home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



глава 2

Ночь изыскателей

Улица огласилась ужасным звоном кастрюль, ударяемых одна о другую, дикими воплями и громким хохотом.

Дверь распахнулась, словно выбитая взрывом. На пороге, внесенный людским потоком, появился мужчина, настоящий гигант. Он остановился на секунду на пороге, придерживая раскинутыми в стороны руками обе створки, и глаза его мгновенно обежали зал. Яркий свет бил ему прямо в лицо, и Стелла успела разглядеть его, прежде чем он прошел в зал.

Ростом он был около двух метров, плечи — такие широкие, что невольно возникал вопрос, как он ухитряется проходить в двери прямо, — казались еще более широкими из-за тонкой талии. На нем был туземный наряд с бахромой и жемчужным бисером вдоль швов; жилет из мягкой коричневой кожи оставлял обнаженными огромные руки и мощную шею. Но больше всего поразила девушку его голова. Смоляные, коротко подстриженные волосы не затеняли высокого смуглого лба, под которым сверкали странные глаза с косым разрезом и тяжелыми монголоидными веками. Очень темные, почти черные, они были неподвижными и зоркими, как у хищной птицы. Немного широкий нос с горбинкой, тонкогубый иронический рот, выступающие скулы и подбородок с ямочкой завершали эту маску, исполненную силы и угрозы.

Испустив невнятное рычание, гигант выпятил грудь так, что жилет едва не лопнул по швам, и двинулся к стойке.

— Эй, командир, налей-ка всем по первой!

Голос был властным и суровым.

— Тут тебя ждут, Тераи, — проговорил хозяин бара, показывая на Стеллу. — Не проститутка.

Повернувшись к девушке, гигант обвел ее пристальным, изучающим взглядом. Тем не менее то не был «раздевающий» взгляд тех ловеласов, которых ей доводилось встречать на Земле. Он иронично поклонился.

— Это вы меня ищете? Очарован, мадемуазель, — проговорил он по-французски. — Но, быть может, — добавил он, — вы предпочитаете, чтобы я говорил по-английски?

— Мне все равно. Я хотела бы предложить вам одно дело.

— Не самое подходящее время для дел! Приходите завтра утром в мою контору. И, поверьте мне, уходите отсюда, так как — я это сразу заметил — вы не из тех красоток, которым здесь самое место! Однако же это не значит, что я не куплю вам выпить. Командир, два «Тераи особых»! Мое собственное изобретение, — добавил он для Стеллы.

— Забавно, но вот уже третий раз меня пытаются прогнать оттуда, где мне хотелось бы быть! Я не какая-нибудь наивная девушка и могу за себя постоять!

— Как вам будет угодно! Попробуйте-ка вот это! Нектар! Но никогда не пейте две рюмки подряд: мой коктейль никого не щадит! Это смесь вермута, туземной водки и экстракта из местных плодов. Одна рюмка ничего вам не сделает. Две — свалят с ног любого. Конечно, кроме меня, — добавил он с наивным тщеславием. — Мне таких нужно минимум четыре!

Она отхлебнула глоток. Напиток освежал рот и обжигал желудок. Она вдруг сразу же почувствовала себя расслабленной и уже слегка навеселе.

— Только я имею право пить его в этом несчастном городишке! Я и мои гости. Ты никому больше не наливал, Жозеф?

Что-то мне кажется, экстракта в бутылке поубавилось! — внезапно проворчал он, поворачиваясь к хозяину заведения.

— Нет, нет, Тераи, уверяю тебя!

— Ладно, верю. Но не пытайся меня одурачить. Помнишь, что стало с Джоном Притчардом! О, конечно же, это был несчастный случай! Меня ведь тогда даже не было в городе!

— Знаю, Тераи, намек понял!

Гигант расхохотался.

— Бедняга Джон! Все его запасы спиртного сгорели! А это целое состояние — одна доставка сюда чего стоит! Теперь работает на шахтах за пятьдесят долларов в день. Нищий! Ну ладно, выпили, малышка, и давайте-ка отправляйтесь баиньки... Кларк! Эй, Кларк!

Один из изыскателей встал.

— Проводишь мадемуазель. И чтобы с ней ничего не случилось!

— Мне не нужны провожатые. И я не хочу уходить!

— Третьего июля, когда я приказываю, мне подчиняются!

— Я не собираюсь вам подчиняться!

— В последний раз...

— Я свободна в своих поступках!

— Что ж, тем хуже для вас!

