home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 14

Загородная резиденция Аристарха Бурмистрова поразила мое воображение. У меня буквально челюсть отвисла. Отчего-то в голову пришло сравнение с поместьем из книги Маргарет Митчелл. Я как раз только закончила читать «Унесенные ветром», и Тару я представляла именно так. Кованые ворота, длинная подъездная дорога и огромный трехэтажный особняк. По бокам дома — величественные дубы, украшенные мерцающими гирляндами. Справа, чуть поодаль, огромная ель, стильно наряженная сочетанием золотых и красных украшений, шаров и мишуры. Невозможно отвести взгляд от этой красоты, я замираю.

— Вижу, ты под впечатлением, — бросает замечание Бурмистров. — Надеюсь, ты выспалась пока ехали, во всяком случае, посапывала эти три часа в машине довольно сладко.

Я краснею под его взглядом, действительно, всю дорогу в машине я проспала как убитая. Надеюсь, хоть не храпела!

Артур, можно сказать, бросил нас на пороге. То есть, как только мы вошли в просторный холл, разглядывая стильный дизайн, изысканные обои, все будто из телевизионного сериала о жизни элиты, Бурмистров испарился. Нас приветствовала немолодая женщина строгого вида, представившаяся экономкой. Проводила в отведенные нам комнаты. Оказалось, что нас с бабулей решили поселить отдельно. Я заметила ее недовольство, но спорить, как ни странно, Анна Григорьевна не стала.

Итак, я оказалась в одиночестве на третьем этаже особняка, в просторной комнате с розовыми обоями в мелкий цветочек. Прямо «девичья» комнатка, кровать с пологом, подушки с рюшами, пушистое покрывало персикового оттенка, на которое так и хочется прилечь… В центре комнаты кованый журнальный столик, по обеим сторонам от которого — два кресла, по размерам скорее как мини-диванчики, обтянутые тканью розового и голубого оттенков. На полу — ковер с длинным ворсом, серого цвета. Буквально все в этой комнате радовало глаз, но я терялась в догадках, кому она принадлежит, ведь на комнату для гостей все это великолепие не очень походило. Слишком все уютное и девчачье…

Из окна открывается вид на конюшни. Я всегда обожала лошадей, в родном городе даже одно время занималась верховой ездой, папа устроил меня через знакомого, который работал на конюшнях. Это было ужасно интересно, у меня быстро начало получаться. Но потом у нас начались финансовые затруднения, и как бы ни хотелось продолжать любимое занятие, пришлось его оставить. Даже добираться на окраину города стало накладно. Зависнув на подоконнике, уставившись на конюха, выводящего в данный момент роскошного гнедого из паддока, я поняла, что очень соскучилась по прошлому, по нашей жизни вдвоем с отцом. Возможно, было непросто, но проблем уж точно тогда существовало в разы меньше. А я была счастливой и беспечной, несмотря ни на что.

— Привет! — отвлек меня от мыслей женский голос, и от неожиданности я едва не свалилась с подоконника. Кто мог так бесцеремонно зайти в комнату?

Поворачиваюсь, передо мной стоит девочка подросток в малиновом халате, растрепанная, босиком, внимательно разглядывает меня. Узнаю младшую сестру Артура.

— Привет, — отвечаю вежливо. — Не ожидала тебя здесь увидеть. Анжелика, я правильно помню?

— Да, точно. Только лучше Лика. Извини, что так неожиданно ворвалась, — смущенно говорит девочка. Вот только хитрый прищур глаз, совсем как у Артура, говорит мне о том, что девица на деле не так невинна и проста… и что я сильно ошиблась в своем первом впечатлении на премьере. Она не ангелочек, далеко нет.

— Ничего страшного, — улыбаюсь ободряюще.

— Знаешь, ты только не подумай чего… хочу признаться, — мнется Лика. — Эта комната — смежная с моей. По сути, все это — мои «покои». Я попросила поселить тебя сюда, уговорила дедушку, хоть он и ворчал, что это неудобно… И поставил условие, чтобы я сразу тебе все это разъяснила, сказала, что он тут ни при чем, — последнюю часть фразы девочка выпаливает буквально скороговоркой.

— Ясно. Объяснишь почему?

— Ты меня заинтересовала. Захотелось пообщаться. Когда я узнала, что будешь на Новый год… Обычно мы только самых близких приглашаем. Но Таисии ты очень нравишься, дедуля просто в восторге от вашего с Артуром дуэта, вот и я решила узнать тебя получше.

— Что ж, спасибо за откровенность, Лика. Я тоже очень люблю твоих родных, Таисия — моя любимая учительница. А дедушка у тебя — замечательный! — Отвечаю как можно дружелюбнее, но чувствую себя неловко. Попала на праздник в большую семью, совершенно чужую, кто я здесь?

