home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 20. Дуумвират

— А Коля придет? — спросил Зотов, когда Федор появился у столика в баре «Тутси». Он пришел первым, уютно устроился в их излюбленном месте в углу и сверлил взглядом вход в ожидании друзей.

— Капитану не до нас, Савелий. Ирочка помяла его гордость, и ему теперь не до нас.

Савелий спросил недоуменно:

— Гордость?

— Его «Хонду».

Савелий ахнул:

— Не может быть! А как сама она?

— Кажется, жива. Но Коля очень недоволен.

— Слава богу, жива. Сейчас опасно ездить, любой может купить права.

— Коля выразился примерно так же.

— А что новенького?

— Ты имеешь в виду, кого еще убили?

— Нет! — испугался Савелий. — Просто спрашиваю. А… что?

— Савелий, помнишь Кристину?

— Конечно! Он еще в монастырь собирался.

— Он передумал. Его вчера убили.

— Как… убили? Но… Кто? — Савелий беспомощно смотрел на Федора своими близко посаженными глазами.

— Ищем, пока неясно.

— А как?

— Его удавили шарфом в гримерной «Белой совы».

— Но… почему? И какое отношение это имеет к Зинченко?

— Черт его знает, Савелий. Все как-то переплелось, лично я не верю в совпадения. Не знаю, что и думать.

— Какие совпадения? В чем?

Савелий не на шутку встревожился. Он был трепетен как лань — следствие тысяч прочитанных по долгу службы дамских романов.

— В чем совпадения?.. Ладно, слушай. Неделю назад я был с Майей Корфу в «Белой сове». Это художница, помнишь? — Савелий кивнул. — Она попросила меня пойти с ней, так как боится идти одна, тем более в такое сомнительное заведение, как «Сова». Там в тот вечер пела Стелла, слышал?

— Нет, не слышал, — пробормотал Савелий. — И… что?

— Она поет только там в силу некоторых особенностей психики, частых депрессий, просто необязательности, а в «Сове» ее терпят, так как голос у нее уникальный, и публика с риском для жизни ломится послушать.

Оказалось, что они знакомы — Майя и Стелла. Дива после концерта подошла к нашему столику поздороваться. Я не слышал, о чем они говорили, так как оставил их одних, не хотел мешать. Но конфликт между ними был налицо, и это меня заинтересовало.

У меня возникло чувство, что Стеллу я где-то видел раньше, причем недавно. Достал фотографии с выставки, показал Барону…

— Кому?

— Барону. Умнейший кот, Савелий. Как человек. Рассмотрели мы их со тщанием, и вдруг вижу — ба! Да это же дива Стелла! Но уже в мужском облике — с короткой стрижкой, в белых брюках и черном кожаном жилете, с пестрым шарфом вокруг шеи.

На другой день я отправился в «Белую сову» и задал пару вопросов Кристине, но он соврал мне — сказал, что ничего не знает, а со Стеллой едва знаком. Но кое-что я все-таки о диве узнал. Проблемы с психикой, мания преследования, боязнь чужих… и так далее. И родственница-художница, сестра! По-видимому, которая увезла ее в Италию и сдала в психлечебницу. А потом Кристину убили. Слишком большая цена за вранье, правда?

— А какое отношение они имеют к… вообще ко всему?

— Ну как же! На выставке были Алина и ее подружка, и там же присутствовала и Стелла, но уже как мужчина.

Вчера вечером я встретился с Майей и узнал, что дива на самом деле не женщина, а мужчина, трансвестит Максим, ее сводный брат. Много лет назад у них в семье произошла трагедия — Максим расстрелял из отцовского ружья мать и ее друга, ему было тогда десять лет. И с тех пор у него появились странности… в характере и поведении.

Впечатлительный Савелий ахнул.

— После убийства его держали какое-то время в стационаре. Он перестал разговаривать и молчал почти два года. С ним жил тогда бывший афганец Сережа, воспитатель мальчика и его неофициальный опекун. Он до сих пор тесно связан с этой семьей — живет в домике для гостей в поместье Майи, присматривает за ее особняком и садом. Я видел его, по-моему, этот человек способен на все. Потом Майя уехала в Италию и вышла там замуж. А спустя несколько лет забрала к себе Максима. Выяснилось, у него прекрасный голос, и Майя думала, что он сделает там карьеру. Но он оказался совершенно асоциальным типом, попал в лечебницу, провел там пару лет и как-то смог удрать и вернуться домой. С тех пор боится врачей и, похоже, ненавидит сводную сестру, хотя в детстве они были очень дружны.

