home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

Добравшись до дома, мы с Лизой поняли, что на вопросы и разговоры сил просто не осталось. Только помыться и упасть в постель. Но сон не шел ко мне. Стоило закрыть глаза — снова и снова я переживала поцелуй с Артуром. Его внимательный взгляд. Прикосновения, горячие ладони, жар тела. Мягкие губы, ошеломляюще нежные. Ничего прекраснее я не испытывала.

«Ты с ума сошла, Мотылек», — шепчу я себе.

И тут же подскакиваю, сажусь на постели, обхватываю колени руками. Да что ж такое?! Это прозвище Артур придумал, но почему и я так назвала себя в мыслях? Везде он… Безумие.

В воскресенье мы с Лисой провалялись в постели до полудня, никак не могли проснуться. Еще бы, почти всю ночь я не сомкнула глаз, все вспоминала, размышляла. Ладно, это произошло, теперь уже ничего не изменить. Я поцеловалась с Артуром. Со своим врагом. С чужим парнем. Нужно принять сей факт и двигаться дальше. Но куда?! Как вести теперь себя с Принцем? Что у него в голове? Зачем он поцеловал меня? Что это значит? Враги мы теперь или друзья? Или… он намекал на что-то большее? Я нравлюсь ему? Как можно поверить в это?

Но сейчас у меня другие заботы. Я должна разговорить Лису, устала от выражения полного безразличия на ее лице. Позавтракали. Настасьи Михайловны нет дома — ушла в магазин. Начинаю осторожно расспрашивать подругу. Лиза сразу же впадает в истерику, аж трясет всю.

— Я такая дура, Василин! Сама все испортила, испоганила! Не знаю, почему я такая идиотка.

— Расскажи все спокойно, Лиз. Не надо так… Истерика не поможет.

— Да мне ничего не поможет! Все! Капец!

— Не верю. Матвей выглядел довольным, веселым, спокойным. Что могло произойти? Вы, наверное, просто не поняли друг друга.

— Да нет. Все предельно ясно. Матвей хотел близости. Хотел, чтобы у нас все произошло… прямо в клубе! В мужском туалете.

— Что-о? Какой ужас! Ну он и урод! — С трудом подбираю слова. На ум лишь приходит лишь идиотский вопрос: Разве это возможно? Но понимаю, что подобная фраза нисколько не утешит Лису. Да и как в такой ситуации вообще можно утешить?

— Нет, Василин, это я дура. Еще и поверить не могла. Как с шалавой со мной обошелся, понимаешь? Приспичило — давай. Но я сама виновата, — всхлипывает подруга.

— Как ты можешь себя винить? Это Матвей кретин полный. Пошли его!! Нафиг он нужен.

— Я виновата, я! Хвостом перед ним крутила, опытную изображала. Типа трахалась уже не раз, все пробовала, все умею. Он ко мне еще в прошлый раз в клубе приставал. Но нас прервали, а потом я сбежала. Не знала, что делать. А он звонить перестал, обиделся. Что, не попрощавшись, сбежала. Конечно, его можно понять — глупый поступок.

— И правда, зачем ты так поступила? В смысле изначально, зачем притворялась, что не девственница? — Краснею, задавая этот вопрос. Об этом мы с Лизой еще ни разу не разговаривали. — Прости, не хочу давить, но ты очень все запутала.

— Знаю! Хотела опытной казаться, чтобы парня взрослого привлечь. А на деле дурой выставила себя. Может, если бы Матвей знал, что я девственница, не стал бы вообще на меня смотреть.

— Но изначально вы ведь не на почве сексуальных отношений сошлись? Были свидания, прогулки, поездки на мотоцикле.

— Да, все верно! А потом я испугалась, понимаешь? Такой парень классный, я и стала выпендриваться. Соблазнять… А когда до дела дошло, да еще и в клубе, он в трусы ко мне полез… Такой странный стал. Серьезный, даже как будто злой… Я жутко испугалась. Запаниковала. Мой первый раз не случится в туалете! — прорыдала Лиза, захлебываясь в истерике.

Обнимаю Лису. Мне отчаянно жаль ее. Очень больно за подругу. И я не знаю, что сказать. Как утешить.

— А вчера в клубе снова ко мне полез, еще настойчивее, в кабинку затащил… Я поговорить с ним хотела, а он… как с цепи сорвался. Тискал меня, аж неприятно, больно было. Я кричать начала. Он психанул, отшвырнул меня от себя и ушел.

— Урод!

— Я сама виновата!