Надеюсь, что девчонка уйдет, а я смогу побыть одна, разобрать вещи и обдумать только что сказанное ей. Как я оказалась здесь, в дали от города, от дома… И чего ожидать от этой поездки? Надеюсь, Лика всего лишь любопытна, что это не ревность, еще одного врага не хочется иметь, еще и в соседней комнате, пусть даже на одни сутки…

Но девочка не уходит, она плюхается в одно из кресел и внимательно смотрит на меня.

— Что делать будешь? Только не говори, что спать! Родители обязательно днем ложатся, чтобы к бою курантов быть как огурчики. Раньше меня тоже заставляли…

— Нет, вряд ли смогу уснуть. Надо сумку разобрать…

— Помочь?

— Нет, спасибо… Там ничего особенного, немного вещей.

Только сейчас мне в голову приходит мысль, что из-за суматохи и скорых сборов я толком даже не помню, что положила в сумку! Да что там, я понятия не имею, что мне предстоит одеть на новогодний вечер! Вот это предел идиотизма! Во время шопинга с бабушкой я была так поглощена мыслями о Принце, что выполняла лишь требования Анны Григорьевны — это сними, то надень… В итоге мы что-то купили, но к тому времени я уже совершенно как выжатый лимон была. Бабушка выбору своего наряду уделила, пожалуй, в два раза больше времени, чем моему. Я же, скучая, таскалась следом. Так что же мне купили? Что-то белое, кажется.


— Ты мне нравишься, — заявляет вдруг Лика. — Не помешана на шмотках, как эта слащавая Вероника. Вечно сюсюкается со мной как с малышней, аж бесит!

— Тебе не нравится девушка брата? — осторожно, стараясь не выдать радости, спрашиваю я.

— Терпеть ее не могу! Лицемерка, а со мной вечно сюсюкается, аж противно. Как будто я дебилка недоразвитая.

— Она здесь? — спрашиваю со вздохом.

— Разумеется. Наши деды много общаются. Дела, интересы, спорт. Правда, раньше она не так надоедала. Но потом мой братец решил замутить с ней, и от Ники не стало продыху! Артур и сам уже устал от нее. Ха, даже забавно наблюдать, как он от нее бегает…

— Ясно, — отвечаю равнодушно, надеясь показать, что тема отношений Ведьмы и Принца меня не особо интересует. Беру сумку и начинаю разбирать вещи. Достаю белое платье с широкой юбкой. Значит, вот что мы с бабулей выбрали? Снова простота? Надоело!!! Внутренний всплеск отрицания, сиюминутный. К чему эмоции, Мотылек? Тебе никогда не стать бабочкой, и ты это знаешь…

— Красивое, — говорит Лика. — В шкафу есть вешалки. Можно попросить Машку, она отпарит. Сейчас позвоню.

— Не нужно…

Но Лику не остановить, она уже говорит в мобильный:

— Маш, поднимись ко мне, пожалуйста. Надо кое-что отпарить. Ага, захвати.

— Все быстро сделают, не волнуйся, — добавляет Лика, видя мою ошарашенную физиономию.

— Не привыкла к такому… Горничные, прислуга.

— Ну, это удобно, — пожимает плечами Лика. — А мы пока можем погулять. Хочешь, я тебе дом покажу?

Мне хотелось, очень. Но мысль о том, что могу наткнуться на Артура с Никой, меня останавливала. Сегодня Новый год, я словно в сказку попала, так, может, не стоит себе настроение портить? Но и в комнате сидеть не хотелось.

— А мы можем сходить на конюшню? — спрашиваю неуверенно. — Обожаю лошадей!

— Правда? Я тоже! — Лицо девочки просияло. — Конечно, пойдем! Я тебя с Гранатом познакомлю.

— Гранат?

— Мой конь, двухлетка, дедуля на позапрошлый день рождения подарил!


Выходим на улицу, и тут же, невесть откуда к нам несутся две огромные собаки. Они такие большие, и на первый взгляд — пугающие до жути. Начинаю пятиться, едва сдерживаюсь, чтобы не побежать со всех ног назад в дом. Лика в последний момент замечает мой испуг и останавливает, схватив за плечо.

— Испугалась? Не бойся!

Не успеваю придумать скептический ответ, собаки уже рядом, одна напрыгивает с ходу на Лику, а вторая на меня. Едва удается устоять на ногах, зажмуриваюсь от ужаса, и тут чувствую, как большой мокрый язык вылизывает мне лицо.

— Кас, Пол! Фу! Перестаньте! — строго кричит Лика. — Мои хорошие, — тут же интонация ее голоса меняется. — Соскучились, зайки.

— Ничего себе зайки, — отталкиваю от себя зверя, немного успокаиваюсь, понимая, что собаки добрые и ласковые. — Я чуть не описалась от страха!

— Они большие да, но совершенно безобидные. И ужасно любвеобильные. Ты понравилась Поллуксу.

— Как говоришь их зовут?

— Кастор и Поллукс. Красавчики мои!

— Имена классные! Им очень подходят. Ты их различаешь?