— Это она тебе рассказала?

— Она. Мы ужинали в «Детинце», а потом пришел Леша Добродеев и перелез через ящики с цветами. После этого мы молчали и только его слушали. Он читал стихи, острил, кричал и дирижировал при этом ножом и вилкой. Я чувствовал себя на сеансе у гипнотизера, только вместо блестящего шарика он размахивал столовыми приборами. А потом мы пошли на пешеходный мост смотреть на луну. Ты заметил, что сейчас полнолуние?

— Заметил. Зося позвала меня на балкон и показала. А потом?

— А потом… Я отвез Майю домой и… все.

— Ты… вы… А как же Полина?

Ты и вы , как ты выразился, Савелий, друзья. У Майи в нашем городе много друзей — Виталя Щанский отмечается почти каждый день, Речицкий… А Полина… — Он запнулся. — Она, кстати, прилетает послезавтра.

— Извини, Федя, я не хотел, извини. Ну, и что теперь? С Майей и ее братом?

— Она хочет снова увезти его. Но он исчез. Кристина убит, а Максим скрылся. Убита Алина, которая была на выставке. Убита так же, как и первая невеста Зинченко. Кроме того, убийца унес ее туфли, что говорит о том, что это один и тот же человек или некто, кто знал о первом убийстве. Мы это уже обсуждали, помнишь?

— Ну… да!

— То есть тянется ниточка, Савелий. Первое убийство много лет назад. Пауза. Выставка Майи Корфу. Дива Стелла. Вторая невеста Алина. Второе убийство. Третье убийство — Зинченко. Ты понимаешь, что убийства двух девушек и Зинченко связаны скорее всего?

Савелий кивнул.

— Пошли дальше. Кристина и дива Стелла. Четвертое убийство. Кристина почему-то скрыл от меня близкое знакомство со Стеллой, видимо, подозревал ее в чем-то и испугался.

— Но при чем тут… — начал было Савелий, но Федор перебил его:

— Есть группа людей, которые все время пересекаются! По-твоему, это случайность?

— Не понимаю! Ты хочешь сказать, что Стелла… то есть Максим убийца, что он задушил Алину, потому что увидел ее на выставке? Просто так взял и убил? А мотив?

— У нас нет достаточной информации. Может, приревновал к сестре, не знаю!

— Так он теперь всех, кто там был, замочит? Как-то ты, Федя… не знаю даже!

— Ты прав, Савелий. Притянуто за уши. Но что-то в этом есть. Напряги полушария, Савелий, головного мозга и выдай что-нибудь полезное! — Он выжидательно смотрел на друга.

Савелий задумался. От напряжения он даже шевелил губами. Наконец спросил:

— А та женщина, которую Зинченко изнасиловал?

— Тоже интересный персонаж. Некая Вера Алексеевна Врублева. Но на выставке ее не было. И не было изнасилования, Савелий. Просто ее друг хотел срубить бабки. А она раскаялась и забрала свое заявление. И самое интересное… Знаешь, что случилось потом? Она стала встречаться с Зинченко. Она была старше его лет на десять, а, говорит, влюбилась, как девочка. Представляешь?

— Так бывает! — поспешил Савелий. — Так часто бывает! Никогда не знаешь, как и когда сработает механизм приязни.

— Согласен. Так что мотив мести не канает , как говорит молодняк. Она расплакалась, говорит, он хотел на ней жениться, а она постеснялась разницы в возрасте, а потом всю жизнь жалела. Так тоже бывает. Толстая неряшливая женщина, уже внуки есть — от дочки, и сын-хулиган. Она рассказала, что видела Зинченко спустя год или полтора с девушкой, которая назвалась Мелисентой .

— Как?

— Мелисента. Помнишь, кто такая Мелисента?

— Помню. Принцесса из романа Пристли «Тридцать первое июня», был еще фильм.

— Именно.

— Ну, и… что?

— А то. Мелисента — последний кусочек пазла, Савелий. Но сейчас ты опять скажешь: «Как-то ты, Федя, даже не знаю

— Не скажу!

— Тогда слушай. Ты помнишь свидетельницу, с которой Зинченко был накануне свадьбы? А его невесту тем временем убили. Ее звали Людмила. Фамилию пока не установили, вернее, не восстановили — у них в архиве был потоп. Но, я думаю, это дело времени, восстановление то есть.

