home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



27 глава

Маркиз покинул поместье следом за Бишопами, скупо попрощавшись с Уоррингтоном и Луизой. Мистер Свенсон тут же поймал Томаса под локоть, уводя того в кабинет и рассказывая что-то о нескольких разрушенных вчерашним ураганом домах в негритянском поселке, которые непременно следует лично осмотреть, чтобы оценить ущерб. Тихонько вздохнув, Луиза с сожалением проводила высокую фигуру мистера Уоррингтона взглядом и развернулась, собираясь идти в гостиную. Но тут же буквально натолкнулась на внимательный взгляд миссис Пинс.

— Лоиз, вы не хотите со мной ничем поделиться?

— Поделиться? — Луиза вздрогнула, лихорадочно пытаясь представить, откуда компаньонка узнала о вчерашнем поцелуе.

— Леди Бишоп. Ее поведение. Что здесь происходит? Мне уже пора беспокоиться?

— Если честно, я и сама не знаю, что происходит, — облегченно вздохнула Луиза, проходя в гостиную. Дождь не собирался стихать, решено было зажечь свечи и разжечь один из трех больших каминов, чтобы разогнать сырость. Обсуждение причин, побудивших Франческу приехать среди ночи в «Магдалену», постепенно перешло к ее отъезду, а после и скорой свадьбе.

— Письмо от бабушки до сих пор не пришло. — Луиза горько покачала головой, раскладывая на столе золотую ленту для бутоньерки, которую она делала. — Она не хочет благословлять наш брак. Вероятно, мне будет отказано во всех приличных домах без ее поддержки. Смогу ли я еще хоть раз увидеть Лондон?

На ее глазах блеснули слезы. Сегодняшний день был так далек от вчерашней ночи… Луизе начинало казаться, что поцелуй с Томасом ей приснился. Она прикусила губу, стараясь не всхлипнуть. Сегодня он вовсе не обращал на нее внимания. И его равнодушие ранило больше, чем ей хотелось себе признаваться. Луиза все утро пыталась поймать его взгляд, но натыкалась на отчуждение и пустоту. Горько вздохнув, она потянулась за белоснежным атласным отрезом, прикладывая его к золотой ленте.

— Думаете, золото с белым будет уместно смотреться на рождественской свадьбе? Может, все-таки лучше золотой и зеленый? — Чтобы хоть как-то отвлечь себя от грустных мыслей, Луиза решила вернуться к обсуждению свадьбы. Странно, но раньше она рассматривала ее отдельно от мистера Уоррингтона. Теперь же она с определенной ясностью поняла, что за свадебным вечером последует первая брачная ночь. И если прежде напуганная деликатными рассказами миссис Пинс Луиза старалась не думать о грядущем супружеском долге, то теперь все ее мысли крутились вокруг него, окрашивая щеки в нежно-розовый цвет.

— Лоиз, мы же уже все решили, — укоризненно посмотрела поверх очков миссис Пинс. — Вы ведь сами выбрали платье после наших споров с Монсиньи.

Действительно, в свой последний приезд мадам Монсиньи так сильно настаивала на том, чтобы пригласить знакомую портниху из Нового Орлеана, тыча в одно из платьев из каталога, что Луиза не выдержала и заявила, что свадебное платье у нее, слава богу, есть и ни в чьих услугах она в ближайшее время не нуждается. После, правда, едва отговорила семейство Монсиньи посмотреть на платье немедленно, аргументируя это тем, что до свадьбы они еще успеют насмотреться. Прекрасное творение одной из самых знаменитых модисток Лондона, то, в котором она была представлена Его Величеству. Атлас Дюбарри цвета слоновой кости, затканный золотыми цветами, с длинным золотым шлейфом. К платью прилагались высокие бальные перчатки с крохотными золотыми пуговками. Решено было украсить волосы Луизы кремовыми розами, а в качестве украшений взять свадебный жемчуг Стефани, матери Луизы. Три нитки крупных жемчужин идеально ровной формы были привезены бароном Буршье, дедушкой Луизы, из индийских колоний.

Теперь же Луиза и миссис Пинс целыми днями занимались изготовлением украшений для бального зала и дома, делая розетки и бутоньерки из бесконечных отрезов атласа, лент и кружев.

— Могла ли я подумать, что выйду здесь замуж? — прошептала Луиза, нанизав хрустальные бусинки на нитку. — Все мое приданое осталось дома, в Лондоне.

— Уверена, леди Грейсток все вам перешлет, — успокаивающе проговорила миссис Пинс, похлопав Луизу по руке. — Может, она просто не получила пока ваше письмо?

— Вы так считаете?

— Корабль мог потерпеть крушение или просто задержаться, — пожала плечами компаньонка. — Думаю, вам следует написать еще одно письмо.

— Вы правы! — Глаза Луизы загорелись. — Я так и сделаю! Сегодня же напишу ей снова!

Уоррингтону и Свенсону пришлось задержаться в деревне, поэтому леди ужинали одни. Луиза задумчиво отламывала крохотные кусочки от торта, думая о том, что еще несколько месяцев назад она и помыслить не могла, чтобы сесть за стол без хозяина дома. Жизнь в «Магдалене» диктовала свои условия, перекраивая правила приличия на свой лад. Отодвинув от себя тарелку, она посмотрела на миссис Пинс. Та аккуратно орудовала десертной вилочкой и ножом и, казалось, совершенно не переживала о том, что они нарушают этикет.

Хозяин «Магдалены» вернулся далеко за полночь. Луиза услышала стук копыт и голоса и спрыгнула с кровати, подбегая к окну и приоткрывая ставни. Изрядно промокшие, Свенсон и Уоррингтон даже отсюда выглядели уставшими. Луиза проследила за тем, как они отдали лошадей и скрылись в доме, и наконец спокойно легла, позволяя себе заснуть.

Последующие несколько дней мало чем отличались друг от друга. Дождь все так же лил, Уоррингтон пропадал в поселении, Луиза и миссис Пинс шили. Иногда Луизе начинало казаться, что так будет длиться вечно. Вечный дождь, вечная тишина и горы лент и бусин на столе. Из «Тризона» в конец недели пришло письмо от Франчески, в котором та говорила, что с ней все в порядке и она с радостью примет Луизу в поместье, когда наладится погода. Мистер Свенсон, вернувшись из Нового Орлеана, принес печальные новости: корабль, перевозивший почту, действительно так и не достиг берегов Англии. Судьба его была до сих пор неизвестна. Луиза написала еще одно письмо бабушке, сетуя, что теперь-то она точно не поспеет к свадьбе, ведь плыть во время зимних штормов едва ли разумное решение. Пришлось смириться с тем, что на свадьбе не будет ни одного родного человека.


* * * | Туман Луизианы | * * *