— Конечно, запросто! Поллукс, во-первых, на год младше. Смотри, у него пятна на спине большие, широкие. А у Кастора такие ближе к заду… Да у них куча отличий, но выглядят они на первый взгляд близнецами, — смеется Лика.

Мы еще долго возимся с догами, играем с ними, гладим, теребим за уши, позволяем лизать себе руки. Теперь я уже с трудом могу оторваться от этих очаровательных красавцев.


На конюшне мы провели с Ликой больше часа. Она не только со своим жеребцом, изумительно красивым Гранатом, познакомила. Анжелика рассказала почти о каждой лошади, о всех десяти. Жаль, покататься мы не смогли — слишком холодно, мороз все крепчал, к ночи обещали снегопад и под минус тридцать. А сейчас был полдень, слабые, едва заметные снежинки падали с неба, лениво кружась, создавая атмосферу сказочного праздника. Красота неимоверная. Мы побродили по ухоженной территории поместья, позади дома открывался великолепный вид — вдалеке стоял лес. Густой, заснеженный.

— Летом ходим туда за грибами. С охраной, естественно, так дед не пускает, — хмыкает Лика.

— Спасибо за экскурсию, — искренне благодарю девочку. — Я чудесно провела время. Жаль, не лето сейчас… Никогда не собирала грибы. Это интересно?

— Довольно нудно. Но я влюбилась прошлым летом в соседского мальчика, а он с родителями почти каждый день в лес ходил… Вот и я увлеклась, — хихикает Лика. Я в ответ тоже улыбаюсь. Мне все больше нравится эта открытая девчонка. Совсем не заносчивая, не вредная, хотя видно, спуску не даст, если что не понравится.

— А теперь можем поплавать, — заявляет Лика.

— Что, прости?

— Пойдем в бассейн.

— Я немного замерзла…

— Ой, да ты ж, наверное, голодная!

Но я не чувствовала голода. Столько событий, впечатлений, я была взволнована и возбуждена, а это всегда отбивает у меня аппетит.

— Нет, я не хочу есть, спасибо.

— Тогда чаю попьем! Потом в хамаме посидим, погреемся, и в бассейн.

— Извини, не поняла. Где посидим? Хама-что?

— Хамам. Это баня по-турецки.

Я ни разу не была в бане, даже в обычной, русской. Стыдно признаваться в этом перед Ликой, подумает, что я совсем темная.

Девочка снова звонит по мобильному, и к нашему возвращению в ее комнате уже накрыт стол, ароматный чай разлит в фарфоровые чашки. Вазочки с конфетами, печеньем и мини-сэндвичами. «Роскошный ланч миллионера» — замечаю про себя ехидно. Но мне все ужасно нравится: уют, быстрый сервис, роскошь дома. Хочется насладиться всем этим в полной мере, представить себя частью всего этого. Хотя вслух я конечно ни за что в таком не признаюсь. С наслаждением беру в ледяные с мороза ладони горячую чашку. Осматриваюсь — смежная с моей комната, принадлежащая Анжелике, в два раза больше по габаритам. Огромная кровать, тоже с пологом. Только краски тут ярче — преобладают оттенки фуксии и салатового, немного отдает востоком. Все выглядит очень уютно. Есть письменный стол, стеллаж с книгами, туалетный столик с огромным количеством баночек и бутылочек. Девочковый рай…


Рассматриваю книги — большинство авторов мне не знакомы, но и классическая литература, хоть и в небольшом объеме, присутствует.

— Знаешь, у меня ведь нет с собой купальника, — вдруг вспоминаю я. — Да и плаваю я ужасно… Всего два месяца как учусь.

— Ну ничего себе! Как можно не уметь плавать?

— Вот так… Я в школе даже чуть не утонула однажды… А твой брат меня спас…

— Ну ни фига!!! — аж подскакивает Лика. — Расскажешь все в подробностях?!

— Да нечего особо рассказывать. Меня кто-то в бассейн толкнул, а я плавать тогда вообще не умела. Артур был в этот момент в воде и вытащил меня.

— Круто! Я про это не знала. Родители, кажется, тоже. Мой брат герой! Обычно, знаешь, ему только отповеди достаются… То он в гонках участвует — маман жутко переживает по этому поводу… То девица какая приходит под дверь дежурить, зареванная… Папу это ужасно бесит, — смеется Лика. — А вот геройство — это редкость.

— Не надо им рассказывать, пожалуйста. — Я уже не рада, что проговорилась про этот случай.

— Хорошо. Но в бассейн все равно пойдем. Он до середины неглубокий, по грудь тебе будет. Не утонешь, не бойся.

— Я уже два месяца с инструктором занимаюсь… Немного стало получаться.

— Вот и отлично! А купальник не проблема, пошли.


Анжелика привела меня в огромную комнату на первом этаже. С интересом оглядываюсь, тут множество вещей, платьев, верхней одежды, обуви.

— Что это за место?

