home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16

Из чего состоит мечта

– Энни, – жалобно заскулил Дэви, взбираясь к ней на блестящую кожаную софу, стоящую на кухне, на которой Энни в это время читала письмо, – Энни, я так хочу есть, ты даже не представляешь.

– Подожди минуточку, я сделаю тебе хлеб с маслом, – рассеянно ответила Энни.

Письмо, очевидно, содержало волнующие новости, потому что щеки у Энни приобрели цвет роз на большом кусте в саду, а глаза заблестели, как могли блестеть только глаза Энни.

– Но у меня голод не на хлеб с маслом, – недовольно произнес Дэви. – У меня голод на сливовый пирог.

– А-а, – засмеялась Энни, положив письмо и обняв Дэви. – Такого рода голод трудно вынести, Дэви. Ты знаешь, что это одно из правил Мариллы не давать тебе между приемами пищи больше чем хлеб с маслом.

– Ну что ж, дай мне тогда кусочек хлеба с маслом… пожалуйста.

Дэви наконец-то удалось приучить говорить «пожалуйста», но это слово приходило ему в голову всегда с опозданием. Он одобрительно посмотрел на щедрый кусок хлеба, который принесла ему Энни.

– Ты всегда кладешь такой хороший кусок масла на хлеб, Энни. У Мариллы он всегда тоньше. Когда больше масла, то он заскакивает внутрь быстрее.

Кусок «заскочил внутрь» с легкостью, если судить по времени его исчезновения. Дэви соскользнул с софы вниз головой, сделал пару оборотов по ковру, затем принял сидячее положение и заявил:

– Энни, я принял решение насчет небес. Я не хочу туда.

– Почему это? – сурово произнесла Энни.

– Потому что небеса это чердак в доме Саймона Флетчера, а я не люблю Саймона Флетчера.

– Небеса на чердаке у Саймона Флетчера! – Энни аж задохнулась и не в силах была рассмеяться. – Дэви Кит, это ни в какие ворота не лезет, откуда у тебя в голове появилась такая мысль?

– Милти Бултер говорит, что там. Он говорил это в последнее воскресенье в воскресной школе. Урок был про Илию и Елисея, и я встал и спросил мисс Роджерсон, где находится небо. Мисс Роджерсон, кажется, здорово обиделась. Она рассердилась, это точно, потому что когда она спросила нас, что Илия оставил Елисею, когда пошел на небеса, то Милти Бултер сказал: «Свою одежду, старье», и мы все засмеялись, не могли удержаться. Хорошо, конечно, когда успеешь подумать, а потом делаешь, тогда, может, и делать не будешь. Но Милти не то чтобы хотел показать неуважение. Он просто не помнил, как это называется. Ну, мисс Роджерсон сказала, что небеса это там, где Бог и чтобы я не задавал таких вопросов. Милти толкнул меня тогда и говорит шепотом: «Небеса они на чердаке у дяди Саймона, я тебе обисню по дороге домой». Ну, и когда мы пошли домой, он обиснил. А Милти молоток, здорово обисняет. Он даже если не знает, то так всего наговорит, что как все равно то же самое понятно. А у него мать сестра жены мистера Саймона, и он ходил с ней на похороны, когда его двоюродная сестра Джейн Эллен умерла. И священник сказал, что она ушла на небо, хотя Милти говорит, что она прямо перед ними лежала в гробу. Но он подумал, что после они утащили гроб на мансарду, потому что когда он спросил маму, где эти небеса, она указала пальцем на потолок и сказала: «Там, наверху». А Милти знает, что над потолком ничего нет, кроме чердака, вот так он и узнал, где небеса. И с тех пор ужасно боится ходить к дяде Саймону.

Энни посадила Дэви к себе мальчика на колени и сделала максимум того, что могла, дабы выправить его теологические представления. Для выполнения такого рода задач она была больше приспособлена, нежели Марилла, потому что Энни помнила свое детство и инстинктивно понимала странные мысли семилетних о различных предметах, которые взрослым кажутся, конечно, крайне простыми. И к тому моменту, когда Марилла возвратилась из сада, где собирала вместе с Дорой сливы, ей удалось убедить Дэви, что небеса находятся вовсе не на чердаке у Саймона Флетчера. Дора была трудолюбивым созданием и чувствовала себя на вершине счастья, если ей удавалось «помогать» в работах, доступных для ее пухлых пальчиков. Она кормила кур, собирала щепки, мыла посуду, бегала по многочисленным поручениям. Дора отличалась опрятностью, аккуратностью и наблюдательностью, ей никогда не надо было повторять дважды, как сделать то или другое дело, она никогда не забывала про свои маленькие обязанности.

