home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 22

Звёздная Река

– Судя по вашим словам, в остальных деревнях отчаянное положение, – сказала из-за своего стола госпожа Чан. Её тихий голос прозвучал ясно и отчётливо, несмотря на грубый гогот спутников герцога. – Им требуется помощь.

– Э-э-э… м-м-м… ну да, – сказал герцог, которому явно стало неуютно от её слов. – Жаль, что мне так некогда. У меня другая миссия: я ищу пропавших людей.

– Пропавших людей? – Хозяин Чао как раз подошёл к Жэньди, чтобы подтолкнуть его к столу торговцев, но, услышав слова герцога, замер. – У меня пропал сын!

– А я ищу сына магистрата, – сказал герцог с ноткой упрёка, словно желая пристыдить.

Жэньди беззвучно ахнул и крепко сжал чашу, которую передавал одному из торговцев – тому, с тигриной лапой. Тот, выдернув чашу, окинул его цепким взглядом.

– Конечно, конечно, – смутившись, поклонился хозяин Чао.

– Два сына, одна луна, – сказал господин Шань. – Все числятся в пропавших.

– А сколько лет пропавшим мальчикам? – спросил один из торговцев, оставив без внимания слова господина Шаня о луне.

– О, мой сын уже не мальчик, – сказал хозяин Чао, снова кланяясь, на этот раз с видом задумчивым и печальным. – Цзимин уже взрослый – по крайней мере, так он считает.

– Зато сын магистрата ещё ребёнок, – с важностью произнёс герцог. – Ребёнок, которого, вероятно, похитили.

– Похитили? – вырвалось у Жэньди.

– Да, – хмуро подтвердил герцог Чжэ. – Его отец вне себя от огорчения. Я взялся за поиски, чтобы оказать ему любезность. Мне показалось, ему не хватает участия вышестоящих персон. Этот магистрат уже объявил, что всякого, кого обнаружат рядом с этим ребёнком, ждёт тюрьма и суровая кара. Но его люди так и не сумели отыскать следов мальчика. Бедняга магистрат. От беспокойства он стал сам на себя не похож – однажды, приехав к нему без предупреждения, я обнаружил, что он рычит и ревёт, как тигр. Я даже слышал, как кто-то назвал его «магистрат Тигр».

– Магистрат Тигр? – переспросила Пэйи, и глаза её округлились. Жэньди почувствовал себя так, как будто на него надели железную рубаху и туго затянули. – Но ведь это из той истории…

– Из какой истории? – спросил герцог Чжэ.

– Есть история о тигре, которую этому магистрату неплохо было бы узнать, – быстро сказала госпожа Чан, опережая Пэйи, и краешком глаза глянула на Жэньди. – Хотите послушать?

– Можно… – пожал плечами герцог Чжэ. – Коням всё равно нужен отдых – раньше вечера мы в путь не двинемся.


Звёздная Река

Давным-давно, ещё когда горы бродили туда-сюда, ещё до того, как в небе появились шесть солнц, одну деревню держал в страхе тигр. Мало того, что это был самый огромный тигр из всех, каких доводилось видеть жителям деревни, – он ещё и был необыкновенного цвета. Он был белый – грязно-белый, мутно-белый, цвета одежд, какие надевают на похороны. И эта окраска подходила тигру как нельзя лучше, ибо он приносил с собой смерть. Те живые существа, которых он не убивал с одного удара, всё равно вскоре умирали, потому что его когти оставляли на теле смертельные раны. Даже знаменитое зелье из пяти ядов – змеи, скорпиона, жабы, сколопендры и паука – было не таким ядовитым и смертоносным, как когти Белого Тигра. Проголодавшись, он хватал то овцу, то корову, и все понимали, что недалёк тот час, когда его жертвой окажется человек. «Мы должны уничтожить Белого Тигра! – говорили люди друг другу. – Но как это сделать?»

Как и во многих других трудных случаях, они обратились за советом к мудрецу, который жил на вершине соседней горы. Когда они описали ему свирепого Белого Тигра и спросили, как от него избавиться, мудрец лишь молча погладил бороду и в поисках ответа углубился в большую книгу, лежавшую у него на коленях. Наконец он сказал:

– Мне надо самому увидеть этого тигра. Отведите меня к нему.

