home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 22

Как и решила, теперь я избегала Якоба. Поэтому, на день рождения к Наталье меня вез коллега-модель Олег. Красивый, накачанный бабник, который не уставал делать попыток залезть мне под юбку — как в прямом, так и в переносном смысле слова. Я бы и рада была упасть на хвост другому из приглашенных — пока моя машина в ремонте, или вызвать такси… Но была слишком занята чтобы озадачиться этим, в результате, когда Олег заехал за мной, сказав, что его попросила Наталья, без раздумий прыгнула к нему в машину. Но быстро поставила на место при первых попытках флирта. Я была слишком уставшей, чтобы разбираться еще и с этим.

Больше всего меня беспокоил другой момент. Я никому не озвучила свои тревоги: ни Наталье, ни Таисии (впрочем, с ней мы не созванивались вот уже неделю, я сознательно избегала сестру Артура). Держала свои мысли при себе и тонула в тревогах. Потому что отлично знала — дача Натальи расположена в том же поселке, что и дом Бурмистровых, в который однажды, привез меня Принц. Эти воспоминания были сладкими и горькими одновременно. У Натальи я бывала не один раз, ее дом располагался через несколько участков от Бурмистровых — так они и познакомились с Таисией. Сердце конечно замирало при мысли, что могу на Артура натолкнуться. Но сейчас, после нашей встречи такая вероятность усилилась. И меня не могло это не беспокоить. Я тонула в чувствах, которые, кажется, возвращались. Принц стал другим. Я тоже. А проклятая химическая реакция на него лишь усилилась. И я не знала, как защитить себя от этого.

Гостей собралось довольно много. У Натальи был роскошный двухэтажный дом со множеством комнат, а у меня — даже своя личная — начальница на этом настояла. Туда я и отправилась переодеваться — стояла жара, многие гости купались в довольно большом бассейне, другие загорали на шезлонгах. Празднование было неофициальным, больше походило на шашлыки на природе. Абсолютно товарищеская обстановка. Возле огромного мангала хлопотал нанятый повар, в белом колпаке, белой футболке, черном галстуке и такого же цвета шортах, официанты в похожей униформе сновали между гостями. Но я была слишком уставшая, чтобы веселиться, дорога, своими вечными пробками, окончательно утомила меня. Мне хотелось немного вздремнуть. Главное, Артура среди приглашенных я не разглядела, значит можно быть спокойной. Зря я тревожилась, что Наталья может позвать его на день рождения. Наверняка он в городе, занят делами. Может восстанавливается в университет… Нужно копить защитные силы для встречи с ним именно там. Зато здесь могу сегодня вздохнуть спокойно — так наивно я успокаивала себя.

В комнату заходит Наталья. Обнимаю начальницу и поздравляю с днем рождения. Мой подарок довольно скромный — французские духи, ее любимый аромат, который я привезла из Парижа, с последней фотосессии. Подруга выглядит растроганной.

— Якоб все-таки приехал, извини, малышка, — смущенно признается Наталья.

Иногда у меня закрадывается подозрение, что она неравнодушна к этому хитрецу.

— Меня это не интересует, абсолютно. — И это действительно так, ничуть не лукавлю.

— Если будет доставать — только скажи.

— Я уже большая девочка, спасибо, — улыбаюсь такой материнской заботе.

Я не сомневалась, что смогу справиться с Якобом, он мало волновал меня. Да, немного разочаровал как друг, которому доверяла. Но не больше.

Наталья уходит, а я быстро переодеваюсь: платье в мелкий цветочек — васильки, собираю волосы в высокий хвост, и спускаюсь вниз. Огромный стол накрыт на веранде перед домом. Мне изо всех сил машет Олег — он уже занял мне место. Оглядываю собравшихся и замираю. Если сяду к Олегу — напротив меня окажется Артур Бурмистров! Поза вальяжная, рассматривает меня равнодушным взглядом. Мои переживания были не напрасны. Интересно, как занесло его в нашу компанию? Впрочем, глупый вопрос. Рядом с братом сидит Таисия. Она могла бы предупредить меня! Или Наталья! Киплю от негодования. Но если проигнорирую радушное приглашение моего сегодняшнего спутника… Артур, Наталья, Таисия — все они поймут, что я испугалась. Еще раз оглядываю собравшихся и встречаюсь с лукавым блеском зеленых глаз Якоба. Он не машет, хотя место рядом с ним тоже свободно. Он лишь выразительно смотрит с едва заметной усмешкой. Змей! Во всей красе, не иначе. Вздергиваю подбородок повыше, посылаю извиняющуюся улыбку Олегу, и прохожу к Якобу.

