home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 7

Явление

Никто не заявлял о пропаже человека, похожего на Илониного мертвого незнакомца. Соседи Илоны тоже никого не видели, но все сходились во мнении: ночной катаклизм и неизвестный человек каким-то образом связаны, и это еще не конец. Про «еще не конец» заявила соседка слева, Мария Августовна Миллер, дама девяноста трех лет от роду, которая прекрасно помнила прабабку Илоны Елену, а также дружила с ее бабушкой Аней. Прекрасно помнила Мария Августовна и то, как бабушка Аня сокрушалась по поводу Илоны: боялась, что та останется совсем одна, потому что не с ее счастьем и прытью найти приличного мужчину – Илона хорошая, но чего-то не хватает, где-то дает слабину, а мужики слабину сразу чувствуют, садятся на голову и не ценят. А потом и вовсе сбегают. Мария Августовна, самопровозглашенный «летописец» истории переулка, готова была говорить о соседях часами. Кто, с кем, когда, где… Она, как Страшный суд, знает все. Но как раз того, что было нужно, Мария Августовна не знала.

ику. При виде женщины майор на секунду потерял дар речи – такие райские птицы в их палестины еще не залетали. Во всяком случае, ничего такого он не припоминал. Он поднялся навстречу гостье, хотя обычно никогда ничего подобного не делал, и пригласил сесть.

Людмила Жако была хороша той нежной и неяркой красотой, которую хочется оберегать и защищать. В ее облике была удивительная гармония – светлые прямые волосы, голубые глаза, приятной формы рот, а еще неуверенность в себе и удивительная мягкость. Она смотрела на майора Мельника, словно извиняясь за то, что отнимает у него время. Он тут занимается важными преступлениями, а она пришла и отвлекает. Одета посетительница была в платье из некрашеного льна с кружевной отделкой, отчего напоминала куклу.

– Я вас слушаю, – внушительно произнес майор Мельник.

– Меня зовут Людмила Жако, – сказала женщина. Голос был под стать – мягкий и нежный. – Я хочу заявить о пропаже человека, моего друга Николая Рудина. Он позавчера не вернулся ночевать и на звонки не отвечает. Мы приехали несколько дней назад, город чужой… я очень беспокоюсь.

– Вы приехали к друзьям? – спросил майор Мельник.

– Да, только я их не знаю. Мы остановились в гостинице «Братислава». Коля сказал, что у него тут друг, который должен ему деньги. Вот мы и приехали. Знаете, деньги всегда нужны. Я думаю, не друзья, а всего один друг. Они когда-то торговали машинами, перегоняли из Германии. Но потом на них наехала налоговая… – Она понизила голос. – Знаете, как это бывает.

Гражданка Жако смотрела на майора бесхитростными чистой голубизны глазами, и тот невольно кивнул, соглашаясь, и подумал, что для хорошенькой женщины интеллект не предмет первой необходимости.

– Людмила… извините, я не расслышал отчества.

– Васильевна. Людмила Васильевна. Можно просто Мила. Вы мне поможете?

– Постараюсь, Людмила Васильевна. У вас есть фотография вашего друга?

– Есть! В телефоне. – Она достала из сумочки айфон, «пролистала» и, найдя нужную фотографию, протянула майору.

Майор Мельник всмотрелся. Молодой человек, чье лицо было ему знакомо, и Людмила на скамейке в парке. Людмила улыбалась, молодой человек был серьезен и даже слегка насуплен. Майору пришло в голову, что они поссорились.

– Это мы попросили прохожего, – сказала Людмила. – Там есть еще.

Но остальные фотографии не потребовались, так как майор Мельник узнал в ее спутнике человека, убитого позавчера в доме Илоны Романенко. Личность его уже была установлена по отпечаткам пальцев, имевшимся в картотеке МВД по причине некоторых разногласий убиенного с законом. Тот еще тип был Николай Рудин!

Майор оторвался от фотографии и взглянул на женщину.

– Вы работаете, Людмила Васильевна?

– Мила. Работаю. Я фотомодель. Знаете, журнал «Арс мода»? Ненормированный рабочий день и все такое. Типа фрилансер. Мои фотки и на Фейсбуке есть! Меня и Коля фотографировал, говорил, я очень фотогеничная. Мы из Зареченска.

– У вас в Зареченске издается журнал «Арс…». Как вы сказали?

– «Арс мода». В Зареченске… Вот уж нет! – Она издала очаровательный смешок. – Это очень дорогой журнал, издается за границей, в Чехии, я выезжаю туда на фотосессии.

– Понятно. А ваш друг где-нибудь работал?