— Гардеробная, — хмыкает Лика. Гостей тут бывает много, так что актуально. Не переживай, все новое. Если кто что берет отсюда — уже не возвращает. Это такой «магазин» для гостей, на все случаи жизни.

— Но откуда эти вещи?

— Все, что мы покупаем, но не носим. Такое часто бывает. Или дарят, а нам не подошло… Бабушка тот еще шопоголик… Была. Вот, смотри, целая коробка купальников.

— Твоя бабушка умерла? — спрашиваю осторожно.

— Нет, что ты! Они с дедом развелись в прошлом году. Долгая история, мои предки весьма эксцентричные, бабуля — особенно. Родители были в шоке, полжизни вместе прожили, и на тебе, приревновала деда — и сразу развод! Дурдом тот еще…


Я выбрала самый простой и скромный купальник, из тех, что нашлись моего размера. Слитный, черного цвета. «Монашенский» — так окрестила его Лика, ей мой выбор совершенно не понравился, но спорить она не стала.

Меня буквально восхитила турецкая баня, куда мы отправились с Ликой после чаепития. Горячий пар отлично согревал и расслаблял, убирая тревожные мысли из головы. Правда, долго я не высидела, минут десять — и выскочила наружу. Лика вышла за мной. Ополоснувшись в душевой, пристроенной к хамаму, мы вышли в помещение бассейна. Тут тоже царила роскошь, я аж задохнулась, все казалось мне невероятно великолепным. Много света, высоченные окна, как по бокам, так и в крыше помещения. Можно плавать и смотреть, как над тобой кружатся снежинки… Вокруг бассейна стояли уютные диванчики, столики, даже бильярд. В конце бассейна располагалось огромное джакузи. Да уж, не будь Артура, я бы не отказалась провести здесь все новогодние каникулы!

Лика плавала как рыба, ныряла, кувыркалась в воде. Я, смотря на нее, тоже осмелела. Начала потихонечку заплывать на глубину. Совсем чуточку. Лика меня подбадривала, учила нырять, мы были так увлечены процессом, даже не заметили, что уже не одни.

— Так-так-так, — раздался мужской голос у нас над головами. — Кто это тут у нас? Две русалки! И такие одинокие, мне свезло, похоже.

Я испуганно уставилась на парня, мигом вспомнив эту ехидную, с подковыркой, манеру разговора. Тот самый парень из «Бездны», который спорил с Артуром насчет меня!

«Иди ко мне, малышка. Я тебя спасу от плохого мальчика. Я — хороший, можешь быть спокойна. Не дам в обиду», — всплывают в памяти слова, сказанные этим парнем в клубе. Только я не поверила им ни капли. Он такой же, как Артур. Если не хуже. Еще как способен обидеть. Это прямо-таки читается на его красивом, порочном лице.

— Я-я-якоб! — визжит Анжелика, выскакивает в два прыжка из бассейна и несется в объятия парня.

— Привет, Солнце! — смеется тот. — Эй, я теперь весь мокрый!

— Ну а как иначе, ты ведь в бассейн пришел!

— Точно. Ты права. Черт возьми, ты так выросла, крошка! Дай я тебя рассмотрю хорошенько! Сколько мы не виделись?

— Год! Все это дурацкая частная школа, — надувает губки Лика. — Не хочу больше там учиться. Одни девчонки, озвереть можно!

— Да уж, одни бабы — это ужас, особенно для такой кокетки как ты, — смеется Якоб.

— Не хочу больше учиться там!

— А что родители?

— Обещали подумать! Хочу к Артуру в школу!

— Отличная идея, как по мне, — соглашается парень. — А с подружкой не познакомишь? — поворачивается Якоб ко мне. — Одинокая? Я сегодня один, и компания мне не помешает.

— Это Василина, она из Артура школы. Они вместе в спектакле играли.

— Артур играл в спектакле? — поднимает брови Якоб, его недоумение так забавно, что Лика прыскает от смеха.

— Отгадай, кого!

— М-м-м… Серого волка? Твоей молчаливой гостье очень бы подошла роль Красной шапочки, — продолжает прикалываться Якоб.

— Нет, Ромео! — хохочет Анжелика. — А в воде — его Джульетта!

— Серьезно? И как я мог это пропустить?!

— Не знаю. Артур не пригласил тебя на премьеру?

— Ни словом не обмолвился. Впрочем, мы давно не общались… Меня родители на месяц за границу отправили.


— Ничего себе подарок за плохое поведение!

— Уж поверь, было не в кайф в том месте, куда я попал. Немногим лучше реабилитационной клиники… — морщится Якоб.

— Артура тоже туда хотели, — кивает Лика. — Но, видимо, решили, вместе вам будет слишком весело. И его направили на исправительные работы… в школьную постановку.

— Честное слово, военный лагерь теперь кажется мне более подходящим местом.

— Возможно. Но мне пьеса понравилась, Артур хорошо сыграл.