— Подвинься, злой серый волк, — цежу сквозь зубы.

— Вижу, все еще дуешься на меня. — Тихо говорит мне на ухо. — Но я польщен, что меня выбрала. Только не приставай слишком нагло. Не хочу снова по морде от Бурмистрова получить.

— Не забывайся, — ставлю нахала на место. — А то и от меня огрести можешь.

— Повинуюсь, Принцесса. Могу я поухаживать? Что вам положить?


У всякого притворства есть границы, и кажется сегодня я достигла своего предела. На протяжении всего застолья старалась выглядеть беззаботной, непринужденной, смеялась над каждой шуткой Якоба (а он и правда умел пошутить, и в этот день был особенно остроумен). Короче, делала все напоказ и ненавидела себя за это. Но не могла иначе. Артур не сводил с меня взгляда несколько часов подряд. Ничего не ел, и, кажется, медленно напивался. Таисия озабоченно погладывала на брата, что-то шептала ему на ухо… Каюсь, я наблюдала украдкой, бросала мимолетные взгляды. Этот мужчина по-прежнему манил меня, как огонь притягивает мотылька. И я ничего не могла с этим поделать. Точнее, пока — могла. Я тоже налегала на шампанское, и вскоре мне было на самом деле весело, и чем тяжелее становился взгляд Артура, направленный на меня, тем сильнее я хихикала. Впрочем, на спиртное налегали все. Компания оказалась шумной, веселой и креативной — после еды пошли какие-то игры, соревнования, фанты. Мы с Якобом участвовали почти везде. Вот кто почти не пил, так это Штаховский. Он словно нянька не отходил от меня ни на шаг, следил за каждым движением. Был ужасно мил и предупредителен.


Потом было вечернее чаепитие. От подвижных игр на свежем воздухе почти весь алкоголь из меня выветрился, немного болела голова. Я спросила у Натальи про аптечку и отправилась на кухню. Начальница, в свою очередь, попросила меня захватить оттуда клубничный штрудель. Обслуживающий персонал к этому времени уже уехал.

Выпив таблетку, достаю еще теплый штрудель из духовки, выкладываю на блюдо, отыскиваю на полке сахарную пудру, щедро посыпаю пирог. Подумав немного, добавляю несколько ягод свежей клубники, и веточки лайма. Не знаю, почему именно в этот момент во мне проснулась тяга к дизайну. Возможно, просто хотелось побыть одной. Машинально замачиваю в раковине противень. Начинаю мыть его, не отдавая себе в этом отчет. Хлопоты на кухне всегда помогают мне отвлечься. Встаю на табуретку, чтобы вернуть на место сахарную пудру, и в этот момент за спиной раздается голос Артура.

— Не помешал?

Мне стоит огромных усилий не свалиться с табуретки. С ужасом думаю, что платье достаточно короткое, и Бог знает, какой вид открывается сейчас перед Бурмистровым. Я сквозь землю готова провалиться!

Оборачиваюсь, холодно оглядывая непрошенного гостя.

— Что тебе здесь нужно?

— Ты не слишком гостеприимна. — Артур протягивает мне руку. Тоже мне, рыцарь нашелся. Игнорируя этот галантный жест, неуклюже слезаю сама.

— Что ты здесь делаешь? Пирог испечь решила? Помочь?

— Мне не нужна твоя помощь. Ни в чем. И я не пеку. Всего-лишь выложила пирог на тарелку.

— У тебя кончик носа в муке, — не обращая внимания на мою холодность, Артур протягивает руку к моему лицу, но я уворачиваюсь.

— Наверное это пудра… пирог посыпала… — бормочу смущенно, делая шаг назад. Беру салфетку и вытираю лицо. От мысли что Артур едва не прикоснулся ко мне, все тело покрывается мурашками. Он нестерпимо волнует меня. Едва вошел, кухня словно уменьшилась в размерах.

