home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



25 глава

Луиза медленно прошла в комнату и остановилась у кровати. Платье красно-желтого атласа в полоску неровными кусками лежало на покрывале. Луиза осторожно взяла в руки один из кусочков, и перед глазами ярко всплыл момент его покупки. Небольшой магазин на Тотнем-Роуд, где они с подругами обсуждали очередной бал. И материал, что сразу приглянулся. Она так ни разу его и не надела. Буквально через пару дней погиб папа. А после все завертелось, и стало не до нарядов… Луиза всхлипнула, скомкав в руке обрывок ткани. Сжала губы. Она, конечно, подозревает, кто это.

За последние две недели еда Луизы три раза была пересолена и пять — переперчена. Один раз она даже нашла стекло в своем соке, едва его не проглотив! В Англии слуги — вольнонаемные рабочие. И хозяйка должна сама решать подобные проблемы. Обычно — увольнением. Что делать в случае с рабыней, она не знала. Но ее сегодняшняя выходка заставила забыть о кротости.

— Зэмба! — Не дожидаясь, пока придет служанка, Луиза распахнула шкаф, просматривая платья. Не то, все не то. Слишком блекло, слишком скучно, слишком помпезно. Вот оно! Достав изящное творение знаменитой модистки, Луиза довольно улыбнулась. «Пепел розы». Именно так назвала этот цвет мадмуазель Шантильи, когда предлагала атлас Луизе. Нежный, переливающийся, он вызывал желание дотронуться до него еще и еще.

— Позови Адеолу, — бросила Луиза появившейся Зэмбе, осторожно снимая платье с плечиков. Пусть она еще не миссис Уоррингтон, но поставить слуг на свое место готова вполне!

— Мисс Луиза, мэм. — Адеола остановилась на пороге, сложив руки на груди. От экономки веяло надежностью и теплом. Луиза на миг устыдилась того, что собиралась потребовать, но тут же ее взгляд упал на обрывки платья, и она вздернула подбородок, твердо глядя на Адеолу.

— Это платье я нашла изрезанным. — Луиза указала на ткань. — Я полагаю, мы обе знаем, кто это сделал. Я сообщу об этом мистеру Уоррингтону. А ты — слугам. Пусть не думают, что я наказываю несправедливо и предвзято.

Вечер прошел непринужденно. Но после Луиза остановила мистера Уоррингтона, осторожно коснувшись его локтя.

— Мы можем поговорить?

— Конечно. — Томас серьезно кивнул, глядя на взволнованную Луизу. Проводив ее до кабинета, он прикрыл дверь.

— Мистер Уоррингтон. — Луиза замерла, не в силах произнести то, что собиралась. Это слишком… Слишком откровенно, но… Порезанное платье, пересоленный сок, стекло в соке…

— Я хочу сказать, что некоторые слуги чересчур забываются, мистер Уоррингтон. — Луиза решила взять официальный тон, пытаясь строго смотреть на жениха.

— Забываются? — Томас, не спеша придавать значение возмущению Луизы, прошел к глобусу, задумчиво крутанув его.

— Да, забываются, — подхватила Луиза. — Я не буду перечислять все гадости, что мне пришлось испытать на себе за время вашего отсутствия, это было бы голословно. Но сегодня… — Она подняла глаза на Томаса и отчеканила: — Ваша любовница, Таонга, изрезала мне платье стоимостью триста фунтов. Так больше продолжаться не может. Я не намерена и дальше закрывать глаза на безобразия, творящиеся с вашего попустительства.

— Что? — Брови Томас взлетели вверх. — Она изрезала платье? Вы уверены?

— Абсолютно. — Луиза кивнула в подтверждение своих слов. Если поначалу ей было жалко рабыню, страдающую по прихоти господина, то теперь, когда это начало касаться лично ее, жалость быстро прошла.

— Я вас понял. — Томас поднял глаза на Луизу. — Она будет наказана.

— Спасибо, — выдохнула Луиза, отступая. Накрывшее облегчение было неожиданно сильным даже для нее. А чего она ждала? Что Уоррингтон начнет защищать любовницу?!

— Вы хотите присутствовать при наказании? — Томас говорил буднично, словно судьба любовницы и впрямь его нисколько не волновала. Луиза пристально посмотрела на него. Неужели он такой бесчувственный?

— Нет. — Она вздрогнула, обхватив плечи. — А это обязательно?

