перед гостями, которые даже не заметили ее ухода, она поспешила в холл, встречать позднего путника. Его осанку, его коня она не спутала бы и с сотней других всадников. Вскоре дверь распахнулась, пропуская внутрь мистера Уоррингтона. С его шляпы капало, костюм промок насквозь, да и вообще весь он имел вид уставший и продрогший.

— Мистер Уоррингтон! — Луиза ласково улыбнулась, подходя ближе. — Как я рада, что вы вернулись! Мне так много надо рассказать вам!

— Уверен, Луиза, что новости у вас действительно важные, — слабо улыбнулся Томас, наблюдая за тем, как вспыхнуло от удовольствия личико Луизы. — И я с удовольствием их выслушаю. Вот только… — и он красноречиво обвел себя взглядом.

Луиза спохватилась, вспыхнув и отступив в сторону, давая Уоррингтону пройти к лестнице. Она была так рада видеть его, что совершенно забыла об элементарных правилах приличия! У подножия лестницы Томас остановился, прислушиваясь.

— У нас гости?

— О, это Монсиньи, — махнула рукой Луиза. — Они останутся на ночь. Дождь слишком разыгрался, дороги развезло.

— В таком случае, боюсь, что поговорить в гостиной нам не удастся. — Томас хитро улыбнулся. — Но мы можем спрятаться от них в кабинете. Я буду ждать вас там через час.

С этими словами он поспешил наверх, оставив Луизу счастливо улыбаться. Ей показалось, или он только что назначил ей свидание?

До ужина оставалось полтора часа, и Луиза с трудом отправила шумную семью в свои комнаты, отдохнуть и переодеться. Сама она решила, что успеет переодеться за полчаса, и теперь с замиранием сердца переступала порог хорошо знакомого кабинета.

Мистер Уоррингтон уже был здесь. Сидел в одном из кресел у камина, вытянув ноги и попивая янтарный виски. Хотя поза его казалась совершенно расслабленной, Луиза с тревогой отметила глубокую морщину, залегшую между бровей. Томас не отрываясь смотрел в огонь, позабыв о стакане, что держал в руках. Губы его беззвучно шевелились, будто он вел диалог сам с собой. Луиза попятилась — ей показалось, что лучше бы сейчас оставить его одного и не мешать. Но он заметил движение и резко повернулся, встречаясь с ней взглядом.

— Луиза, проходите. — Он показал на кресло напротив. — Вы давно так стоите?

— Нет. — Луиза опустилась в кресло, расправляя складки голубого муслинового платья. По подолу были разбросаны темно-синие васильки. Сложив руки на коленях, она подняла наконец глаза на жениха, радуясь, что может смотреть на него беспрепятственно, не пряча взгляд.

«А он действительно очень устал», — мелькнула мысль, когда Луиза получила наконец возможность рассмотреть Томаса поближе. Усталость плескалась в серых глазах, оседая на их дне чем-то, чего Луиза разгадать не могла или же разгадала, но не хотела верить. На дне его глаз таился страх. И темы для разговора, которые она заготовила заранее, теперь казались нелепыми и ненужными. Ей отчаянно захотелось занять свои руки. Хотя бы стаканом с чем-нибудь не слишком крепким.

— Вы что-то хотели рассказать мне, — мягко напомнил он, делая небольшой глоток. — Простите, что не предлагаю вам ничего выпить, просто вы так быстро устаете от одного бокала, а у нас гости.

Томас улыбнулся, поймав взгляд Луизы, метнувшийся к столу с графинами. Она смутилась и покраснела.

— Я, вероятно, отвлекла вас, — она смутилась сильнее, понимая, какую глупость только что сказала. Он сам назначил ей встречу, ждал, а она говорит о том, что отвлекает. Хотелось вскочить и убежать отсюда. Почему ей всегда так тяжело находиться рядом?

— Нисколько, — ответил Томас. Луиза решилась поднять на него глаза и снова опустила — в них плясали смешинки — он прекрасно понял причины ее смущения, будто прочитал мысли. — Вы хотели поговорить со мной, Луиза, я полагаю, о свадьбе. Так? — пришел он ей на помощь. Благодарно выдохнув, Луиза выпрямилась в кресле.

— Да, именно о ней. Вы уехали, как только мы определились с датой, и за это время пришлось решить немало вопросов, касающихся самого торжества.

— Вы хотите просвещать меня по поводу того, какого цвета будут платья у подружек невесты? — В притворном ужасе Томас вскинул руки.

— Нет, ну что вы, — со смехом сказала Луиза. — К тому же боюсь, я сама тут не смогу ничего решать, мадам Монсиньи взялась за дело слишком шустро. Миссис Пинс едва успевает отбивать ее атаки.

— Боюсь, гости по ее указке должны будут предстать перед нами в костюмах греческих богов, — сокрушенно покачал головой Томас. — Что делать? У меня нет тоги!

— Думаю, вы прекрасно обойдетесь без нее! — рассмеялась было Луиза, но тут же осеклась, поняв, какую двусмысленность только что сказала. Но Томас, казалось, не обратил на это внимания. Она обязательно обсудит с ним их супружескую жизнь. Позже. Пока же мысли о свадьбе отвлекают от мыслей о страшном, неизведанном и неизбежном.

— Я хочу выписать из Лондона нескольких слуг и своего дворецкого. Вы не против? — Она посмотрела на жениха.

— Нет, отчего же я должен быть против. — Томас пожал плечами. — Это ваше право. Не обязательно спрашивать о таких мелочах.

— Просто вы теперь будете распоряжаться всеми моими деньгами, и я не могу не предупредить вас о тратах.

— Я и раньше ими распоряжался, Луиза, — улыбнулся Томас. — Я все еще ваш опекун, вы не забыли?

— Это — другое. — Она упрямо вздернула подбородок. — Мы вот-вот станем мужем и женой. Вы же не будете отрицать, что наши отношения изменятся и не будут походить на отношения опекуна и подопечной?

— Если вы переживаете по поводу денег, то не волнуйтесь. Я распоряжусь, чтобы вам назначили хорошее содержание, которое вы вольны будете тратить по своему усмотрению. — Уоррингтон потянулся к графину, добавив виски в стакан. — Поверьте, у меня нет стремления ограничивать вас. Вы хотели попросить меня еще о чем-то?

«Да! Полюбите меня!» — эта просьба так ярко вспыхнула в голове, что она испугано захлопнула рот, побоявшись, что произнесла ее вслух.

— Нет, больше ничего. — Она поднялась. — Мне пора переодеваться к ужину.

— Встретимся в столовой, — кивнул Томас. — Боюсь, общества Монсиньи мне все же не избежать. Или вы позволите мне отсидеться здесь до завтрашнего утра? — И он умоляюще посмотрел на нее. Луиза, не удержавшись, фыркнула.

— Нет-нет, вы не будете столь жестоки, оставляя меня с ними еще и на целый вечер, — она притворно вздохнула. — Я не выдержу.

— Вы вьете из меня веревки, — со вздохом произнес Томас, откидываясь в кресле. Луиза, улыбнувшись, ушла, оставив его наедине со своими горькими мыслями.

Луиза же спешила к себе. Счастливая улыбка не сходила с лица. Распахнув дверь, она буквально влетела в комнату и замерла как вкопанная. На кровати лежало приготовленное к ужину платье, изрезанное на мелкие кусочки.


24 глава | Туман Луизианы | 25  глава