Артур бросает на меня внимательный пристальный взгляд, точно сканером проходится. Затем делает несколько шагов и подходит вплотную.

— Я тебя смущаю? Пугаю? — спрашивает мягко. Его теплое дыхание ласкает мне щеку. — Почему? Неужели ты до сих пор зла на меня? Я думал ты все позабыла… И больше не болит.

— Нет, не смущаешь, не пугаешь, не болит, — тараторю низким приглушенным голосом. Но это ложь. У меня все болит от этой неожиданной близости к нему. Нет сил отвечать на его вопросы. Правду все равно не смогу сказать, а ложь — противна. — Мне нужно отнести пирог, пропусти, пожалуйста. Поворачиваюсь к столешнице, чтобы взять блюдо, но сильные руки сжимают мои предплечья. Чувствую дыхание Принца на своем затылке. Глубокое, тяжелое. Он подошел вплотную, грудной клеткой прижался ко мне… кажется, он возбужден. Паника накрывает меня с головой.

— Убери руки! — напрягаю плечи, пытаюсь оттолкнуть его, но грудь Артура неподатлива, как ствол дуба.

— Мы должны поговорить, Мотылек, должны… — Он резко замолкает и убирает руки. Его капитуляция настолько неожиданна, что я чуть не падаю. Разворачиваюсь к нему, собираясь потребовать объяснений. Что это за внезапная игра, прилив ностальгии, или что там еще? Как он смеет снова играть с моими чувствами? Но слова застревают в горле, когда вижу взгляд Бурмистрова — полный глубокой тоски. Мы стоим неподвижно и тишину разрывает только наше отрывистое дыхание.

Артур стоит, не произнося ни слова, склонив голову и пытливо вглядываясь мне в лицо. Застыв, вслушиваюсь в звук его дыхания, разглядываю его лицо, впервые с момента встречи не таясь, не скрывая интереса. Темный загар покрывает его лицо, словно он только вернулся из какой-нибудь жаркой страны, типа Египта. Мелкие морщинки в уголках глаз — словно за три года Принц повидал полжизни. Или так тосковал без меня? Как бы мне хотелось в это поверить, но разве смогу? Бурмистров, в свою очередь не сводит взгляда с моего лица. Так и стоим, дыша в унисон, словно слившиеся в единое целое. Облизываю пересохшие от напряжения губы — Артур следует взглядом за этим движением. Мы стоим слишком близко друг к другу. Я почти слышу, как бьется его сильное сердце. Почти ощущаю теплый мужской запах его кожи. Меня начинает колотить — настолько потрясена тем, что все это так меня волнует. Как огромно желание наклониться к нему еще ближе. Вдохнуть его запах полной грудью. На глаза набегают слезы. В безотчетном порыве остановить их, поднимаю руку, и совершенно случайно задеваю пальцами ладонь Артура. Едва заметное прикосновение, но в тот же миг, где-то в животе, словно светлячки, начинают пульсировать горячие искорки.

Миг заряженной электричеством тишины.

— Ты ничего не забыла. Теперь я это знаю.

В эту минуту у меня нет сил на отрицание, хотя в душе кричу, что он не прав. Ему хочется так думать. Хочется навсегда остаться принцем для меня, понимаю. Но все это в прошлом. Он должен уяснить. Вот только как? Как убедить его в этом? Если он до меня и пальцем не дотронулся, а я уже с ума схожу, мучительно ощущая его тело, его жар и твердость. Собрав последние остатки самообладания, притворяюсь спокойной, равнодушно произношу:

— Наверное, ты заблудился? Как забрел на кухню? Уж точно не твоя территория.

— Почему ты так решила? Может, я следил за тобой? Не кажется, что у меня есть на это причины? Хоть ты явно другим мужчиной заинтересована… я ничего не забыл. Все еще помню, что было между нами. Есть то, о чем мы не договорили…


От его глубокого вкрадчивого голоса мое тело пронзают тысячи игл.

— А я не помню, уж прости. Все забылось, столько времени прошло. Если хочешь, можем друзьями быть…

— Очень хочу.