— Для наказаний у нас есть надсмотрщик. — Томас пожал плечами. — Просто я предположил, что вы решите проследить, достаточно ли получила Таонга. Она ведь сильно вас огорчила? — и он посмотрел на Луизу в упор, не мигая. «Ждет, что она ее пожалеет», — поняла Луиза, выдерживая его взгляд.

— Я не буду делать вид, что телесные наказания для слуг — обычно дело для меня. — Она вздернула подбородок. — Я доверяю вам, вашему опыту в подобных случаях. Думаю, Таонга получит по заслугам, не больше, но и не меньше.

— Это все? — Томас склонил голову на бок, внимательно изучая будущую жену. Нахохлилась, как птичка. Смотрит вызывающе, сжимая кулачки. Словно вот-вот ринется в бой. Он почувствовал, как в душе шевельнулось уважение. Прямота Луизы импонировала.

— Да. — Луиза кивнула.

— В таком случае позвольте пожелать вам спокойной ночи. — Томас улыбнулся, обводя фигуру Луизы теплым взглядом. — Вы превосходно выглядите сегодня.

— Спасибо. — Луиза не смогла сдержать улыбку. — Комплименты о внешности говорят дамам в середине вечера.

— Я не могу сделать его под конец? — хмыкнул Томас, протягивая руку и касаясь гладкого атласа на плече. Луиза вздрогнула — ей показалось, что его рука пылает. — Весь вечер хотел узнать, каков он на ощупь.

— Вы не носите атлас? — удивилась Луиза, стараясь не показать, как взволновало ее чужое прикосновение.

— Есть несколько жилетов. — Томас пожал плечами. — Но их ткань совсем не похожа на эту.

— Не думала, что вы такой знаток. — Луиза с интересом посмотрела на Уоррингтона. — Вы действительно чувствуете разницу между двумя видами атласа?

— Я давно интересуюсь производством ткани. — Томас опустил руку, не отводя глаз от платья. — Возможно, через пару лет куплю еще несколько полей восточнее, чтобы сажать хлопок.

— У вас далекоидущие планы. — Уважительные нотки в голосе удивили саму Луизу.

— Благодаря деньгам, что вы принесете, это не составит труда, — пожал плечами Томас.

— О! — только и смогла выговорить Луиза.

— Откровенность за откровенность, — хитро улыбнулся Уоррингтон. — Вы возражаете?

— Н-нет, что вы, — выговорила Луиза. — Мои деньги все принадлежат вам. И вы вольны ими распоряжаться, как пожелаете.

— Ваше одобрение очень важно для меня. — Томас серьезно посмотрел на Луизу, осторожно беря ее ладони в свои. — Я обещаю, что оправдаю все ваши надежды.

— Звучит так, будто вы женитесь на мне ради денег, — прошептала Луиза, глядя на жениха, впервые за долгое время оказавшегося так близко.

— Должны же быть хоть какие-то выгоды от этого брака, — шутливо шепнул Томас и потянулся к ней.

«Поцелует. Сейчас он меня поцелует!» — забилась отчаянная мысль, и Луиза послушно потянулась навстречу, прикрывая глаза.

Сухие горячие губы осторожно коснулись лба, оставляя невесомый поцелуй. Луиза едва подавила вздох разочарования и распахнула глаза, встречаясь с яркими смешинками в живой стали напротив.

— Доброй ночи, Луиза. — Он кивнул и, развернувшись, вышел. Луиза проводила его взглядом, чувствуя, как бушует внутри разочарование вперемешку с раздражением.

Она полагала, что не сомкнет глаз до утра, но уснула, едва коснувшись подушки. Утром Луиза пыталась найти в глазах безмятежной Зэмбы страх или осуждение — ведь она заставила наказать одну из них, из рабынь. Но служанка, казалось, вовсе не задумывалась над судьбой Таонги, тихонько напевая что-то себе под нос, укладывая волосы Луизы. Спросить, когда обычно приводят в исполнение наказания? Нет, подумает еще, что она кровожадная или же интересуется из праздного любопытства.

За завтраком Монсиньи продолжали шумно обсуждать предстоящую свадьбу, не забывая ежеминутно благодарить мистера Уоррингтона за предоставленный кров. Томас кивал, не пытаясь вставить хотя бы слово в словесный поток, что изливался на него с двух сторон, но Луиза время от времени ловила на себе его внимательный серьезный взгляд. Он не доволен ей? Ее решением? Действительно ли ему настолько все равно, будут ли наказывать его любовницу?