Дэви, с другой стороны, был невнимательным и забывчивым, но обладал природной способностью завоевывать любовь, и Энни с Мариллой любили его больше.

Пока Дора с важным видом извлекала горох из стручков, а Дэви мастерил из них лодочки со мачтами из спичек и бумажными парусами, Энни рассказывала Марилле содержание интересного письма.

– Ах, Марилла, ты только подумай! Я получила письмо от Присциллы, и она говорит, что к нам на остров приехала миссис Морган и, если в четверг выпадет хорошая погода, они приедут в Эвонли и будут у нас примерно в двенадцать дня. Всю вторую половину дня они пробудут у нас, а вечером поедут в отель, который в Золотых Песках, потому что там остановилось несколько американских друзей миссис Морган. Ой, Марилла, ну разве это не замечательно! Даже не верится, что это не сон.

– Смею сказать, миссис Морган очень даже похожа на других людей, – сухо сказала Марилла, хотя и ее это сообщение слегка взволновало. Миссис Морган была знаменитой женщиной, и ее визит представлял собой отнюдь не рядовое событие. – Значит, они отобедают здесь?

– Да. Ой, Марилла, а можно, я приготовлю всё до последнего кусочка? Мне хочется, чтобы я могла хоть что-нибудь сделать для автора «Сада розовых бутонов», пусть даже приготовить обед для нее. Так ты как, не возражаешь?

– Господи, в июле-месяце, жарить-парить на огне да я бы каждый день отдавала кому-нибудь такую работу. Так что добро пожаловать, работай сколько влезет.

– Ой, спасибо тебе, – произнесла Энни таким голосом, словно Марилла сделала ей огромное одолжение. – Меню я составлю сегодня же вечером.

– Ты не придумывай никаких деликатесов, – предупредила Марилла, несколько встревоженная столь высоким словом, как «меню». – Как бы тебе не пожалеть потом.

– О, я не собираюсь готовить деликатесы, если ты имеешь в виду, что я попытаюсь сделать вещи сверх тех, что мы обычно делаем на праздники, – успокоила Энни Мариллу. – Это было вычурностью. И хотя у меня и нет того чувства меры, которым должна обладать девушка в семнадцать лет и школьная учительница, но я и не настолько глупа. Однако мне хочется сделать все как можно красивее и вкуснее. Дэви, смотри не оставь стручки на лестнице черного хода, а то кто-нибудь наступит и упадет. Я начну с легкого вкусного супчика из сливок с луком, ты знаешь, и пары жареных цесарок. Я еще пущу в ход пару наших белых петушков. Они были моими любимцами, я помню, как их высидела наша пеструшка, два таких желтеньких комочка. Но я знаю, что все равно ими когда-нибудь придется пожертвовать, а более подходящего случая не будет. Только, Марилла, я не смогу отрубить им головы, даже ради миссис Морган. Придется попросить, чтобы пришел Джон-Генри Картер и сделал это.

– Да чего там, я могу сделать, – вызвался Дэви, – если Марилла подержит их за ноги, потому что, я думаю, мне придется обеими руками держать топор. Вот смеху будет, когда они начнут носиться по двору без голов!


– Потом я сделаю овощной стол горошек и бобы, картофель со сливками, салат-латук, продолжала Энни, а на десерт лимонный пирог со взбитыми сливками, кофе, сыр, «дамские пальчики». Пирог и «дамские пальчики» я сделаю завтра и завтра же приведу в порядок платье из белого муслина. Да, надо сказать сегодня вечером Диане, ей наверняка захочется одеть свое такое же. Героини миссис Морган почти всегда одеты в белый муслин, и мы с Дианой решили, что оденем такие же, если когда-нибудь встретимся с миссис Морган. Это будет очень тонкий комплимент ей, правда, Марилла? Дэви, дорогой, не запихивай стручки в трещины пола. Надо пригласить на обед мистера и миссис Аллен, и мисс Стейси тоже, потому что они все очень хотели встретиться с миссис Морган. Приятное совпадение, что она приезжает в момент, когда мисс Стейси здесь. Дэви, дорогой, не пускай свои лодочки стручков в ведре, выйди на улицу, там есть корыто. О, я так надеюсь, это в четверг будет ясный день! Я думаю, будет, так как дядюшка Эйб говорил, когда вчера вечером заходил к мистеру Харрисону, что эту неделю большей частью будет идти дождь.

– Это хороший знак, – согласилась Марилла.