Жители деревни переглянулись и повели мудреца вниз с горы, мимо высокого дерева, мимо озера, к тёмной, похожей на пещеру дыре в одном из холмов близ деревни. Пока они шли, опустилась ночь, и дыра выглядела чёрной и зловещей, словно пасть опасного зверя.

– Вот здесь и живёт Белый Тигр, – прошептали жители деревни. – Идти дальше мы не смеем.

– Но мне нужно войти туда и посмотреть на него, – сказал старик. – Неужто никто не пойдёт со мной?

Люди вновь стали переглядываться. Наконец один юноша, гончар, выступил вперёд. Старый мудрец одобрительно кивнул ему, и они вдвоём шагнули в чёрную яму. Фонарь, который покачивался в руке гончара, освещал им путь.

В дальнем конце пещеры спал Белый Тигр, и в тусклом свете фонаря он казался даже больше и свирепее, чем был на самом деле. Старик задумчиво поглядел на него.

– Как я и думал, – сказал он. – Видишь, полосы у него на лбу складываются в символ ван? Это знак силы и власти. Вы не сумеете уничтожить этого тигра.

– Но тогда мы обречены! – вскричал юный гончар.

Мудрец приложил палец к губам и тихо вывел юношу обратно из пещеры в деревню. Все вышли им навстречу. Когда старец повторил свои слова, люди пришли в отчаяние.

– Тигра необходимо убить! – говорили они. – Иначе нам не спасти деревню.

– Я могу вам помочь, – сказал мудрец. – Но мне понадобится младенец.

– Младенец? Зачем?!

– Это для тигра, – ответил старик. – Не бойтесь, дитя не пострадает.

Все возмутились донельзя. Слыханное ли дело – младенец для тигра! Да этот мудрец сошёл с ума! Никто не даст ему ребёнка! Мало ли что он сказал «дитя не пострадает». Да тигр слопает малыша в одно мгновение!

Наконец молодой гончар возвысил голос.

– Нет, – сказал он, – мы не принесём ребёнка в жертву тигру. – У гончара была маленькая дочь, и он не мог допустить даже мысли, что тигр к ней приблизится. – Лучше уж мы погибнем.

– Такого ответа я и ждал, – кивнул старик. – Что ж, попробуем подмену. Это почти наверняка спасёт вашу деревню, но не излечит Белого Тигра. Принеси мне миску.

Юноша побежал и принёс старому мудрецу одну из глиняных мисок собственного изготовления. Старец двинулся к озеру – озёрная гладь была словно шёлк, колышимый лёгким ветерком, – юноша и остальные последовали за ним. У самого берега старик сорвал длинную острую травинку, с которой, точно крошечная хрустальная ягодка, свисала капля росы. В лунном свете эта капля казалась серебряной.

Старик стряхнул её в озеро. Упав в воду, капля росы потемнела и поплыла. Капелька превратилась в головастика!

Не успели потрясённые жители ахнуть, как старик зачерпнул головастика миской и быстро перевернул миску вверх дном, поставив на землю. Вода вытекла из-под бортиков миски ручейками, похожими на пальцы растопыренной ладони. Старик поднял взгляд на луну и постучал по дну миски своим посохом.

Толстая тёмная миска раскололась на кусочки, точно яичная скорлупа, и под этими осколками что-то шевельнулось. Старик приподнял осколки – под ними оказался крошечный крольчонок, молочно-белый, словно луна.

Мудрец взял беззащитное создание в руки и улыбнулся. Тотчас крольчонок открыл свои чёрные глазки цвета ночного озера. Старик и кролик посмотрели друг на друга так, словно их связывала общая тайна. Потом старик направился обратно к пещере Белого Тигра, а жители деревни молча смотрели ему вслед.

Старик посадил крольчонка у самого входа в пещеру, повернулся и пошёл обратно.

Жители деревни окружили его; их вопросы были полны тревоги:

– Почему ты оставил там кролика? Ведь Белый Тигр его сожрёт!

Старец ничего не ответил, а лишь указал в сторону пещеры. Забрезжил рассвет, и из тёмной дыры донеслось грозное рычание. Жители вмиг умолкли. Тигр проснулся!

Белый Тигр выглянул из своего укрытия и сразу же заметил крольчонка – беспомощный клочок белого пуха, трепещущий в рассветных лучах солнца. Тигр зарычал, расправил громадные смертоносные когти; жители деревни ахнули и затаили дыхание.