Она даже не успела заметить его движения, а он уже оторвал ее от пола и впился в ее губы яростным поцелуем. Она отбивалась, стуча кулачками по его груди, но это было все равно, что бить по стене. Тогда она попыталась сдавить ему шею болевым приемом, но он простым взмахом ладони грубо отбросил ее руку в сторону, а затем, поставив девушку на пол, заметил:

— Я вас предупреждал. Это ночь изыскателей!

Она стояла, бледная от ярости, сжимая кулаки и не находя слов.

— Да вы... да вы... да вы просто грязный боров! — выкрикнула она наконец.

Громовой хохот встретил это жалкое оскорбление. Разведчики корчились от смеха, склоняясь над столиками.

— Ай да малышка, за словом в карман не лезет!

— А ведь многие хотели бы оказаться на ее месте!

— Кастрированным хряком Тераи обозвала! Та еще штучка!

— Повтори, Тераи, она только этого и ждет!

Возгласы летели со всех сторон. Вне себя от злости, Стелла отступила на шаг, выхватила из кармана пистолет и навела его на Тераи.

— Вы немедленно извинитесь или я продырявлю вашу толстую шкуру!

Он насмешливо хохотнул и провел ладонями по своим коротким волосам.

— Черт возьми, у этой пчелки, оказывается, есть и жало! Но подумайте сами: если вы промахнетесь, тем хуже для вас. А если вы меня убьете, мои товарищи за меня отомстят. И не думайте, что они убьют вас сразу же! Сперва они немного позабавятся. Так что отдайте мне вашу игрушку, и забудем об этом.

Он протянул руку. Стелла судорожно спустила курок. Одновременно страшный удар выбил у нее пистолет, едва не переломав ей пальцы: один из изыскателей успел выстрелить раньше. Тераи подобрал пистолет с искалеченным дулом, вытряхнул магазин себе на ладонь.

— Да она блефовала! Тут только синие иглы! Что ж, мадемуазель, вы мне нравитесь. Если хотите с нами остаться, объявляю вас моей гостьей на эту ночь, и, клянусь рогами козла, теперь вы в безопасности! Все слышали? Она под моей защитой! Но почему, черт возьми, вам так хочется остаться?

Стелла колебалась всего пару секунд.

— Я... Я журналистка из «Межпланетника». Должна сделать репортаж о Порт-Металле.

— Что ж вы раньше-то не сказали? Избежали бы всех этих недоразумений! Хорошо, но никаких имен, не нужно слишком точных описаний моих товарищей! Обо мне можете писать что угодно, мне на это начхать. Пошли, ребята, начнем нашу ночь! И предлагаю объявить мадемуазель...

— Меня зовут Стелла.

— ... мадемуазель Стеллу королевой разведчиков! А ну-ка, все хором, начнем вступление. Что такое Порт-Металл?

— Ад!

— Что такое ММБ?

— Каторга!

— Кто такой Хендерсон?

В горах судьбы, чистые руки, львы эльдорадо. Рассказы

Разбившись на несколько размеренных голосов, хор грянул что было мочи:

Хендерсон — сукин кот!

День за днем наш хлеб он жрет!

Но и судный день грядет!

Вспорем мы ему живот!

Да, счастливый день придет!

— Командир, всё — на мой счет! Вперед, в «Желтую Собаку».

О первой половине этой эльдорадовской ночи с 3-го на 4-е июля Стелла сохранила довольно-таки смутные воспоминания. Началась она с обхода баров нижней части города. В каждом из них все развивалось по одной и той же схеме: она входила первой, вместе с высоченным Тераи, за ними следовала толпа изыскателей. Затем они садились за столик либо оставались стоять, пропускали по паре стаканчиков, исполняли несколько более или менее фривольных песен и переходили в другой бар. Ни драк, ни хотя бы потасовок нигде не происходило, и Стелла уже начинала думать, что эта «ночь изыскателей» расхвалена сверх меры и живут в этом Порт-Металле одни малодушные трусы. Но после шестой остановки, в «Счастье бедного астронавта», все изменилось. Мужчины уже начинали ощущать тяжесть спиртного, вливаемого внутрь полными до краев стаканами, разговоры становились бурными, а песни — все менее и менее пристойными. Одну слишком нерасторопную официантку насильно раздели и, угрожая револьверами, заставили танцевать на столе. Хозяин заведения хотел было вмешаться.

— Не лезь, Стан, — всего-то и сказал Тераи.