— Нет! Что бы ни было, так нельзя себя вести.

— Ох, Василин, истории и хуже бывают.

— Забудь о нем.

— Не могу. Влюбилась по уши. Он классный! И был поначалу добрым, хорошим. А еще — неприятности у него. Денег много должен.

— Он у тебя еще и денег просил?!

— Нет, что ты. Да и откуда у меня. Нет, я разговор подслушала. Еще до туалета, мы как раз поговорить хотели, к нему парень подошел. По виду — опасный тип, странное в нем что-то и неприятное. На байкера похож, в коже весь, куртка, штаны. Волосы длинные, черные. Они отошли в сторону, за угол, Матвей попросил меня подождать, но я не могла стоять просто так, подкралась и уши навострила… Тот, в кожанке, завел о гонках разговор, я, правда, не все поняла. Матвей же обожает мотоциклы. Какие-то запрещенные ночные соревнования на окраине города. Бурмистров тоже там участвует, кстати, он и там звезда. Об этом они тоже говорили. Типа «звезда» совсем зажрался, только на самые крутые гонки приезжает, и слишком редко. Бесит типа всех. А потом, парень этот, короче, Матвею говорит: хочешь — к Бурмистрову беги, вдруг поможет. Раз уж сеструху твою «пялит». А если нет — сам выкручивайся, но быстро. Иначе и тебя на перо посадим и сестренку по кругу пустим. Вот после этого разговора Матвей и слетел с катушек. Его аж трясло. И меня, если честно, тоже. Что это за соревнования? Что за люди такие? Вот хочу с Артуром поговорить. У него семья богатая очень. Деньги точно есть. Он должен помочь Матвею!

— Да уж, ну и история!

Пытаюсь переварить полученную информацию. Голова идет кругом. А слова о Нике и Артуре, о том, что он ее «пялит», иглой вонзились в сердце. Почему? Ревную? Нет, я должна сделать все возможное, но забыть о вчерашнем происшествии на танцполе. Никакого Артура. Выбросить из головы. Сосредоточиться на уроках и скором поступлении. Я не Лиса. Не тороплюсь с любовью, гормоны подождут. Меня это никогда не интересовало. Конечно, красота Принца немного подкосила меня, сдвинула на скользкую колею вожделения. Но я это осознаю, а значит, справлюсь с проблемой. Не было никакого поцелуя, и танца тоже не было!


— А у тебя что вчера произошло? — выплакавшись, спрашивает Лиса.

— Ничего, — равнодушно пожимаю плечами.

— Ты явно с кем-то целовалась.

— Да нет, ты что! Пристал один, когда уже уходила. Схватил, типа давай потанцуем, я как раз с сумочкой через танцпол бежала. Еле отвязалась.

— Хм, он тебе всю помаду на губах сожрал. Что за парень? Симпатичный?

— Да нет, это я сама губы все время облизываю. Дурная привычка. А парня и не разглядела даже. Отбивалась, как могла, к тебе торопилась. — Вру безбожно, аж стыдно. Что я за подруга, Лиза передо мной душу вывернула, а я… Горько, противно от самой себя, а рассказать правду все равно язык не поворачивается.

— Значит, все прошло вчера скучно? — разочарованно спрашивает Лиса.

— Ну почему? Я поглазела, потанцевала. Мне понравилось, правда.

— Даже так? Решилась все-таки подвигать телом? Круто, да?

— Очень. Но больше не пойду.

— Почему?

— К экзаменам готовиться надо.

— Еще куча времени до конца года!

— Да нет, пролетит — не успеешь оглянуться…


Понедельник. Почему я чувствую себя так, будто, проходя в школьные двери, вступаю на минное поле? Хочу ли я увидеть Артура или боюсь этого до чертиков?

Как назло, у шкафчиков встречаю Соболеву. Она буквально прожигает меня ядовитым взглядом. Подходит ко мне вплотную.

— Говорят, ты вчера в «Бездне» отплясывала? Оперилась, мышь недоделанная?

— Тебе-то что? — отвечаю грубо.

— А то, что дошли слухи, ты к Артуру липла. Совсем страх потеряла?

— Может, это он ко мне лип? И вообще, с ним решай свои проблемы.

— Я с тобой решу, тварь. Ты еще хлебнешь у меня!

— Умеешь пугать, этого не отнимешь. Слушай, Барби, шла бы ты к своему парню, а? Может, на нем и сейчас кто виснет?

— Тебя забыть спросила!