– В органах госбезопасности, у нас, в Зареченске. Но его сократили из-за кризиса. Нам нужны были деньги, и мы приехали сюда. Коля сказал, его друг в отъезде и надо немного подождать. А позавчера с утра ушел и не вернулся.

– В органах госбезопасности? – удивился майор Мельник. – А можно поконкретнее?

– Коля никогда ничего не рассказывал, вы же понимаете. Между нами, я думаю, он работал под прикрытием, знаете, как в сериалах. Сказал, сократили, а сам работал. А насчет денег и долга – это такая легенда. Очень опасное задание. Знаете, мне казалось, что Коля кого-то боялся. Он не хотел выходить из номера, не хотел гулять по городу, сбрасывал звонки. Ему все время кто-то звонил, а он сбрасывал. Я говорю, послушай, может, важный звонок, а он говорит: ошиблись номером. А сам даже не слушал. Я думаю, они напали на его след. Потому он ушел и не вернулся.

– Кто напал?

– Не знаю. Может, мафия. Или наркокурьеры.

Майор Мельник редко удивлялся, но сейчас он был удивлен так, что на миг лишился дара речи. Личность убитого, как уже упоминалось ранее, была установлена: Николай Федорович Рудин, житель Зареченска, тридцати двух лет от роду, без определенных занятий, в свое время получил два года условно – был замешан в деле по угону автомобилей. По информации, имевшейся в распоряжении следственных органов, мафией здесь и не пахло, Рудин был мошенником и мелким жуликом.

– Мы подозреваем, что Николай Рудин позавчера был убит, – медленно произнес он после паузы. – Я предлагаю проехать для опознания…

– Коля убит? – Мила в ужасе смотрела на майора. – Но… Откуда вы знаете, что это Коля? Может, это не он!

– Личность убитого установлена, Людмила Васильевна. Опознание – необходимая процедура. Поэтому предлагаю проехать…

– В морг? Я не могу! Я никогда еще не была в морге!

– Боюсь, этого нам не избежать, – сказал майор Мельник, поднимаясь. – Успокойтесь, Людмила Васильевна, может, это преждевременная тревога, – добавил он, хотя ничего подобного говорить не собирался. – Но процедура есть процедура, и мы должны ее соблюдать. Я все время буду с вами. Водички?

Давненько не произносил майор Мельник такой длинной речи.

Мила покачала головой, отказываясь от воды, и тоже поднялась…

…Они вышли из скорбного дома. Мила была растеряна и плакала, промокая глаза носовым платочком. Майор Мельник сочувственно молчал.

– Может, посидим в кафе, – предложила Мила. – У меня здесь никого нет, я совсем одна. Вы себе не представляете, как мне плохо…

– Что же мне делать? – спросила женщина, когда они сели за столик в маленьком кафе, и посмотрела майору в глаза взглядом маленькой испуганной девочки, отчего майор с трудом подавил желание взять ее за руку.

– Кофе? – кашлянув, решился Мельник. – Или сок?

– Можно вина?.. – попросила Мила неуверенно. – Как мне теперь быть? Я совсем растерялась, не знаю, что и думать. Это все просто дико! Не понимаю… Я хочу уехать, я никого здесь не знаю. Можно, я уеду?

– Конечно, – заверил майор Мельник. – Через пару дней. К тому времени, я думаю, будут подвижки. Вина вам какого?

– Красного, пожалуйста. Как вы думаете, мне ничего не угрожает? Если бы вы знали, как мне страшно. Они же знают про нас с Колей…

– Если бы вам что-то угрожало, вы бы об этом уже знали. Вам кто-нибудь звонил?

Мила покачала головой.

– Кто-нибудь заговаривал с вами на улице?

Она снова покачала головой.

– Возможно, вам передали письмо или записку?

И снова покачала головой.

– Вот видите, – подвел итог майор Мельник. – Вам нечего бояться. Скажите, Людмила, Рудин рассказывал вам о своем друге? Как этого друга зовут?

– Виктор, фамилии не знаю. Рассказывал, что когда-то торговали машинами… я же говорила. Больше ничего.

– Вы давно вместе?

– Два года. Коля хороший был. – Она всхлипнула. – Добрый. Настоящий патриот. И я не понимаю… А Виктор – это связной! Может, его тоже убили.

Майор Мельник неприметно вздохнул и спросил:

– Людмила, вы имеете хоть какое-то представление, где живет этот Виктор? Чем занимается? Женат? Холост? Сколько ему лет?

Она покачала головой, печально глядя на него.

– А где Колю… – Она не сумела закончить фразу, наклонила голову и всхлипнула.

– Скажите, название улицы Сиверская ничего вам не говорит?

Мила недоуменно пожала плечами.

– Нет. А что? Почему вы спросили? Колю… там?