Мужчина побледнел, покраснел, выругался и умолк.

В седьмой по счету забегаловке разразился настоящий ад. «Рай на Земле» оказался не просто мутным баром — в этом заведении имелись женщины и игры. Когда Стелла пожелала, по уже заведенному обычаю, открыть в него дверь, то ее мягко отодвинули в сторону.

— Нет, сюда я войду первым, — проговорил Тераи и симметричным жестом удостоверился в том, что оба его револьвера свободно выходят из кобур.

Зал был просторным, ярко освещенным. Неподалеку от входа змеилась вдоль стены широкая барная стойка из металла и пластика, тогда как в глубине комната была заставлена столами, за которыми играли в рулетку, покер, тридун и другие игры, и вокруг которых вперемешку толпились служащие ММБ, торговцы, мелкого пошиба бандиты, профессиональные игроки, проститутки и несколько явившихся чуть раньше изыскателей. Прислонившись к прикрытым зеркалами колоннам, шестеро вышибал следили с мрачным видом за игрой, готовые в любой момент вмешаться. Заметив свободный столик, Тераи усадил Стеллу справа от себя.

— Идите, поиграйте, парни, если это вас забавляет. Пусть вас опять разденут до трусов! Я же останусь здесь с вашей королевой!

Наклонившись к Стелле, он прошептал ей на ушко:

— Это заведение ведет нечестную игру. Мне уже надоело наблюдать, как этих бедняг, целый год ишачивших в чаще, обдирают как липку. Похоже, с этим надо кончать. Да и вы получите прекрасную статью для вашей желтой газетенки... Два «Цветка пустыни», — бросил он подошедшей официантке. — Как станет жарко, бросайтесь под стол, пули редко проходят так низко. И без моего разрешения ни в коем случае не вылазьте!

— Что бы собираетесь сделать?

Спиртное ударяло в голову, в зеркалах вращались какие-то огоньки, зал затягивало дымом; одно лишь жестокое лицо Тераи на переднем плане сохраняло свою четкость.

— Сейчас увидите! А пока что, вот... выпейте, это приведет вас в чувство, пока мы ждем коктейли.

Он вытащил из кармана небольшой пузырек, отвинтил металлический колпачок, наполнил его и протянул Стелле. Она отпила немного. Золотистого цвета жидкость оказалась горькой и крепкой на вкус.

— Фу!

— Пейте! Как, по-вашему, я сохраняю ясность ума — со всем этим алкоголем? Конечно, я парень крепкий, но не до такой же степени!

Через какое-то время пары алкоголя рассеялись. Она была одна за столом, перед полным бокалом. Тераи стоял у кар-

точного стола, спиной к ней. Какой-то мужчина опустился на пустой стул.

— Вы позволите, мадемуазель, мне на минутку присесть? Спешу представиться: Джонатан Гейл, владелец «Рая на Земле». Я вас прежде здесь никогда не видел. Только что прибыли?

Стелла повернулась к нему, увидела длинное, худощавое лицо, бесцветные и холодные глаза.

— Вчера вечером.

— Ищете работу?

— Нет. Спасибо.

— Могу я дать вам один совет? Остерегайтесь этого грубияна Лапрада. Это не тот мужчина, который подошел бы такой женщине, как вы — утонченной, грациозной, изысканной...

— Можете даже не утруждаться! Я знакома с мсье Ла-прадом всего несколько часов, и мой интерес к нему — исключительно профессиональный... О, не поймите меня превратно — я всего лишь журналистка.

Холодные глаза напряглись.

— Журналистка?

— Да, работаю на «Межпланетник».

— Что ж, желаю вам написать яркий репортаж. Вы прилетели с Земли?

— Да.

— Наше заведение вас, вероятно, шокирует?

— Нет. Это необходимое зло, или скорее — неизбежное на пограничных планетах. Когда-то и у нас, на Земле, было нечто подобное.

Губы мужчины растянулись в тонкой улыбке.

— Когда-то? А вы не очень-то хорошо осведомлены — для журналистки.

— О, мне прекрасно известно, что в беднейших кварталах наших городов... да и не только в них... Но во все эти игры со стрельбой там уже давно не играют.

— А что заставляет вас полагать, что в них играют у нас? Мои парни в мгновение ока обезоружат тех, кому вздумается развлекаться здесь слишком шумно!

— Я просто думала...