Завидев приближающуюся Лису, Ведьма замолкает, кидает еще один полный ненависти взгляд и уходит. А я уж готовилась, что пощечину залепит, видно было, прям руки чесались. И что тогда? Драться с ней? Но это так низко и уродливо… Да, я хочу уметь постоять за себя, и учусь этому, как мне кажется, довольно успешно. Но не хочу быть бой-бабой — мне кажется, распускать руки для женщины — абсолютный нонсенс.

Лиса отвлекла меня от размышлений, и мы пошли на урок. К концу дня стало ясно, что Артура в школе нет.

Сидим с Лизой в столовой. Подруга занята разговором по телефону с матерью. А я наблюдаю искоса за Соболевой, которая сидит одна одинешенька за столиком Принца и грустит. Интересно, куда подевалась ее свита? Или сама пожелала побыть в одиночестве? Тоскует по Артуру? Всего день в школу ведь не пришел…

Ладно, она — его официальная девушка. Но отчего и у меня в душе образовалась пустота? Почему вдруг глубокая тоска охватила меня? Все краски померкли. Перед звонком, уже собираясь на урок, мы с Лисой прислушиваемся, как Ника по телефону разговаривает. С Принцем что-то случилось! Соболева аж сумочку из рук выронила, всполошилась и выбежала из столовой. Мы с Лисой из любопытства следуем за ней. Ника на всех парах летит к своему шкафчику, хватает куртку и бежит к выходу. Решила пропустить оставшиеся занятия? Узнав, что Принц заболел, понеслась к нему? Чувствую отчаяние, задыхаюсь от этих мыслей.


Прошло пару дней. Ведьмы нет, не ходит в школу. Таисия тоже! Вместо литературы нам в расписание в последний момент поставили информатику. Кастинг отменили, ничего не объясняя. Как проводить, если худсовет отсутствует? А тем временем по школе поползли слухи, что Артур Бурмистров разбился на мотоцикле. Барби не ходит в школу — выхаживает раненого Принца? От этой мысли меня начинает тошнить, аж наизнанку выворачивает. Хоть и презираю себя за это. Кто я такая, что смею ревновать? Одумайся, Василина, остановись! Принц всего лишь сыграл с тобой в игру. Очередной раз посмеялся, выбрал новую тактику. А ты… Дурочка, ненормальная, идиотка! Ты влюбилась, что ли?! Не смей! Вот только попробуй!

Так я увещевала да запугивала сама себя, пыталась вытянуть наружу старые обиды, нанесенные Принцем, заставить глупое сердце вспомнить, что это враг, что его надо ненавидеть. Вот только оно плевать хотело. Ныло, стонало, умирало от тоски и беспокойства. Только бы увидеть. Хоть одним глазком. Только бы знать, что с ним все в порядке. Но какой порядок, раз даже Таисии нет! Будь она в школе, я, может, решилась бы спросить… У нее я смогла бы… наверное. Но я даже от Лисы скрываю свое волнение, перерастающее в одержимость. Что бы сказала подруга, узнай мою тайну? Ужаснулась? Рассмеялась?

Впрочем, Лиза сама очень страдает. Матвей снова пропал, не звонит. От тоски она позвонила Роману, чтобы поблагодарить за помощь и поддержку. И неожиданно они договорились о свидании. Лиса собирается в кафе.

— Снова грустишь, Васен? Это мне убиваться надо, меня парень бросил.

— Ты этого не знаешь.

— Верно. Возможно, у Матвея сейчас слишком много проблем, ведь именно из-за него пострадал Бурмистров.

— Как это? — замираю, услышав знакомое имя.

— Да из-за Ведьмы в это дело впрягся. Принц, оказывается, самый крутой гонщик из той самой компании, как его, стритрейсеров, байкеров, или как их там. Да он во всем крутяк, понятное дело. Бурмистров гоняет на всем подряд, обожает скорость и адреналин, спорт. Да, еще и в боях без правил участвовал… Особенно в прошлом году, когда за Никой волочился, а эта сука ему не давала. Потому что хотела привязать покрепче. Рассказывала подружкам — аж на стенку лезла, так хотела его. Но терпела, изо всех сил. Ну а Принц в боях да гонках адреналин сбрасывал. Он вообще-то спокойный, не задира. Но скорость и драйв любит. Ну вот и на этот раз не смог остаться в стороне. Ника, видать, ныла, умоляла помочь. Вообще-то Артур с Матвеем не друзья, скорее — наоборот. Соперничали раньше.