— А как Вероника-то позволила быть кому-то, кроме себя, Джульеттой? — вдруг задумчиво спрашивает Якоб, причем обращаясь, похоже, ко мне. Смотрит на меня внимательно. А я так и замерла в воде, на все время разговора. Уже замерзнуть успела, но вылезти из воды на глазах у парня слишком стесняюсь.

— Василин, пойдем в хамам, погреемся? — предлагает Лика. — Ты уже дрожишь вся, вылезай, а то простудишься. Она не очень хорошо плавает. — Последняя фраза обращена к Якобу. Делать нечего, выхожу из воды под пристальным оценивающим взглядом. Мне ужасно неловко, как можно скорее подбегаю к диванчику, где оставила полотенце, хватаю его и прикрываюсь, заметив, что Якоб направляется ко мне.

— И почему мне кажется, что мы знакомы? — спрашивает он, оглядывая меня с головы до ног. Он подошел ко мне вплотную. Мне пришлось откинуть голову назад, чтобы встретиться с ним взглядом.

— Вспомнил! Неужели Золушке все-таки довелось получить приглашение на бал? — Протянув руку, Якоб дотрагивается подушечкой большого пальца до моих чуть приоткрытых для ответа губ. Резко откидываю голову назад, но не успеваю отстраниться. Палец нежно скользит по губам, которые начинают гореть от этого прикосновения.

— И вот опять этот взгляд, словно я серый волк, который мечтает похитить ягненка. Сложно поверить, что ты настолько невинна, дорогая.

— Отстань, Якоб, ты смущаешь ее! — встает на мою защиту Лика. — Василин, не обращай внимания, он обожает смущать девушек. На самом деле Якоб безобидный и очень добрый.

— Ага, только с детьми и старушками. Так что ты, милая, в полной безопасности. А вот Джульетта…

— Уже синеет от холода. Все, мы ушли в хамам, а ты — марш за плавками! — командует Лика.


— Я ни за что больше не полезу в воду, если там будет Якоб, — предупреждаю Лику, пока отогреваемся в бане. — Он… странный. И совсем мне не нравится.

— Да ладно, если он и опасен, то где-нибудь на тусовке, может прижать в темном углу, — хихикает Лика, глядя на мое, ошарашенное ее словами, лицо. — Но тут, у дедули в гостях, все плохие мальчики становятся паиньками.

— Родители Якоба и ваши тоже дружат?

— Ага. Раньше наши квартиры были рядом. Потом Штаховские переехали в Прагу. Но Якобу там не понравилось, он вернулся. Ему позволили жить с дедушкой и бабушкой. А когда в институт поступил, купили ему отдельное жилье, где-то в центре. С Артуром они друзья с самого детства. Только Якоб старше, он уже в институте учится. Квартиру свою Штаховские сейчас сдают, а для Якоба купили поменьше и ближе к институту.

— Ясно. Но в бассейн мне больше все-таки не хочется.

— Ой, да ладно тебе! Ну тогда в джакузи полежишь. Ты еще не добралась туда.

Джакузи мне действительно ужасно хотелось попробовать. Огромная круглая ванна находилась в углу бассейна, с бурлящими пузырьками, так и манила залезть в нее.

— Ну хорошо, — соглашаюсь. — Но если Якоб будет доставать меня…

— Пожалуешься деду! Он его быстро угомонит. Это будет весело, — смеется Лика.


Лежу в джакузи, наслаждаясь теплом и мощным водяным массажем, расслабляющим спину и ноги. Так хорошо. Даже глаза закрываются сами собой. Якоб и Лика плещутся в бассейне, играют, шутят, Лика все время визжит, мешая мне окончательно заснуть. Но едва я почти полностью расслабилась, как в помещении появляются Артур и Ника. На Бурмистрове лишь распахнутый настежь белый халат и черные плавки. Соболева облачена в крохотное золотое бикини, не оставляющее простора воображению. Ее купальник подчеркивает красивой формы грудь, высокие бедра и длинные стройные ноги. Ника вначале располагается в кресле, поправляя тесемки купальника и заматывая волосы в пучок. Каждое движение — как для фотосессии модного журнала. Будто почувствовав, что я наблюдаю за ней, Соболева бросает быстрый взгляд на меня, поднимается с кресла, покачивая бедрами, направляется к Артуру. Прижимается к нему всем телом, пока он болтает с Якобом и Ликой, что-то шепчет на ухо. Принц кивает. Мне становится не по себе. Вдруг эти двое что-то задумали против меня? Хочется уйти, но это будет выглядеть как побег…

Из-под полуопущенных ресниц наблюдаю за Артуром. Мое дыхание учащается, лицо горит, в животе странное щекочущее ощущение. Это безумие, это так стыдно и так глупо! Но приходится признать — это моя сумасшедшая реакция на Бурмистрова в плавках!