Но тигриная лапа вдруг застыла в воздухе – и крольчонок с тигром уставились друг на друга. Крольчонок не издал ни звука, но тигр опустил лапу. Он осторожно обнюхал крольчонка и принялся нежно, как кошка, вылизывать ему мордочку. Потом он подхватил его лапой и понёс в пещеру.

Жители деревни смотрели на это, не веря собственным глазам. Старик, по-прежнему не говоря ни слова, пошёл к своей горе.

– Куда ты? – закричали все ему вслед. – А как же тигр?

– Каждый день на протяжении шести недель оставляйте перед пещерой кувшин молока, – не оборачиваясь, велел старик, – и ваша деревня будет спасена.

– Но ты не убил Белого Тигра!

– А я и не говорил, что собираюсь его убивать, – ответил старик, не замедляя шаг.

Жители деревни поступили так, как велел им мудрец. Каждое утро они оставляли у входа в пещеру кувшин молока, и тигр, как ни странно, перестал их донимать. На исходе шести недель, в последний день, юный гончар, поставив кувшин у пещеры, из чистого любопытства взобрался на высокое дерево. Через несколько мгновений из пещеры показался тигр. Неужели это тот же самый зверь? Он был по-прежнему бел, но это был не грязно-белый цвет удушливого дыма – это был чистый, ясный белый цвет, похожий на лунное сияние. Крольчонок, выскочивший из пещеры, был того же цвета, что и тигр, и выглядел здоровым и упитанным. Он с удовольствием пил молоко, а тигр наклонял ему кувшин своими… но что это? Неужели руками? Гончару показалось, что вместо тигриных когтей он видит пальцы. Он протёр глаза. Нет, этого просто не может быть!

Кролик и тигр скрылись в пещере, а гончар бегом побежал в деревню, чтобы скорее рассказать всем об увиденном. Да только никто ему не поверил.

– Оставь Белого Тигра в покое, – сказали люди. – Если нам повезёт, он просто исчезнет, вот и всё.

И вроде бы им и правда повезло. Гончар был последним, кто видел тигра и кролика. В деревне уже мало-помалу стали забывать о Белом Тигре, только изредка поминали его шёпотом.

Но прошло девять лет, и деревенские ребятишки, среди которых была и дочка гончара, прибежали к родителям, захлёбываясь от волнения.

– Мы играли в высокой траве у озера, – начал рассказывать маме самый старший мальчик, – и вдруг к нам шипя подползла огромная-преогромная змея!

– Она хотела на меня броситься, – округлив глаза, говорила гончару дочь, – и все вокруг закричали, и тогда…

– …и тогда откуда ни возьмись налетело что-то или кто-то, схватило змею и отбросило её прочь! – продолжал мальчик, от возбуждения переходя на крик. – Это был… это было… мне кажется, это было чудовище!

– Да, – дрожащим голосом подтвердила другая девочка. – У него были человеческие руки и ноги, а голова и грудь как… как… как у тигра!

– И даже хвост у него был! – добавил ещё один мальчик.

Родители пытались, как умели, успокоить детей, но сами переглядывались в растерянности и страхе. Получеловек-полутигр? Что за страшилище? Откуда оно взялось? Нужно выследить его и убить!

Однако гончар – теперь уже не юноша, а бородатый мужчина – призадумался.

– Прежде чем объявлять на него охоту, – сказал он соседям, – давайте спросим совета у мудреца, что живёт на горе.

Все согласились и вновь направились к мудрецу. Когда они спросили его, убивать ли им неведомое чудище, возмущению старика не было предела:

– Вы что, снова хотите убить Белого Тигра?! Ведь я говорил вам: этим вы ничего не добьётесь.

– Но если этот зверь и есть Белый Тигр, – сказал бородатый гончар, – как нам спасти от него деревню?

– Глупцы! Какие же вы все глупцы! – воскликнул мудрец. – Вам не нужно спасать деревню от Белого Тигра! Это Белый Тигр спасёт вашу деревню.

– Но… но как?