– А фамилия Романенко?

Мила снова покачала головой:

– Кто это?

– Так, всплыло по ходу.

– А как Колю… Отравили?

– Нет. Почему вы так подумали? – встрепенулся майор.

– Просто спросила. А как же тогда?

– Ваш друг был убит… тяжелым предметом.

– Каким предметом?

– Мраморной статуэткой.

– Какой ужас! – воскликнула Мила, прижимая ладони к щекам. – Где?

– Пока не могу сказать.

– На улице Сиверской? – догадалась она.

– Да, – признался майор Мельник.

– Это где? В центре?

– Почти. Мы не нашли при нем мобильного телефона. Может, Николай оставил его в гостинице? Документов тоже не было.

– Нет, с телефоном Коля не расставался, а документы, по-моему, в номере.

– Я не мог бы взглянуть на вещи? Может, у него был ноутбук?

– Конечно! Но ноутбука не было, только айфон.

Тут им принесли вино. Вернее, вино принесли Миле, а майору минералку, так как на работе он принципиально не пил. Мельник вспомнил, что Илона Романенко тоже пила красное вино, и подумал о законе парных случаев, который все-таки работает.

Мила перестала плакать и пила вино мелкими глотками. Майор Мельник смотрел, как двигается ее горло. У него снова мелькнула мысль о том, что она красивая женщина и горло у нее красивое…

Она допила вино и сказала решительно:

– Идемте!

Майор Мельник чуть не спросил: «Куда?», но сразу же сообразил – Людмила имела в виду гостиницу.

…Номер был небогатый, без изысков, хотя «Братислава» и считалась самой крутой городской гостиницей. Но майор сразу же отметил: номер был чисто прибран, никаких разбросанных одежек или косметики, дверцы стенного шкафа аккуратно задвинуты, на столе букет живых цветов – синих ирисов. Людмила села в кресло у окна, а майор Мельник начал деловито изучать паспорт и записную книжку Николая Рудина, а также содержимое его сумки. Стандартный набор путешественника на короткие расстояния: две рубашки, носки, трусы, пара свитеров. В ванной комнате новенький бритвенный прибор, лосьон и щетка для волос. Не обнаружив ничего интересного среди вещей Николая Рудина, майор попросил у Милы разрешения забрать записную книжку. Возможно, удастся найти координаты таинственного Виктора. Тут майор вспомнил об исчезнувшем друге Илоны Романенко и спросил:

– Вы уверены? Точно его звали Виктор? Может, Владик?

– Его звали Виктор, – ответила Мила. – Я точно помню. А книжку берите. Все, что хотите, берите…

Выглядела она усталой и несчастной.

– Зареченск недалеко, – сказал майор Мельник, – может, кто-нибудь из подруг сможет приехать и побыть с вами?

– Подруг? Да они все мне завидуют! Вы не представляете, какие люди злые! – горячо воскликнула Мила. – Меня даже отравить пытались!

– Отравить? Зачем? – вырвалось у майора, прежде чем он осознал бессмысленность вопроса. – Вернее, я хотел спросить, вы уверены?

– Конечно, уверена. На фотосессии насыпали какой-то дряни в кофе, я чуть не умерла. Зачем… – горько прошептала Мила. – Я ведущая модель, они меня с потрохами сожрать готовы!

– А вы не преувеличиваете? – засомневался майор, но удержался и вместо этого спросил: – Может, случайность?

– Да какая случайность! Хотели отравить, потом однажды ночью в гостинице кто-то пытался открыть дверь, и машина чуть не сбила. Это в Чехии. Вот я и думаю, может, хотели меня? В смысле убить, а убили Колю? – Она испуганно смотрела на майора Мельника, сжав кулачки.

Майор Мельник покрутил головой и осторожно спросил, чувствуя, как глупеет на глазах:

– В смысле перепутали?

– Да нет, чтобы запугать! Разве нас можно перепутать?

Резонно, ничего не скажешь. Майор Мельник вспыхнул скулами.

– С какой целью?

– Ну… Не знаю. Они на все способны.

– Кто?

– Господи, да откуда же я знаю! Вы ведь тоже не знаете, кто убил Колю.

Майор Мельник только крякнул. Логика, однако, женская. Но красивая ведь женщина! А красивым женщинам прощается многое, даже глупость, часто воспринимаемая как пикантная добавка к пресной повседневности.

Майор велел Миле дверь никому не открывать, из номера по вечерам не выходить, хорошенько выспаться и в случае малейшего намека на опасность звонить ему лично. И отбыл, оставив свой номер телефона. Отбыл с сожалением, необходимо заметить…


* * * | Без прощального письма | Глава 8 …Из дневника