Артур прыгает в воду и несколько раз проплывает всю длину бассейна, туда и обратно. А Соболева залезает в джакузи и устраивается напротив меня. Смотрю на нее, ожидая очередную порцию гадостей. Но Ника на этот раз удивляет меня.

— Знаешь, я решила, что мы не с того начали, Василина, — заявляет она. — Нам совершенно ни к чему враждовать. Тем более, раз мы оказались обе приглашены в этот дом.

— Согласна, — осторожно отвечаю. — Я никогда и не хотела ссориться с тобой.

— Ну вот, наконец я это поняла. Значит, мир?

— Хорошо…

— Отлично!

В бассейне появляется женщина в форме горничной, подходит к Нике и что-то говорит, но у меня не получается расслышать из-за шума воды. Впрочем, я отворачиваюсь в сторону, изображая равнодушие.

— Парикмахер приехал, — вздыхает Ника. — Не дали поплавать. Василин, как насчет прически? У меня отличный мастер.


— Спасибо, но мне не нужно, — отвечаю я. Хоть я и рада тому, что Ведьма сменила гнев на милость, все ж не настолько ей доверяю. Еще покрасят не пойми во что или побреют…

— Ну, как знаешь. — Соболева вылезает из джакузи и направляется к бассейну.

— Никуля, уже уходишь? — вопрошает Якоб, на котором виснет Лика.

— Ага. Пора заняться красотой, — важно заявляет Ника.

— Ты и так прекрасна.

— Милый, — обращается Барби к Артуру. — Может, вместе пойдем?

— Нет, я здесь буду. Мне прическа ни к чему.

— Ошибаешься. — Ника влюбленным взглядом пялится на мокрые белокурые локоны, облепившие лицо Принца. — Тебе не помешает стрижка.

— Потом, — отмахивается Бурмистров.

Ника оглядывается на меня, словно ей не хочется оставлять своего парня со мной в одном помещении. Серьезно? Я смею ТАК думать? Или это неуемно разыгравшееся воображение?

В любом случае блондинка покидает помещение, красота оказывается важнее любви. А я… продолжаю украдкой наблюдать за красавцем-блондином, рассекающим воду мощными рывками совершенного длинного тела. Я настолько поглощена Артуром, что не сразу замечаю — Якоб вылез из бассейна и направляется ко мне. Только когда он опускается в джакузи рядом со мной, я ошеломленно отскакиваю от него.

— Не бойся, Красная Шапочка, — ворчливо произносит Штаховский. — Не съем тебя. Только попробую. — Якоб хватает меня за руку, притягивая к себе. — И чего ты такая пугливая, а?

И что делать? Сказать: «Я дедушке Аристарху пожалуюсь» — глупо и стыдно. Пытаюсь вырвать руку, на минуту кажется, что удалось, но тут Якоб приподнимается, хватает меня за талию и снова опускается в джакузи, а я оказываюсь буквально распластанной на нем!! Наши лица вплотную друг к другу, завороженно смотрю на его изогнутые в усмешке пухлые губы, большие голубые глаза… Понимаю, что Якоб собирается меня поцеловать… осознаю, что не смогу помешать этому — никакой опоры, чтобы схватиться, оттолкнуться от него. А в следующую минуту меня вырывают из рук Якоба и буквально отшвыривают в сторону. Принц! Стоит посреди джакузи и выглядит ужасно разозленным.

— Эй, мы вообще-то были заняты, амиго! — возмущенно восклицает Штаховский.

— Теперь ты освободился, — холодно отвечает Артур. — Поговорим? Сколько можно приставать к девушке?

— Ты ей нянька? Или парень? Ой, нет, ты ведь парень Никуси. Она только что ушла отсюда. Ты, часом, ее с этой брюнеткой не попутал? Хотя подожди — они ведь совсем не похожи! Вот ни капельки! И с чего ты решил, что малышка нуждается в защите? Мы прекрасно проводили время.

— Ей это не нравилось! — отрезает Артур. — Нехрен доставать моих гостей в моем доме. Чего с собой телку не привез?

— Знал, что у тебя две всегда под боком! Слушай, Бурмистров, а не зажрался ты? Второй раз меня с этой девочкой обламываешь. Она тебе кто?

— Не твое дело! Она никто!

— Сам не ам и другим не даешь? — вскипает Якоб. — Ты че — блюстителем морали заделался?

— Она гость деда. Просто будь уважительнее.

— Ты че, воспитывать меня решил? Это с какой стати? — Штаховский поднимается из джакузи и подходит вплотную к Бурмистрову, нос к носу.

Артур и Якоб разошлись не на шутку, в воздухе запахло дракой. Меня буквально колотило от происходящего, оба парня выглядели заведенными до крайности и готовыми на кулаках решить спор, причину которого я не могла понять. Я посмотрела на Лику — девочка вылезла из бассейна и теперь испуганно переминалась с ноги на ногу, явно не зная, что делать. Она явло ошеломлена происходящим. Значит, ситуация нетипичная. Драка в канун Нового года, в шикарном особняке, два красавца парня, из-за меня? Такого просто быть не может! И поверить сложно, и отчего-то гадко и стыдно, подобного позора в гостях мне уж точно не хочется пережить. Парни продолжают стоять возле кромки бассейна и как два петуха напряженно смотрят друг на друга. Поднимаюсь из воды, спотыкаясь, добираюсь до Артура и пытаюсь взять его за руку.