— Только друзьями, не больше, — вырывается у меня, и тут же краснею, понимая, как глупо звучит это уточнение. Чувствую себя идиоткой. Тем более что Бурмистров стоит и тихонько посмеивается надо мной. А я могу лишь стоять, как воды в рот набрала, ненавидеть себя за порывистость, за глупость, и в то же время осознавать, как же соскучилась по его смеху, его улыбке. Теперь он совершенно неотразим. Интересно, мне показалось, или в его смехе чувствуется изрядная доля горечи? Можно ли даже на секунду предположить, что он сожалеет, страдает по мне? Эти вопросы невольно проносятся в голове. Но тут же отбрасываю опасные мысли, и пытаюсь прошмыгнуть мимо.

— Мы еще не закончили разговор, — хмурит брови Артур. — Не отпущу, не надейся.

— Я не хочу больше разговаривать, — отвечаю тихо, но твердо. — Можешь попробовать силой удержать, но ничего хорошего из этого не выйдет.

— Хорошо… Силой держать не буду, — вздыхает Артур. — Но ты забыла пирог… давай я помогу тебе? Хоть это мне можешь позволить.

— Да, сам его принеси, гости заждались наверняка. — И я проскальзываю мимо. Артур отталкивается и отступает в сторону, выпуская меня из кухни. Я не останавливаясь ни на минуту, бегу на второй этаж, и прихожу в себя лишь в своей комнате. Сердце бешено колотится. Я понимаю, что снова проиграла.

Интересно получается — за столом мне казалось, что Артур напивался, сколько не кидала взгляд — всякий раз он был с бокалом в руке. Но когда разговаривали, когда чувствовала его дыхание — в нем едва угадывался алкоголь. Бурмистров показался мне абсолютно трезвым. Зато, когда выбежала из кухни и вернулась к гостям — моему взору предстал пьяный, буквально в стельку, Штаховский. И когда успел только? Весь вечер почти ничего не пил!

— О-о, детка, ты верну-улась, — пропел пьяным голосом Якоб, как только увидел меня.

— Я и не пропадала. Всего лишь ходила на кухню.

— И там тебя ждал…

— Пирог.

— Врушка, — зло выплевывает Якоб. — Значит, снова-здАрова, да, Скорос? Крылышки по огню соскучились? Понимаю… Бывает, сам немного к садо-мазо склонен. Но такого как Артур «садо» я тебе не дам, конечно. Слишком люблю…

Произнеся последнее слово, Якоб роняет голову в ладони, и засыпает в такой позе за столом. А я стою ошарашенная. Это что сейчас такое было? Штаховский мне в любви признался? С чего это вдруг? Мир, похоже, сошел с ума. А я не успела к этому подготовиться…

Отыскав Наталью, говорю ей, что, наверное, домой поеду. Пускай почти полночь. Мне не по себе находиться в такой опасной близости к Артуру… да и Якоб тревожит. Его «люблю» не выходит у меня из головы. Но начальница отговаривает меня.

— Зачем эти глупости, Василин? У тебя здесь своя комната. Экзамены ты сдала, работа, съемки — только на следующей неделе. Я думала, погостишь у меня подольше. Недельку… Ну или хотя-бы несколько дней. Отдохнешь, выспишься. Воздухом свежим подышишь. Жару обещают, зачем тебе в город-то рваться? Тем более, отдых ты как никто заслужила.

— Даже не знаю… Что мне делать здесь?

— Отдыхать, я же сказала. Понимаю, ты не привыкла к такому… вечно чем-то занята, учишься, работаешь, дома помогаешь. Но надо иногда и о себе подумать, детка. Поплаваешь завтра в бассейне. Потом погуляем по округе, в лес сходим, воздухом подышим. Да в конце концов, просто в шезлонгах поваляемся, позагораем. Отоспишься на неделю вперед. У тебя ведь сложные съемки на следующей неделе.

Но я все еще сомневаюсь. Наталья нарисовала прекрасную перспективу отдыха. Меня смущало одно — Бурмистров и близость дачи его родителей.

— Ты про Артура думаешь? — ошеломляет своей проницательностью подруга. — И это тоже повод остаться! Решить раз и навсегда эту проблему.

— У нас нет с ним никакой проблемы.

— Для себя решить, Василин. Примириться с прошлым.