Энни сбегала этим вечером к Фруктовому Склону, чтобы сообщить обо всем Диане, которая была тоже взволнована известием. Они пошли обсуждать вопрос в сад Барри, где забрались в гамак, подвешенный под большой ивой.

– Ой, Энни, а можно я помогу тебе готовить обед? – взмолилась Диана. – Ты же знаешь, как я чудесно делаю салат-латук.

– А почему бы и нет? – искренне согласилась Энни. И оформить мне дом поможешь. Общую залу я хочу превратить в цветочную клумбу, а на обеденном столе будут стоять дикие розы. Ой, я надеюсь, что все пройдет гладко. Героини миссис Морган никогда не попадают в безвыходные ситуации, не оказываются захваченными врасплох, они всегда наделены хорошим самообладанием. И хорошие хозяйки. Они как бы рождены хорошими хозяйками. Ты помнишь Гертруду в «Эджвудских деньках»? Она ведет хозяйство в доме отца, когда ей было лишь восемь лет. Когда восемь лет было мне, я, по-моему, ничего не умела, разве только ухаживать за детьми. Миссис Морган, должно быть, очень хорошо знает девушек, раз написала о них так много, и мне хочется, чтобы она осталась о нас высокого мнения. Я уже представляла себе всё это в десятке вариантов и как она выглядит, и что она скажет, и что я скажу. Меня так беспокоит мой нос, на нем семь веснушек, как ты видишь. Они появились во время пикника нашего общества, когда я ходила на солнце без шляпки. Я думаю, я неблагодарна судьбе, раз волнуюсь из-за семи веснушек. Я должна благодарить ее за то, что они не обсыпали мне все лицо, как это было когда-то. Но мне хотелось бы, чтобы и этих не было, потому что у всех героинь миссис Морган такие замечательные внешности. Не припомню, чтобы хотя бы одна была в веснушках.

– Да их у тебя и не видно, – успокоила ее Диана. – На ночь попробуй воспользоваться лимонным соком.

На следующий день Энни сделала пироги и «дамские пальчики», приготовила муслиновое платье, вытрясла пыль и вымела все комнаты в доме операция почти бессмысленная, так как в Зеленых Крышах, как всегда, царил идеальный порядок, столь дорогой сердцу Мариллы. Но Энни считала, что пылинка в доме – позор для дома, который имеет честь принимать Шарлотту Морган. Она даже протерла пыль в чуланчике под лестницей, куда клали всякую всячину, хотя трудно было представить себе даже минимальную возможность того, что миссис Морган может заглянуть туда.

– Но я хочу знать, что там все в порядке, пусть даже она не увидит этого, – сказала Энни Марилле. – Ты знаешь, в ее книге «Золотые ключи» две героини – Элис и Луиза имеют своим девизом вот такой стих Лонгфелло:

В стародавние года

Так как боги видят всё

и поэтому у них и ступеньки в погреб были всегда выскоблены, и под кроватями они не забывали выметать. Мне было бы совестно, если в доме находилась миссис Морган, а я знала, что в этот момент в чуланчике беспорядок. После того как мы с Дианой прочли эту книгу, это было в апреле, мы с ней сделали этот стих и своим девизом.

Этим же вечером Джон-Генри Картер и Дэви успешно расправились с двумя белыми петухами, а Энни обработала их, и эта обычно неприятная работа в ее глазах поднялась на определенную высоту в свете судьбы, уготованной птицам.

– Не люблю ощипывать цесарок, – сказала она Марилле, но разве не счастье, что наша душа может быть непричастной к тому, что делают наши руки? Я вот тут ощипывала птицу, а в воображении бродила по Млечному Пути.

– И, наверно, насорила пуха и перьев на полу больше обычного, – высказала свое мнение по этому вопросу Марилла.

Затем Энни уложила Дэви в постель и вырвала из него обещание, что на следующий день он будет вести себя расчудесно.

– А если я буду вести себя завтра хорошо, как только можно, ты разрешишь мне на следующий день вести себя плохо, как только смогу? – поинтересовался Дэви.

– Я не могу обещать тебе этого, – ответила Энни, – но я возьму вас с Дорой на прогулку, мы прокатимся на плоскодонке по запруде, высадимся на другом берегу, поднимемся на песчаные горки и там устроим пикник.

– Ладно, договорились, – согласился Дэви. – Буду вести себя хорошо, могу поспорить. Я вообще-то собирался пойти к мистеру Харрисону и пострелять из новой трубки горошком в Рыжего. Ладно, в другой день сделаем. Хороший получился бы праздник, но ладно, ради пикника на берегу я могу потерпеть.


Глава 15 Начались каникулы | Энни из Эвонли | Глава 17 Череда неприятностей