— Значит, он поехал соревноваться и разбился? — стараясь не выдать дрожь в голосе, спрашиваю я.

— Не думаю, что прям сильно. Он вроде дома, не в больнице.

— Откуда знаешь?

— От матери. Она же в школе со всеми учителями общается. Кто-то рассказал, почему Таисии нет — дома братика выхаживает. Потому что родители в длительной командировке за границей. Ох и достанется Бурмистрову от нее! Таисия очень строгая. Хотя в детстве тоже родителям немало проблем доставляла. Совсем как Артур сейчас.

— Это все твоя мама рассказывает?

— Ага. Она с Таисией подружилась. Та даже в гости к нам приходила!

— Да ты что? Не рассказывала мне!

— Ой, забыла. Да просто так, на чашку чая. Ну обо мне, конечно, в основном трепались — сочинения плохие, грамматика вообще на нуле. А тебя, наоборот, нахваливали. Очень ты этой училке нравишься, прям тащится, удочерить готова.

— Что ты несешь!

— Я серьезно! Маман аж напряглась.

— Почему?

— Ну так она сама на твоего папу виды имеет.

— Было бы классно, — отвечаю мечтательно. — Жили бы все вместе, в одном доме! Только бабулю куда? Она точно в восторг не придет! — Хихикаем обе.

— Да, знаешь, надо нашим предкам свидание организовать! — вдохновенно предлагает Лиса, и остаток вечера мы строим планы, как свести родителей, немного отвлекшись от тревожащих душу мыслей.


Вот уже неделя прошла со злополучного посещения «Бездны». Бреду не спеша в школу — я такая рассеянная, сегодня почему-то встала на час раньше, без будильника. Собралась, позавтракала, вышла из дома, удивляясь тишине — обычно, когда я спускаюсь отец уже вовсю колдует на кухне, стряпая нехитрый завтрак. Мы любим эти недолгие минуты общей трапезы. Но я подумала, может папа взял выходной — такое тоже иногда случалось. Так почему я перепутала часы? Что вообще со мной происходит? Страшно было в этом копаться, я менялась и новые чувства пугали до чертиков.

О своей ошибке я сообразила, когда уже почти подъехала к школе. Бабуля на соседнем сидении спросила у сидящей рядом с ней женщины который час. Услышав время, я какое-то время не могла понять в чем дело. А потом, расстроившись, вышла за две остановки до школы. Глупость за глупостью. Моросил мелкий противный дождь, пришлось открыть зонтик. Но если честно, эта промозглая погода середины ноября абсолютно соответствовала моему настроению, мы грустили в унисон. Вот только причину своей хандры я отказывалась признавать. Заталкивала поглубже, прятала даже от самой себя. Но с каждым днем скрывать становилось все труднее, молчание — невыносимее, правда рвалась наружу, хотелось закричать во все горло…

Я отвлекала себя как могла. Изнуряющими занятиями с тренером по плаванию. В этом вопросе Анна Григорьевна проявила большое великодушие — оплатила мне абонемент в бассейн неподалеку от дома. И себе заодно, возможно, бабушка решила стать ближе к внучке, наладить нескладывающиеся отношения. Мы с отцом это обсуждали и радовались. Хотелось, чтобы была дружная семья, без подводных камней. Занятия отвлекали, я очень старалась. Стала меньше бывать у Лисы, которая продолжала забивать на учебу, снова скатилась, потому что, занятая бассейном, я не могла помогать ей с уроками как раньше. А еще Лиза абсолютно запуталась в своих отношениях с Матвеем, который так и продолжал то звонить, то пропадать. Но она хотя бы призналась ему, что девственница. А еще Лиса бегала на свидания с Романом. Пару раз всего, но это повергло меня в глубокий шок — он же намного старше. Сама я себя в таких отношениях не могла даже на секунду представить. Но Лиза — моя полная противоположность. Рома ее притягивал как раз своим возрастом, опытом, мудростью. В то же время он был легок в общении…


Вот и здание школы видно, но как назло дождь зарядил прямо проливной, еще и косой, из-за ветра. Зонтик вывернуло наизнанку, и за пару минут я промокла насквозь. Удивлюсь, если не заболею после такого. Мокрая до нитки, забегаю в здание школы, несусь к своему шкафчику — там у меня и полотенце чистое, и сменная форма есть. Наученная горьким опытом, а точнее шариками с краской, я теперь ко всему готова. И тут, вижу, как по коридору идет прихрамывающий принц со своей свитой. Нет, серьезно, внушительная процессия! По правую руку идет Таисия, по левую — Барби, позади — компания парней, верных друзей Артура. Ну а дальше, цепочка поклонников и любопытствующих. Всего две недели прошло, а мне кажется — вечность. «Бездна» и поцелуй на танцполе — будто в другой жизни были, в другой галактике. У меня подгибаются колени — ну почему, почему мы должны встретиться именно в этот момент, когда я выгляжу ужасно?