Я понимала, что Наталья права. Глупо прятаться от Артура — это лишь показывало, что я не отпустила прошлое. Но я ведь отпустила. Смирилась. Простила Принца. Не осталось ни обиды, ни злости. Вот только как показать это — я не знала. Как вести себя с ним? Потому что каждое мое слово, продиктованное смущением, понималось как обида. Наверное, нам нужно сесть и спокойно поговорить. Я объясню Артуру, что прошлое осталось далеко позади. Вот только как убедить его в этом… если все ощущения, от взглядов, прикосновений, вернулись? Оказались прежними? Все та же безумная химическая реакция…

После разговора с Натальей я признала ее мудрость и с благодарностью приняла приглашение погостить на даче несколько дней. Остаток праздника я не расставалась с именинницей. Помогала вызывать такси подвыпившим гостям, некоторых размещала в свободных спальнях. Увидев, как Артур вместе с сестрой покидает территорию, все равно вздохнула с облегчением. Я поговорю с ним. Но только не сейчас…

Когда двор опустел, спать мне почему-то расхотелось. Почти час ночи, никогда не позволяю себе ложиться так поздно — утренние лекции, или ранние съемки не дают возможности разрешить себе такую роскошь. И вот сегодня вдруг нестерпимо захотелось насладиться ночной тишиной, звездным небом, бархатным теплом весны.

Но чьи-то шаги нарушают тишину. Оборачиваюсь и вижу Якоба. Он все еще пьян, это видно по походке.

— Скорос? — удивленно спрашивает, увидев меня. — Что тут делаешь так поздно?

— Гуляю.

— Ждешь кого-то? Знаю, что ждешь.

— Не начинай, Штаховский! Не беси меня, никого я не жду!


Мое сердце бешено колотится. Вроде и не боюсь, но чувствую, что не стоит сейчас оставаться с Якобом наедине. В отчаянии бросаю взгляд на дверь.

— Нет, мышка, на этот раз не отпущу.

Якоб резко хватает меня за запястье и дергает на себя. Наклоняется ко мне так близко, что чувствую на губах его дыхание.

— Сейчас же отпусти, — цежу сквозь зубы. Страха нет. Только бешеная ярость. — Убирайся, Штаховский!

— Нет. Ни за что. Тут интереснее. — Якоб кладет руки мне на плечи. Медленно передвигает их ближе к шее. Дотрагивается до нее. От прикосновения его горячих пальцев, ласкающих мою шею с какой-то бесконечной нежностью, столбенею. Дыхание прерывается. Нет сил даже слово произнести. А руки Якоба все скользят по чувствительной коже, вызывая дрожь во всем теле.

Всхлипываю с отчаянием. Не знаю, что делать. Он не груб, его прикосновения приятны, но в то же время, это насилие. Закричать? Разбужу весь дом, перепугаю гостей… Штаховскому конечно от Натальи достанется, хоть и любимчик ее. Но отчего-то закричать не получается. Поэтому снова всхлипываю. И кажется это останавливает Якоба. Он убирает руки.

— Прости, Скорос, я настоящий грубиян, — произносит он с раскаянием.

— Ты п-пьян. Тебе нужно пойти спать. А мне лучше вернуться к себе в комнату.

— Конечно лучше. Но я не могу отпустить тебя. И нечего смотреть так, словно я сатана, заточивший тебя в своем аду. Не бойся, ангел. Я постараюсь сдержать свои темные инстинкты.

— Ты не уверен, что сможешь? Тогда будь готов и к тому, что мне придется закричать…

— Кричи, малышка. Как можно громче. — Якоб наклоняет лицо ко мне, собираясь меня поцеловать. От него пахнет спиртным и туалетной водой. Совсем другой, отличный от Артура запах… О Боже, неужели я обречена всех сравнивать с Принцем, всю жизнь? Не хочу этого… не должна допустить… И я отвечаю губам Якоба, вопреки всему. Здравому смыслу. Собственным убеждениям. В невольном порыве обнимаю его за шею, это безрассудство, безумие, но мне всё равно. Якоб на миг замирает, отодвигается от меня на полшага, ошеломленный, не верящий в происходящее. А потом с тихим стоном прижимается к моим губам. Его поцелуй горяч и настойчив. Я так давно не чувствовала прикосновения мужских губ… Голова кружится, я одурманена. Язык Якоба прикасается к моему, его руки гладят мой затылок. Мне так хорошо, так нестерпимо приятно, что это пугает. Уж точно не хочу иметь ничего подобного с Якобом. Тогда что вытворяю? Ненавижу свой поступок, но как же трудно прервать поцелуй. Настоящая ломка. Наконец мне это удается. Отрываюсь от возбужденного Якоба. Кажется, я завела его не на шутку. Даже говорить не может. Это Якоб-то, у которого всегда и на все готов ответ, шутка, или язвительный подкол. Но сейчас он просто стоит, тяжело дышит, сжимает и разжимает кулаки. Опускаю взгляд на его ширинку. Наверное, я стала ужасно испорченной, раз смотрю туда… Но явное свидетельства того, что возбудила парня… Якоб ловит мой взгляд.