— О, возможно, в других местах... В «Желтой собаке». Или в «Черной лошади», или куда еще там обычно захаживает Лапрад... Но только не здесь. Здесь вы ничем не рискуете... Я отойду, если позволите. Похоже, у столов что-то происходит. Разумеется, ваш бокал — за счет заведения!

Громовой голос Тераи только что выкрикнул:

— Осторожно, Мак, он мухлюет!

В зале воцарилась мертвая тишина. Небрежно прислонившись к колонне, Тераи указывал трубкой на крупье, стоявшего за столом, где играли в тридун. Трое вышибал отделились от стены и медленно подошли к великану. Мак, щуплый молодой человек, швырнул карты на стол.

— Сукин сын! Неудивительно, что я проигрываю каждый раз, как поднимаю ставку до максимума!

Пнув ногой стул, он отступил на пару шагов и поднес руку к поясу. Один из вышибал выстрелил, и движение его было столь быстрым, что осталось практически незримым. Грязно выругавшись, Мак схватился за пробитое запястье. Все замерли, выжидая. Тераи неторопливо поднес трубку ко рту.

— Сам виноват, Мак, не стоило так возбуждаться, — спокойно произнес он в тишине.

В следующую секунду его уже не было на прежнем месте. Оттолкнувшись от колонны, он внезапно запрыгнул на стол, в двойном фуэте выхватывая из-за пояса оба револьвера. Два выстрела слились в один, вышибала даже не успел поднять дуло своей пушки, как повалился на пол с продырявленным лбом. Разбив ударом сапога лицо крупье, Тераи снова выстрелил, а затем соскочил со стола.

— Давайте, парни! Расхерачим к чертям этот шалман!

На мгновение остолбеневшие, изыскатели испустили

вопль дикой радости, выхватывая револьверы, раскалывая стулья о головы прибежавших на шум служащих. Один из них уже размахивал своеобразным факелом из подожженной газеты, тогда как другие методично разбивали бутылки со спиртным и поливали им стены и барную стойку. С десяток мертвенно-бледных девиц, столпившихся на верхних ступенях ведущей в комнаты отдыха лестницы, орали словно резаные.

— Та-та-та-та-та!

Где-то в глубине зала затрещал пистолет-автомат, но тут же умолк после сухого щелчка фульгуратора. Тераи казался неуязвимым. Пустив в ход всю свою чудовищную силу, он поспевал и тут, и там, обрушивал кулаки на черепушки, вырубал тех, что спешили на помощь через двери. В какой-то миг, распрямившись во весь рост, он швырнул над головами человека, который с мягким шлепком обрушился на плиточный пол в паре шагов от Стеллы. Ошеломленная, она смотрела на беднягу, не видя крови, которая уже начала лужицей разливаться под телом. Тераи это заметил.

— Какого дьявола вы все еще там стоите? — прокричал он, переставая на секунду утюжить лицо, что выглядывало из-под его левой подмышки. — Спрячьтесь где-нибудь, черт возьми, и не высовывайтесь!

Внезапно придя в себя, Стелла вспомнила про все те пули, что свистели над ее головой, пока она пребывала в трансе, и вцепилась в край стола, чтобы попытаться подлезть под него. Но не успела. Две могучих руки схватили ее сзади, и голос Джонатана Гейла прокричал:

— Ваша цыпочка у меня, Тераи! Прекратите, или я перережу ей глотку!

Отбросив от себя то, что еще пару минут назад было человеком, великан прокричал:

— Прекратите, все вы! Довольно!

Повисла зловещая тишина. Несколько раненых с трудом попытались подняться на ноги посреди трупов.

— Прикройте спину. А ты, Джонатан, отпусти девушку. Я не собирался тебя убивать, хотел всего лишь объяснить, что простаков не обирают безнаказанно посредством нечестных игр. Но если ты настаиваешь, я могу и передумать.

Он медленно, шаг за шагом, приближался.

— Уж лучше бы тебе остановиться, Лапрад!

Острие ножа вошло Стелле в плоть, и девушка вскрикнула.

— Даю тебе двадцать секунд, Джонатан. Двадцать секунд! Если убьешь ее, заниматься тобой буду уже не я. Я спущу на тебя Лео. Ты ведь знаком с Лео, не так ли? Он любит позабавиться, старина Лео! Один... два... три...

В горах судьбы, чистые руки, львы эльдорадо. Рассказы

— Ты блефуешь, Тераи! Ты ничего не сделаешь, пока я ее держу, а я не намерен ее отпускать. Давайте-ка, парни, разоружите эту шайку! И погасите свет!