Однако старик уже отвернулся и пошёл прочь, бормоча себе под нос:

– Кажется, пора положить предел этим расспросам. Со следующего века начну отвечать на один вопрос в девять лет… или, может быть, даже в девяносто девять…

С той поры целых девять лет странный зверь продолжал появляться то тут, то там. Один раз он спас целую толпу ребятишек, у которых перевернулся плот. Потом убрал огромные валуны, скатившиеся с холма. Отнёс заблудившегося телёнка обратно в стадо. И каждый, кто видел тигра, описывал его по-своему, потому что всякий раз он выглядел по-другому, не так, как прежде. Хвоста у него не было. На груди росли волосы, как у мужчины, а не густой мех. Только голова по-прежнему оставалась тигриной.

И вот однажды гончар, чья борода уже совсем поседела, издалека возвращался домой. С собой он нёс новую глину, о которой давно мечтал. Он не знал наверняка, но надеялся, что горшки, миски и кувшины из этой глины получатся белыми как снег и роспись на них будет смотреться красиво и ярко, как никогда прежде.

Пробегая через пустырь перед самой деревней, гончар так спешил, что ещё чуть-чуть – и не заметил бы свою дочь. Девушка стояла там совсем одна, не считая кролика, которого она держала в руках.

– Что ты тут делаешь? – спросил у неё отец.

– Тебя встречаю, – ответила дочь, однако её бледное, точно лунный свет, лицо залилось краской. Она опустила кролика на землю и зашагала вместе с отцом к дому.

Гончар пытливо смотрел на дочь. Эта девочка отличалась от остальных деревенских детей – всегда была тиха, словно вслушивалась в шёпот ветра. Отцу о многом хотелось спросить её, но он смолчал.

Однако вскоре ответ пришёл сам собой. Как-то раз, когда гончар трудился над миской новой, небывалой формы, дочь вошла в деревню, одной рукой прижимая к себе нефритово-белого кролика, а другой держась за руку незнакомого юноши.

Никто в деревне никогда ещё не встречал такого красивого и ладного парня. В нём было нечто такое, что поражало с первого взгляда и притягивало к себе. Вокруг него тотчас собралась толпа. Юноша поведал, что хочет поселиться в этой деревне, что обещает усердно трудиться и помогать всем, кому нужна помощь.

– Хоть у меня и нет ничего, кроме ручного кролика, – сказал он и смиренно склонил голову перед седобородым гончаром, – я надеюсь, что вы окажете мне великую честь и отдадите свою дочь мне в жёны.

При этих словах все девушки с завистью взглянули на дочь гончара, а остальные жители оживлённо зашумели. Все обрадовались, что такой благородный и отважный юноша станет их соседом и другом. Все – кроме седобородого гончара, заметившего кое-что, чего не заметили остальные.

– Интересный у тебя шрам, – сказал гончар, указывая на еле заметный знак на лбу у парня. – Похож на символ ван.

– Да, – просто ответил юноша. – Он у меня был всегда.

Гончар погрузился в долгое молчание, и глаза его дочери, в которых светилась надежда, потухли. Но затем он без слов принялся рисовать на миске кролика – и лицо девушки снова озарилось радостью. Отец посмотрел ей в глаза и кивнул. Он принял её избранника в свою семью и свою деревню.

Звёздная Река

– Символ ван! Знак силы! Значит, это был Ван И! – прошептала Пэйи. – Тот, который спас деревню, сбив с неба пять солнц… Так вот почему он был таким могущественным…

– Весьма интересная история, – громко сказал герцог Чжэ, не обращая внимания на её лепет. – Одного не пойму: отчего вы решили, что моему другу магистрату следует её узнать?

– Мне казалось, это очевидно, – ответила госпожа Чан. – Если доброта и сострадание способны превратить тигра в человека, то возможно и обратное.

– Кровь, – сказал господин Шань и, к удивлению Жэньди, кивнул ему. – Кровь, что течёт в ваших жилах, может быть человечьей или тигриной. Всё решает сердце.

– Тогда этому сынку магистрата лучше бы поберечься! – бойко выкрикнул один из торговцев. – А то вдруг его папаша возьмёт да и превратится в тигра!

Столовая наполнилась шумом и смехом, и только у Жэньди перехватило дыхание. Он поймал на себе кривую ухмылку торговца и поспешил к лошадям, радуясь возможности поскорее унести ноги из столовой.


Глава 21 | Звёздная Река | Глава 23