Я прекрасно осознавала, что рано или поздно Артур появится в школе, и считала, что готова к этой встрече. Мы могли натолкнуться друг на друга в любой момент, и не смотря на всю свою подготовку к этой встрече… я ошеломлена, дрожу как осиновый лист, а внутри взрываются снаряды. Не готова. Особенно сейчас, когда мокрые волосы облепили лицо. Знаю, что выгляжу жалко. Барби же наоборот, сшибает наповал новеньким розовым костюмчиком — пиджак и юбка чуть светлее на тон. Элегантно и в то же время сексуально. А я — убогая, мокрая, замерев на месте жадно вглядываюсь в приближающегося Принца, словно лет сто не видела. Чего я жду? Радости на его лице, оттого что видит меня? Какая идиотка…

Процессия поравнялась со мной, а я вцепилась в полотенце, прижимая его к себе, желая прикрыться.

— Привет, — чудом удается справиться с дрожью в голосе.

Небрежный кивок головы, Артур окидывает меня равнодушным взглядом, словно и не помнит, кто я такая. Вот и все, на что еще я могла рассчитывать? Принц, скорее всего, и думать забыл о нашем поцелуе! Возможно, в ту же секунду, как я убежала с танцпола. А может и вовсе не заметил… Для него это обыденность, забавная игра, не более.


Какая же я дура! Опускаю глаза в пол. Принц следует дальше по коридору, слышу хихиканье Барби, наверняка надо мной ржет, и поделом мне. Ты сама во всем виновата, Мотылек. Знала, что обожжешься. И все равно порхала над огнем…

Чья-то рука сжимает мое плечо. Поднимаю глаза — Таисия.

— Почему ты мокрая, Василина? — мягко спрашивает она. В ее глазах доброта и сочувствие, словно она знает, как мне сейчас плохо.

— Под дождь попала, — вздыхаю я. — Так глупо.

— Очень глупо, тем более стоять здесь. Пойдем, тебе надо переодеться и высушить волосы. У меня в кабинете есть фен.

— Ой, это было бы здорово! Спасибо огромное.


В кабинете литературы тепло, но Таисия на полную включает еще и обогреватель. В маленькой каморке сбоку от доски — эдакий чуланчик для учителя, я переодеваюсь. Феном сушу волосы. Чувствую себя немного лучше.

— Очень рада, что вы вернулись, — говорю Таисии, а та протягивает мне чашку свежезаваренного чая.

— Держи. С малиной. Даст Бог не простудишься. Почему гуляешь по такой погоде, да еще и без зонтика?

— Случайно вышло. Перепутала время, получилось, что раньше приехала в школу, решила пройтись.

— Ясно. Тебе надо больше отдыхать. Учишься прекрасно, отметки по всем предметам высшие. Ты молодец, Василина, но не загони себя учебой. Отвлекаться тоже надо.

— Да я отдыхаю…

— Что-то незаметно. Круги под глазами. Видно, что не высыпаешься. Тебя что-то тревожит? Может, проблемы в семье? Я могу тебе помочь?

— Нет, все у меня в порядке.

— Может влюбилась? Прости что так в лоб спрашиваю… Я слишком прямолинейна, знаю. Но просто очень хочу помочь…

— Да нет, совсем не поэтому. Наверное, и правда устаю.

— Ну хорошо. Хочу, чтобы ты знала — я всегда готова выслушать тебя. Теперь я вернулась, и ты всегда можешь подойти и поговорить со мной. Выслушаю. Ну или помолчим и попьем чаю, — улыбается Таисия.

— Спасибо…

— И надеюсь, на кастинг ты все же придешь.

— Нет, не могу. Вы правы, я слишком занята учебой. Хочу поступить в хороший университет… Мне не до театра.

— В какой планируешь?

— Думаю, в финансовый. Слышала он лучший в городе.

— Да, замечательный универ. Артур тоже о нем подумывает. Хотя вся наша семья заканчивала педагогический. Мама, отец. Дядя.

— Здорово…

— Ну, ты хотя-бы посмотреть приходи. Ты же любишь Шекспира, я знаю!