— Десять... одиннадцать... двенадцать...

До смерти напуганная, Стелла также считала секунды. Не сомневаясь, что ни один, ни другой не отступят, что Джонатан без малейших колебаний перережет ей горло, она отчаянно пыталась вспомнить тот захват, которому ее научил Матсумото, товарищ по университету.

— Семнадцать... восемнадцать...

Великан продвинулся еще на шаг. Стелла почувствовала, как напряглась державшая ее рука.

— Девятнадцать... Ты ведь знаешь Лео... Неужели ты настолько уверен в себе, что...

Она как могла наклонила голову и яростно впилась зубами в волосатую руку, что держала нож у ее горла. Тераи боком отскочил к стене, вернулся, словно мячик, пролетел, как ей показалось, мимо Джонатана и рухнул на столик, не выдержавший его веса. Стелла услышала позади себя ужасный звук ломающихся костей и в следующую секунду упала на один из редких уцелевших стульев. Джонатан лежал на полу, голова его была странно вывернута. Тераи уже поднимался на ноги.

— Поль, взгляни-ка, не осталось ли там какой-нибудь целой бутылки, да покрепче! Ей нужно выпить! А вы, парни, заканчивайте пока начатое! Вам, лярвы, даю пять минут на то, чтобы утащить кто что пожелает. По истечении этого времени мы всё здесь сожжем, так что кто не успеет, пеняйте на себя. Людвиг, позвони пожарным, пусть подъедут — вдруг огонь перекинется на соседние дома?.. А, ну вот! Возьмите, выпейте! Коньяк 2184 года! Из запасов хозяина заведения. Жаль, сгорит со всем остальным, но время уже поджимает. Давайте, скорее! Уносите раненых! Да, тех тоже, пусть они и не многого стоят, но все же это не повод поджаривать их заживо!

— Этот... мерзавец мог меня убить!

— Да нет! Ему бы не хватило смелости перерезать горло женщине. Я и сам не знаю, способен ли на такое, пока что еще не пробовал. Пойдемте!

— Что-то меня ноги не держат.

— Ладно, я вас понесу. Вперед! Дамы уже спустились? Гранаты есть при себе, Мойше? Приступай!

Он подхватил девушку могучей рукой под ноги, и она обнаружила себя прижатой к огромной груди, словно дитя.

— Доставлю вас в гостиницу. Все равно нужно разбудить дока Мёрфи, чтобы заштопал тех, кого подстрелили.

Он вышел, держа ее на руках. Свежий ночной ветер стегал лицо. На небе, среди множества звезд, сверкали две из трех эльдорадовских лун.

— Думаю, я уже смогу сама.

Приближалось завывание сирены.

— А вот и наши друзья-полицейские! Что-то они не спешили! Побежали, не хочу сегодня с ними встречаться.

Он пару раз дунул в свисток, не слишком, правда, громко, и припустил бегом по темным улицам, увлекая ее за собой. Изнуренная, она потеряла счет поворотам, спотыкаясь, падая на тротуар. Наконец она заметила яркую вывеску гостиницы «Мондиаль».

— Доброй ночи, мисс, или скорее — доброго утра, так как уже половина пятого. У вас небольшой порез на шее, останется забавный шрам, который вы сможете показывать друзьям: так и так, мол, однажды на Эльдорадо мне едва не перерезали горло! Это сущий пустяк, но вы ранку все же продезинфицируйте — возможно, «перо» Джонатана было не слишком чистым, он часто чистил им ногти. И если пожелаете поговорить со мной о делах, после одиннадцати я буду у себя в конторе.

Он растворился в ночи.

В одном из маленьких кабинетов полицейского участка дежурный офицер еще раз перечитал сообщение:

«Моя дочь Стелла Хендерсон прибудет на Эльдорадо на грузовом звездолете «Сириус». Она должна остаться целой и невредимой, чего бы это ни стоило. Вы лично отвечаете за ее безопасность.

Джон Хендерсон».

Подумать только, что его дочь провела эту ночь с Ла-прадом и его дикарями! Если старик когда-нибудь узнает...

Офицер меланхолично обдумал перспективу окончания своей карьеры на какой-нибудь богом забытой планете, еще худшей, чем Эльдорадо, и тяжело вздохнул.


глава 1 Порт-Металл | В горах судьбы, чистые руки, львы эльдорадо. Рассказы | глава 3 На диких равнинах