— Пожалуйста, не надо! Со мной все в порядке. Якоб ничего такого не сделал, правда! — прошу Бурмистрова почти умоляюще.

— Отвали, — рявкает на меня Артур. От этой грубости глаза наполняются слезами. Но я упрямо не отпускаю руку, продолжая оттягивать Принца от Якоба. — Отстань же от него! Если это такая защита, то мне она не нужна!

Но парни в мою сторону и не смотрят, занятые друг другом, злые, агрессивные. Артур бросается на Якоба, и они, сцепившись, падают в бассейн.

Мы с Ликой застываем возле бортика, с ужасом наблюдая, как драчуны уходят под воду, потом всплывают и снова, схватившись друг за друга, погружаются. Что мы можем сделать? Кричать «прекратите» — бесполезно. Поворачиваю голову к входу, собираясь бежать за помощью, и вижу неторопливо идущего в нашу сторону мужчину. Заметив драку, он быстро скидывает мокасины и с разбегу бросается в воду, прямо в одежде. Он почти сразу растаскивает драчунов. Впихивает на кафельный пол Якоба, кажется, потерявшего сознание, хлопает его по щекам и зло смотрит на Артура, который выбирается из бассейна самостоятельно.

— Что это значит? — видно, что мужчина в ярости. Он последним вылезает из бассейна, встает в полный рост, с рубашки и брюк стекает вода. — Ты совсем охренел?

— Не твое дело, — хрипло отвечает Бурмистров и закашливается.

— Ты его чуть не утопил! Своего друга. В доме деда! Последние мозги отказали?

— Слушай, отстань, а? Ты мне не папочка.

Ощущение, что эти двое ненавидят друг друга. Хотя я почти уверена, что они — родственники. Внешнее сходство на лицо. Еще один брат?


Лика, тем временем, никакого внимания не обращает на эту перепалку. Она падает на колени перед Якобом, кладет его голову себе на колени, обхватывает лицо ладонями… Наклоняется с явным намерением сделать парню искусственное дыхание… Но тут мужчина отвлекается от Артура, переводит взгляд на Лику, чертыхается и оттаскивает девчонку от Якоба. Я, как завороженная, наблюдаю за развернувшимся спектаклем, не в силах решить, кто в данный момент интереснее. Якоб, явно дышащий самостоятельно и даже слегка улыбающийся, так и лежит в позе утопленника. Артур, в позе хищника перед нападением, уставился на своего оппонента. Красивый мужчина, гораздо старше Артура, не менее чем на десять лет, оттаскивает упирающуюся нимфетку от объекта ее страсти. Прямо пьеса Мольера.

Наконец Лике удается вырваться.

— Дядь Дим, мне больно, отпусти! — хнычет она.

И тут же оказывается на свободе. Бросается вновь к Якобу, но тот уже принимает сидячее положение.

— Дмитрий Александрович, не ругайте Артура. Это мы так, в шутку, баловались.

— У тебя, парень, синяк под глазом. Вряд ли твои предки, которые вот-вот подъедут, будут в восторге от этой картины. Их самолет, кстати, задержали, я пришел сюда как раз сообщить об этом.

Дядя Артура — очень красивый мужчина. Естественно, блондин. Но если у Бурмистрова непокорная шевелюра и чисто славянская мордаха простого парня, то Дмитрий — полная противоположность. Похож на аристократа. Истинный дэнди. Глаза цвета бледного нефрита пронизывают собеседника насквозь. Прямой нос, красивой формы губы. От столь изысканных черт лица, их благородства, захватывает дух. Но в то же время ощущаю в «дяде Диме» есть нечто неприятное. Коварное, то ли… Или это просто игра моего воображения? Почему они с Артуром так грубы друг с другом? Будто враги…

Артур тем временем вытирает полотенцем волосы, играя накачанными мышцами живота и бицепсами. Он все еще крайне зол, это видно по напряженной позе его тела. Нас разделяет всего несколько метров — я могу отчетливо различить даже капельки брызг, сверкающие на его, покрытой золотистым загаром, коже. И вновь ощущение, что время остановилось и я вязну в нем, в этой минуте, в созерцании его невероятной красоты.

Почему при мысли об Артуре у меня всегда душа уходит в пятки? Словно без страховки в пропасть лечу.

«Она никто»

Вспоминаю недавние два слова, произнесенные Артуром. Ощущения сравнимы с хлесткой пощечиной по лицу. Получила, Мотылек? Вот тебе, за глупые надежды.