— Я хочу тебя, Скорос. Ты это хотела узнать? Могла бы спросить…

Ничего не отвечая, убегаю в дом. Запираю дверь в комнату. И с ужасом думаю, как буду разгребать то, что сейчас натворила.

Спала я ужасно, всю ночь как веретено ворочалась в кровати и вспоминала поцелуй с Якобом. Что теперь делать? Как вести себя с ним? Это единственный мужчина на земле, которого мне стоит избегать, даже больше чем Артура. А я целовалась с ним! И самое ужасное — мне понравилось. Это странно, невероятно. Как можно улететь в небеса от поцелуя с парнем, который тебе даже не нравится? О котором ты ни разу в жизни не думала в романтическом плане. И была уверена, что и он тоже воспринимает лишь как подругу. Ведь с Артуром его связывает давняя и крепкая дружба. Оказаться причиной их ссоры я хотела меньше всего на свете.

Задремав под утро, в результате проспала почти до обеда. Спускаюсь вниз. На кухне Наталья, Якоб и еще пара человек. Здороваюсь, делаю себе кофе и сажусь возле окна.

— Я тебя подвезу, Василин, — обращается ко мне Якоб. — Когда собираешься ехать в город?

— Спасибо, не надо.

— Послушай…

Взглядом показываю Штаховскому, что сейчас не время и не место обсуждать наши отношения.

— Спасибо, но я сама доберусь.

— Якоб, не настаивай, — вмешивается в наш спор Наталья. — Девочка устала, она немного позже приедет. Сама ее отвезу.

— Ну хорошо, — смиряется Штаховский. — Может тогда проводишь меня до машины? Мне правда очень нужно тебе пару слов сказать, Василин.

— Хорошо.

Мне совершенно не хочется слушать Якоба. Но так он быстрее уедет.

Стоим возле его автомобиля, но разговор все никак не начинается.

— У меня вообще-то планы… — начинаю нерешительно.

— Да, конечно, прости. Слушай, я вчера такой дурак был…

— Ага. Видимо ты после бухла всегда такой, — улыбаюсь, но Якоб серьезен.

— Я прощения хочу попросить. Обидел тебя вчера. Напугал…

— Я не из пугливых, забудь. Все нормально.

— Значит, могу надеяться, что из-за моей глупости мы не поссоримся?

— Нет конечно. Все забыто давно.

— Я очень рад, Скорос. Ты ведь ненадолго здесь? Вечером приедешь в город?

— Не знаю, а что?

— Не, тут Бурмистровых дача неподалеку.

— И что?

— Сама знаешь.

— Это глупо, Якоб. Я не собираюсь встречаться ни с тобой, ни с Артуром. И давай навсегда закроем эту тему.

— Ложь. Сама себя обманываешь. Ты будешь с одним из нас. И он, и я — глотки друг другу будем рвать…

— Перестань! Не смей так говорить! Значит, выберу третьего.

— Зачем? Почему ты такая упрямая. Никто не будет любить тебя сильнее.

— Что за чушь! Ты этого не знаешь. Что за внезапное чувство тебя посетило, Якоб? Любовь к соревнованиям? Конкуренции? Ты мне омерзителен!


Якоб бледнеет.

— Это не так. Я… просто не успел сказать тебе, признаться… до того как вернулся Артур. Может я сука последняя, но иногда надеялся, что он вообще оттуда не вернется…

— Откуда? Якоб!! Откуда не вернется?

— Из Афгана, — нехотя признается Штаховский. — Бурмистров как кур в ощип попал, досталось крепко. Но живучий, как видишь, вернулся. Сейчас возможно снова на задание поедет. Только не верь ему, Скорос, умоляю. Он же обманул тебя однажды.