Луиза вспомнила, как радовалась миссис Пинс, говоря о Таонге, и вдруг ее словно окатило ледяной водой: если мистер Уоррингтон откажется от Таонги, он будет искать новую любовницу! И, быть может, найдет ее не здесь, а где-нибудь на стороне! И что тогда будет делать она, Луиза, зная, что он уезжает к другой?

На глаза навернулись слезы, и Луиза поспешила их промокнуть, натыкаясь на взгляд Томаса. Слабо улыбнувшись ему, она пробормотала что-то о головной боли и вышла из-за стола, поспешно покинув столовую. Остановить наказание? Но кем тогда она будет выглядеть в глазах слуг? О каком авторитете может идти речь, если она сама не знает, чего хочет? Нет. Луиза остановилась посреди холла, с удивлением понимая, что действительно готова была бежать и искать надсмотрщика. Таонга получит то, что заслужила. А будет ли искать мистер Уоррингтон новую любовницу, она еще посмотрит.

Кивнув сама себе, Луиза распрямила плечи и прошла в сад. Задумчивое гуляние по дорожкам всегда помогало привести мысли в порядок. Пышные шапки разноцветных флоксов окутали своим ярким благоуханием. Луиза вздохнула, подняв глаза в небо. Как же ей не хватало английской осени! Приближался октябрь, а здесь по-прежнему было жарко и влажно, лишь участились дожди. Как же ей хотелось вдохнуть прохладный воздух, пропитанный запахом увядающих листьев! Пройтись по осеннему лесу, вороша носками туфель желтый ковер… Луиза скучала по осенней охоте, традиционно устраивавшейся в их графстве. По красным костюмам охотников, нетерпеливому лаю собак и возбужденному предвкушению скачки…

Резкий крик боли выдернул из мыслей, заставив вздрогнуть. Наказание началось. Луиза не знала, сколько ударов положено Таонге за проступок, но считать их не собиралась. Подобрав юбки, она поспешила обратно в дом и на пороге буквально налетела на мистера Уоррингтона. Он едва успел поймать ее, удерживая от падения.

— С вами все в порядке? — он заботливо смотрел на нее, ища следы замеченных ранее слез. Но Луиза выглядела слегка побледневшей, не более.

— Я тоскую по осени, — только и смогла вымолвить она, глядя на Томаса снизу вверх.

— Понимаю, — серьезно кивнул Уоррингтон, не спеша ее отпускать. Маленькая, хрупкая, Луиза вызывала все большее желание защищать, держать в руках, ограждая ото всех опасностей. Не похожая на других. На тех, кто был у него когда-либо. Она не была его собственностью, не продавалась за деньги — и в то же время была и тем и другим одновременно. Пораженный пришедшей в голову мыслью, Томас просто смотрел на Луизу, не замечая, как сильнее сжимает ладони на ее плечах. Его. Она — его. Сознание этого будто ударило обухом, перехватывая дыхание.

Эта девочка скоро станет его женой. И он сможет не просто смотреть на нее. Он будет делить с ней постель. А ведь он ни разу еще об этом не задумывался. Казалось естественным, что придется жениться. Томас смирился с этой мыслью, принял ее и задвинул в дальний угол, позволив себе думать о насущных проблемах вроде Кинга. Или, в крайнем случае, цен на урожай. Но сейчас эта хрупкая девушка в его руках словно заставила взглянуть на себя иначе. Что изменилось?

Он шел за ней, думая, что застанет в слезах, что она будет молить об отмене наказания. Или просто будет прятать слезы, поджимая губы и осуждающе глядя на него. Но Луиза была спокойна. Она приняла неизбежность наказания, а ведь наверняка думала об этом все это время. Она будет хорошей хозяйкой. И женой тоже.

Томас смотрел на нее, будто видя впервые так близко. Маленькие темные крапинки в светло-зеленых глазах. Легкий румянец на щеках, придающий ей такой милый, невинный вид. И губы. Полные. Слегка приоткрытые. Интересно, целовали ли ее когда-нибудь или же он станет первым?

— Ах, какая прелесть! — Визгливый голос мадам Монсиньи заставил Луизу и Томаса резко отпрянуть друг от друга. — А я ведь сразу говорила, что любовь так и витает в воздухе! Голубки! Ну точно, голубки! Помнится мне, мы с месье Монсиньи…

Она взяла Луизу под локоть и повела в сад, продолжая рассказывать о временах своей далекой молодости. Луиза рассеянно кивала, думая о своем. О том, что плечи все еще горят в тех местах, где их касались его руки. И о том, что она опять почти поверила, что он вот-вот ее поцелует…


* * * | Туман Луизианы | * * *