— Хорошо, — улыбаюсь. Таисии трудно отказать, умеет она добиваться своего.

— Вот и отлично. Допивай чай, скоро звонок.


Встреча с Артуром оказалась для меня настоящим испытанием. Не ожидала, что одного только взгляда на его красивое лицо, на стройное, гибкое тело, будет достаточно, чтобы расклеиться и позволить чувствам и воспоминаниям вырваться из-под контроля. Они накрыли меня с головой — стоило Принцу лишь бросить короткий взгляд. И я уже тону, захлебываюсь. Как же страшно. Я с трудом контролирую себя. Проходит еще неделя, за эти дни я встретила Принца лишь пару раз, за которые я убедилась, что стала вновь пустым местом для него. Незаметной, почти прозрачной. Привыкай, Мотылек. А ты чего ожидала? Что будет бегать за тобой, ухаживать?

Какая же я дура! От самой себя противно!


Новый актовый зал, сегодня начался кастинг. Худсовет во главе с Таисией восседает на первом ряду зрительного зала. В него также входят еще несколько учителей: Иван Петрович — учитель географии, Елена Львовна — учительница по рисованию, а также несколько приглашенных со стороны, незнакомых мне людей. Прежде чем начать прослушивание, Таисия поднимается на сцену и делает объявление:

— Дорогие друзья! Спасибо всем, кто пришел. Спасибо за поддержку наших начинаний. Хочу сделать небольшое объявление. Одна из главных ролей в спектакле — уже утверждена. Это роль Ромео. Я понимаю, что со стороны это может выглядеть несправедливым, но… сейчас я не вижу другого выхода. И хотя будущий Ромео совершенно не в восторге от моего решения… Позвольте вам представить, вот он — Артур Бурмистров!

Артур сидит в первом ряду в компании своих друзей и Соболевой, так и льнущей к нему. Ника выглядит роскошно, на кастинг она пришла в изысканном кружевном платье — истинная Джульетта, нежный белокурый цветок, трогательный и невинный. Чувствую себя замарашкой рядом с ней, впрочем, я не рядом, мы с Лисой на последнем ряду шушукаемся. Я пришла потому что Лиса заставила, уговорила помочь поддержать морально.

— Прошу подняться на сцену, — приглашает Таисия брата.

Принц нехотя поднимается и прихрамывая ковыляет на сцену. Подходит к сестре, машет рукой улюлюкающей компании друзей, при этом выглядит так, будто проглотил жабу. Лицо выражает отвращение.

— Он жутко не хотел во всем этом участвовать, — шепчет мне на ухо Лиса. — Таисия опять к нам приходила и с мамкой делилась. Это такое наказание, за то, что гонял и чуть не погиб. Тайка очень переживает, прям до слез была расстроена. Не знаю, говорит, что с ним делать. Совсем от рук отбился, не слушается. Хотела даже деду позвонить. А деда у них в семье все боятся. Богатый очень, олигарх. И строгий. Состояние сколотил в лихие девяностые. Бандитом был, даже криминальным авторитетом, можно сказать…

— Это тебе все Таисия рассказала? — шепчу ошеломленно в ответ.

— Нет конечно, хмыкает Лиса. — Я инфу по крупицам подслушиваю, все анализирую и записываю, — показывает пальцем себе на лоб.

— Офигеть. У Бурмистрова криминальная семья!

— Только дед! И то в прошлом. Но они его все равно побаиваются. А так как родителей нет сейчас… к кому еще обращаться?

— Да где они пропали то?

— Путешествуют. Лекции папка Артура читает, по всему миру.


— Как интересно!

— Ага, так вот. Таисия говорит — не могу я такому лбу здоровому надавать по жопе, прикинь? Поэтому наказать решила своеобразно. По-учительски. Заставила в спектакле участвовать. Ромео будет, или она деду звонит. А у того методы жесткие. В спортивный лагерь, спартанские условия, никаких тебе развлечений, подъем в пять утра, тренировки, и все такое. Мужика слепят на раз два, — хихикает рыжая.

— Что смешного? — говорю ошеломленно. — Тогда я понимаю Принца, что выбрал меньшее из зол. Уж лучше стихи учить, чем так над собой измываться.

— Ага, все мужики — слабаки и лентяи. Вот Артурик и согласился быть Ромео. Так бы, по своей воле — ни за что. А уж Ведьма то, наверное, как рада! Будут на сцене любовь изображать! А то он в последнее время бегает от нее, надоела поди.