Ничего не отвечая, разворачиваюсь и бреду к дому. Мне вдруг так страшно стало… как никогда в жизни не было. Я столько копила в себе обиду, носилась с ней, лелеяла. В то время как Артур рисковал жизнью. Он мог погибнуть, а я бы ничего не знала.


После обеда один из парней, так же оставшихся на даче, пригласил меня прокатиться по окрестностям на его мотоцикле. Я немного удивлена — мы едва знакомы. Егор не из нашей компании, не модель, оказался здесь случайно. Объяснил — его сюда привез старший брат Артем. Стало ясно: Артем Соколов — парень, с которым на данный момент встречалась Наталья. Любила она молоденьких мальчиков, что греха таить. Егор оказался очень интересным собеседником, любил кино, литературу. Мы болтали несколько часов лежа в шезлонгах возле бассейна.

— Поехали, Василин, — уговаривает меня Наталья. — Развеемся, прокатимся. Думаешь, я не боюсь? Старая кошелка на мотоцикле — так соседи скажут. Только мне плевать на них, знаешь! Я обожаю этих железных коняшек с юношества. У нас была совершенно чумовая компания в этом поселке. Гоняли на байках с утра и до вечера.

— Значит эта дача у тебя с самой юности?

— Да я можно сказать родилась здесь и выросла. Только все уже не то… и я не та безбашенная девчонка. Но помечтать-то можно, правда? Поехали, Василек. Артем и Егор отлично ездят, ничего не бойся.

Так я позволила себя уговорить. Егор останавливает мотоцикл рядом со мной.

— Едем, Василин? — улыбается мне.

Киваю, он заводит байк и я забрасываю ногу на седло позади, обхватываю широкие плечи. Тут вижу еще один мотоцикл, приближающийся к нам и холодею. Артур!

Егор выжимает сцепление, прыжком стартуем, набираем скорость, и я крепче вцепляюсь в спину сидящего передо мной парня. Зачем приехал Бурмистров? Чего добивается? Вчера ночью я приняла решение откровенно поговорить с ним. Но не ожидала, что наша встреча произойдет так скоро и так неожиданно.

Егор выезжает на центральную дорогу поселка, увеличивает скорость. Бурмистров не отстает, следует за нами по пятам, это уже похоже на погоню. Мои ладони влажные от напряжения. Не понимаю, зачем он это делает? Чего хочет добиться? Сердце колотится как сумасшедшее. Чувствую, что Егор тоже сильно напряжен — видимо понял, что за нами погоня. Кажется, Наталья и Артем отстали от нас. А может и вовсе потеряли. Лучше остановиться — мелькает мысль. Кричу изо всех сил, чтобы мой знакомый притормозил, дергаю одной рукой за куртку, холодея от мысли что могу сейчас свалиться.

К счастью, Егор понимает, чего хочу от него. Останавливает мотоцикл. Соскакиваю и поворачиваюсь к преследователю, тоже затормозившему неподалеку.

— Ты ненормальный! Чего добивался? Чтобы мы разбились? Придурок! — ору в истерике. Бросаюсь с разбегу на Бурмистрова, колочу по его груди, рукам. Пережитый страх выбросил в кровь столько адреналина, что от моего натиска Артур чуть не падает. Он выглядит бледным и очень расстроенным. Если не сказать испуганным. Словно только в эту минуту понял, что натворил. Видимо поняв, что останавливаться и прекращать свои нападки я не собираюсь, Бурмистров хватает меня за руки, сгребает в кучу и прижимает к груди.

— Прости Мотылек. Я и правда придурок конченый. Даже не подумал о том, что напугать могу. Не думал ни о чем, просто следовал за тобой.

— Мы м-могли разбиться, — всхлипываю ему в грудь.

— Что это за парень? — резко спрашивает Артур.

Отлично. Минута раскаяния и снова включаем привычный режим пещерного человека.

— Знакомый! Это важно? Я могу кататься с кем хочу.

— Можешь. Но мне это не нравится, — вздыхает Артур. — Пожалуйста, разреши мне отвезти тебя обратно.

Когда он говорит вот таким вот просящим тоном, ничего не могу с собой поделать. Таю…


Глава 21 | Отпусти мои крылья | Глава 23