Мне просто необходимо исчезнуть, побыть одной. Ступни заледенели, поэтому меня манит тепло хамама. Забегаю в баню — сейчас тут никого, сажусь на каменную лавку, притянув к себе ноги. Согреваюсь, мечтая, чтобы глупые мысли ушли из головы.

Но я недолго нахожусь в одиночестве. Дверь бани открывается и в клубах пара появляется Артур. Он садится на каменную лавку, прижимается спиной к стене и закрывает глаза. Так мы сидим некоторое время в молчании.

— Это была плохая идея, Мотылек, приехать тебе сюда, — вздыхает он.

Как будто я сама не знаю! Но лишний раз подчеркивать это… Зачем? Чтобы снова задеть меня?

— Ты сам меня привез, — отвечаю, не в силах скрыть обиду в голосе.

— Знаю…

— Чем я тебе так не нравлюсь? — вопреки желанию этот вопрос всхлипом вырывается из моего рта. — Почему ты всегда меня преследуешь?

— Если бы я знал, — отвечает Бурмистров, уронив голову в ладони. — Ты бесишь меня.

— Я не хотела сюда ехать!! Если хочешь, могу из комнаты своей не выходить… Чтобы не раздражать тебя. Мне не сложно правда… Что-нибудь почитаю…

— Любишь читать?

— Это тут при чем?

— Просто интересно…

— Да, я люблю читать. И не люблю шумные праздники. А уж драки мне совсем не нравятся! Я пойду. До завтра меня не увидишь.

Но чтобы выйти, надо пройти возле Принца. Когда иду мимо, он неожиданно хватает меня за руку. Встает и притягивает меня к себе. Как куклу. До этого момента вместо тепла, не смотря на клубы пара, я ощущала холод. Но как только Артур прикоснулся ко мне, в одну секунду в жар бросило. И вот я почти закипаю от нестерпимого ощущения, как будто обжигающая лава по телу разливается. Так и манят взгляд его широкие плечи и крепкая шея. Во рту пересыхает.

— Отпусти!

Но вместо этого Артур притягивает меня к себе вплотную. Наши тела соприкасаются, и у меня перехватывает дыхание. «Господи, только не это», — шепчу про себя, не испытывая при этом ни малейшего желания отпрянуть от мокрого золотистого тела Бурмистрова.

— А если не могу? — шепчет Принц, и не дожидаясь ответа, крепко обнимает меня за талию.

Под взглядом серых глаз выгибаюсь, пытаюсь освободиться. Делаю глубокий вдох, чтобы наполнить легкие, и остро ощущаю, как моя грудь поднимается, натягивая тонкую эластичную ткань, соски раздражает прикосновение к купальнику… Мне страшно, но одновременно я чувствую невероятное возбуждение. Мы почти обнажены, наедине, в мокром и влажном помещении. Это… неправильно. Если нас обнаружат сейчас, вот так, почти сплетенных объятиями, еще одного скандала не миновать! Но не могу пошевелиться. Артур не сильно держит меня. Я знаю, что могу уйти в любой момент. И именно это лишает меня воли к сопротивлению. Артур протягивает руку и очень нежно касается пряди волос, прилипшей к моей щеке. Убирает прядь. Чуть отстраняюсь и руками откидываю темную шелковую массу назад. Завороженно смотрю в глаза Артура, могу думать только о поцелуе. Я буквально чувствую, что он собирается меня поцеловать. И жду этого…

Но поцелуя нет.

Медленно — очень медленно — Принц отпускает меня, и в этот момент меня словно прошивает электрическим разрядом, исходящего от наших мокрых тел, которые, буквально требуют прикосновений друг к другу. Или это лишь мои фантазии? Но я чувствую, что Артур тоже взволнован, его руки сжимаются в кулаки, взгляд острый, царапающий.


— Будь подальше от Якоба, Мотылек. Он слишком непостоянный. Взрослый. Не вывезешь.

Меньше всего я ожидала услышать в этот момент про Якоба. Я и думать о нем забыла, погруженная в переживания от близости Артура. А он, значит, продолжает о друге и своем соперничестве с ним, размышлять? И я — лишь разменная монета, повод показать свою крутость?

— Тебе то что до меня и Якоба? — отвечаю грубо. — Разве не плевать?

— Дружеский совет решил дать.

— Разве мы друзья?

— Нет. — Вздыхает Принц. И неожиданно добавляет:

— Хочешь дружить со мной, Мотылек? — голос выдает странное напряжение, которое задевает меня, колет. Возрождает надежду, которую я не желаю замечать, хочу задушить, чтобы не терзаться потом иллюзиями… Не отвечая, обхожу Бурмистрова и направляюсь к выходу, всем своим видом показывая, что его предложение меня не интересует. Но кому я вру? Глубоко внутри бьется мысль, что он сейчас схватит меня… остановит.

Он не остановил, так и остался неподвижным.


Глава 13 | Отпусти мои крылья | Глава 15