— Думаешь надоела? — спрашиваю дрожащим голосом, а в душе просыпается глупая надежда.

— Да наверняка. Она ж как репей! Но теперь ему некуда рыпаться. Как миленький будет лобызаться с ней на сцене. А уж Ника расстарается, я думаю.

— Там и поцелуи будут? В пьесе?

— А ты как считаешь?

— Я… не помню этот момент, хоть и читала.

— Не помнишь самое интересное? Ну ты даешь! А я вот прекрасно помню, по «Ромео + Джульетта» с Ди Каприо я, можно сказать, целоваться училась…

— Не смотрела этот фильм.

— И очень зря! Хорошо, что у меня ночуешь, будем восполнять упущенное.

Хромого Ромео, тем временем, отпускают со сцены, и он ковыляет на выход, видно, что все происходящее его бесит и охота поскорее смыться. Начинается кастинг на роль Джульетты и на сцену выходит Соболева.

Ромео, как мне жаль, что ты Ромео!

Отринь отца да имя измени,

А если нет, меня женою сделай,

Чтоб Капулетти больше мне не быть.

Читает Ника, мягко сказать, средне. Запинается и мямлит. Впрочем, не знаю, как бы я на ее месте себя чувствовала на сцене, перед кучей учеников, которым только дай повод поржать. Может, вообще ни слова бы не выдавила.

На роль Джульетты пробуется также Лера Иванова из девятого В и еще несколько девочек, но понятно, что Ника в приоритете и никому роль не отдаст, хотя отрывок выучила плохо, и запинок было слишком много.

Лиса выходит на сцену, читает монолог кормилицы, очень здорово у нее получается. Мы репетировали эту часть пьесы не один раз, ухахатываясь до упаду. Лиса не может без шуточек и стеба. Но выступает отлично, со всей серьезностью, и ясно что роль будет ее. Впрочем, больше на роль кормилицы желающих нет.

— Так, перерыв, а после у нас еще одно прослушивание на Джульетту, последнее, объявляет Таисия. — Василина Дусманис, рада, что ты все-таки решилась попробовать, — слышу летящий мне в спину голос учительницы.

Мы с Лисой уже почти дошли до выхода. Замираю и оборачиваюсь, услышав свою фамилию. Что все это значит? Стоящая неподалеку Соболева прожигает меня ядовитым взглядом.

Подбегаю к Таисии.

— Почему вы моя имя назвали? Я не подавала заявку!

— Ну значит кто-то решил за тебя, вздыхает Таисия. Может подружки, может недоброжелатели. Какая разница, Василина? Не вижу в этом ничего плохого. Считаю, ты должна попробовать. Это шанс показать себя.

— Я не могу. Не готовилась, да и просто не хочу! Не желаю ничего показывать!

— Слушай, голосует в любом случае комиссия, это не моя благотворительность или заговор. Выйди и расскажи отрывок, это же не сложно! Только переоденься, я не говорю, что надо бальное платье как у Ники, но спортивный костюм все же перебор…

— Я пришла поддержать подругу! Не собиралась выступать. Да и переодеться мне не во что, одежда мокрая.

— Да, я помню — ты попала под дождь, улыбается учительница. — Импровизируй. Или выступи в этом — неважно. Но не отступай. Поверь, я знаю о чем говорю. Ты сразу почувствуешь себя лучше!


Таисия уходит с другими учителями, а я стою столбом, Лиса тоже. Мы ошарашены новостью. Я не знаю, что делать. Не хочется обижать любимую учительницу, она ясно дала понять, что разочаруется во мне, если не поднимусь на сцену. С другой стороны, тот кто это сделал — явно не желал мне добра. Что же это? Новая игра Артура? Какой план? Посмеяться, закидать шариками с краской, облить помоями? Как же мне паршиво сейчас! Так и хочется заорать во все горло от безысходности.

Но это еще не все. Вальяжной походкой, обмахиваясь веером (похоже Ника решила, что этот атрибут еще больше сроднит ее с персонажем, хотя выглядит глупо и совершенно «не из той оперы»), к нам приближается Соболева.

— Та-ак, значит мышь Джульеттой себя возомнила, — смеется мне в лицо Барби. — Ок, посмотрим, поржем от души, да, девочки? — кивает своим подружкам, которые подходят и берут Соболеву под руки.

— Сама можно подумать круто выступила, — буркает себе под нос Лиса. — Тоже мне, актриса погорелого театра…

— Что ты сказала, мышь? — рявкает Ника. — Что там под нос бубнишь?

— Да ничего, — спокойно отвечаю я, не желая ввязываться в обмен оскорблениями. Вижу, что Лиса свирепеет. Только очередного конфликта сейчас не хватает, и так тошно. Беру Лизу под руку и тащу в сторону. — Плевать, — тихо говорю Лизе. — Пусть что угодно несет, пусть ржет. Какое нам дело до Ведьмы и ее мнения?

— Ты должна выступить, Василина! — неожиданно заявляет Лиса. — Просто обязана поставить на место эту мымру!

— Да ты что? Они же наверняка мне что-то подстроили! Смотрела «Телекинез» по роману Кинга? Вот точно мне какое-нибудь ведро с жидкой гадостью готовят! Я в этом не сомневаюсь!

— Да пошли они! Не решатся! Ты видела, какой Принц тихий и зашуганный? Да если только попробует выкинуть подобное — Таисия его быстро к деду навострит. Он кстати должен был на кастинг приехать. Но раз нет — на первую репетицию припрется. Перед ним Бурмистров будет по струнке ходить, вот увидишь!


— Откуда ты все это знаешь? Ты что, постоянно подслушиваешь? — недоумеваю от осведомленности подруги.

— Ну я вспоминаю тот разговор, когда Таисия у нас в гостях была, — смущается Лиса. — Не могу же я тебе стенографию разом выложить. Короче, ничего не бойся. Я за сцену пойду и все проконтролирую. Но поверь, такая выходка на глазах учителей будет срывом постановки. Устроившего подобное из школы выкинут.

— Если докажут. А концы прятать Соболева умеет.

— А риск? Слышала, он — благородное дело! Ну пожалуйста, Вась! Я так хочу Ведьме нос утереть! Я только поэтому в кормилицы пошла. Уж я задавлю ее своими буферами, обещаю! Но если обойдешь ее, на роль тебя выберут, с Принцем обжимашкаться будешь — Ника такого точно не переживет.

— Смерти моей хочешь? — Я аж в сторону отпрыгиваю от нарисованной Лисой картиной. Я в объятиях Артура. Регулярные встречи, репетиции, монологи, клятвы вечной любви друг другу — такого мое бедное сердечко точно не вынесет! — Ни за что, Лиз! Я не хочу, мне это не интересно!

— Тогда выйди и прочти! А от роли откажешься, скажешь родители не разрешили, да мало ли что, придумаем как выкрутиться!

Лиса практически бегом тащит меня за собой в столовую.

— Успокойся, чего так разволновалась! Аж покраснела вся! Давай монолог быстро повторим! А главное, переоденем тебя!

— Не пойду, не хочу-у-у, — продолжаю упираться. Меня накрывает истерика. — Не хочу поддерживать их идиотские игры, ну пожалуйста, Лиза, хоть ты не мучай меня! Ведь ржать будут! Издеваться!

— И ты позволишь им победить? Они и так ржать будут! Спрячешься как трусливая мышь? — зло кричит мне в лицо Лиса. — Докажешь, что Соболева не зря нас так называет! Ты ведь показала, что умеешь постоять за себя, с тем парнем на дискотеке. Меня нашла и вытащила из дерьма, можно сказать, когда я как желе растекалась из-за Матвея. Так чего или кого сейчас боишься? Шекспира? Нику? Или Таисию разочаровать? Пойди и расскажи чертов монолог!

— Ника же видела, как я испугалась, отказалась уже при ней!

— Пофиг. Плевать на эту дуру!

— Ща, жди меня здесь, — кричит Лиса и убегает к матери в подсобное помещение, оставив меня посреди столовой. Возвращается через пару минут держа в руках красивую упаковку.

— Что это? Только не говори, что бальное платье, — сквозь слезы усмехаюсь я. Снова игра в фею-крестную? Не успокоишься, пока принца не встречу? — и осекаюсь, потому что Артур снова перед глазами, хотя не хотела упоминать его кличку, даже не думала…

— Мать вчера на новый год скатерть купила. По случаю, знакомая по дешевке принесла. Красивая, кружевная, на занавеску похожа. То что надо! Ща быстро тебе платье не хуже Никиного сообразим, заявляет Лиса и достает из кармана ножницы, иголку с ниткой.

— Ты шить умеешь? — недоверчиво спрашиваю я.

— Нет! Ты — умеешь. Пошли в туалет, у нас мало времени!


Глава 10 | Отпусти мои крылья | Глава 12