— Ты хочешь сказать… Людмила и Мелисента ? — сообразил Савелий. — То есть это была девушка, которая обеспечила ему алиби?

— Вполне вероятно. Мы мыслим одинаково, Савелий. А капитан против. Лично я думаю, это была она. Ну? — Он сверлил приятеля взглядом, словно подталкивая его к решению.

— Тогда… — Савелий задумался, уставившись в пустой стакан. Потом спросил: — А как фамилия Максима?

— Браво, Савелий! Но нет. У них разные фамилии. Его фамилия Тур. Максим Тур. А у Мелисенты фамилия заканчивается на «ская». Но это еще ни о чем не говорит, у них могли быть разные фамилии, она могла носить фамилию матери до замужества. И что у нас в итоге получается?

— Твоя художница… Мелисента ?

— Гипотетически, Савелий. Если она Мелисента, то получается красивая схема — все участники связаны даже не веревочкой, а… канатом! Людмила, Мила, Мелисента и Майя. Как в той английской детской считалочке: Элизабет, Лиззи, Бетси и Бесс. И брат ее…

— А мотив?

— Если у человека проблемы с психикой, то мотив как таковой может отсутствовать. То есть объективный мотив. А субъективный… не знаю — полнолуние, косой взгляд, воображаемый проступок, ревность… месть. Когда я рассказал Майе про Алину, она вспомнила ее. И было видно, как она испугалась — побледнела на глазах. Я думаю, она связала убийство Алины с братом. Тем более занести девушку в склеп мог только мужчина, тут нужна сила. Я помню, ты говорил о ревности и сделал вывод, что убийца женщина. А если не женщина, а… мужчина с женскими мозгами?

— Тем более что была психическая травма в детстве… — пробормотал Савелий. — И туфли уносит… тоже странность. А Зинченко?

— Он мог знать Зинченко, если его сестра с ним встречалась. На мотив, конечно, это не тянет с точки зрения нормального человека, но, как говорят, за неимением лучшего… Соседка Зинченко сказала, что Павел жил в этом доме уже лет тридцать. Максим… опять-таки гипотетически мог знать его адрес. И вот тут самое интересное, Савелий. Представь себе, что он зачем-то решил нанести визит Зинченко, впрочем, не зачем-то, а с целью сообщить ему, что Майя-Мелисента в городе. Пришел по старому адресу и встретил около дома девушку, которую днем мог заметить на выставке. Он обратился к ней и сказал… ну, что-нибудь вроде: я вас видел, как вам выставка, а я пришел к старому другу, и назвать его. Алина была девушкой общительной, тут же сообщила ему, что… Что, Савелий?

— Что она невеста Павла Зинченко!

— Именно! Дальше — дело техники. Узнав, что Павел приедет только завтра, Максим огорчился и попросил вызвать ему такси, так как забыл дома мобильник. Живет он у сестры, замечательной художницы Майи Корфу, которая так понравилась Алине. Еще одно прекрасное совпадение! И что она ему ответила, Савелий? Как по-твоему?

— Она предложила сама отвезти его! Но тогда… почему он не пошел с ней на стоянку?

— Не знаю, Савелий. Не суть важно. А важно то, что она предложила отвезти его и… что было дальше, ты знаешь. Такое абсолютно нелепое и трагическое стечение обстоятельств. Помнишь, я говорил тебе, что убийство, как мне кажется, было спонтанным, что он не готовил его?

Савелий кивнул.

— Вот так гипотетически это могло быть. Это была чистая случайность. Хотел бы я с ним поговорить…

Они помолчали.

— И что теперь? — спросил Савелий.

— А теперь капитан попытается найти Максима. Он поговорит с Майей и афганцем завтра же, с утра. Он бы помчался туда прямо сейчас, если бы Ирочка не разбила его «Хонду». Почему-то я думаю, что меня он с собой не позовет. Такое у меня чувство. Надеюсь, он будет держаться в рамках. — Зотов задумчиво покивал. — Иногда, Савелий, я думаю, что мешаю ему. Он и сам все знает. Он спросит у Майи, где Максим, по каким притонам прятался раньше, есть ли у него друзья, не звонил ли он ей в последние дни и когда добрый дядька афганец видел его в последний раз. А также принадлежит ли еще семье городская квартира — ее могли продать, и адресочек. Потом он посоветует мадам Корфу запирать замки на ночь… и…

Невольно в его голосе прозвучала горечь, и Савелий не преминул это отметить, но, как человек тактичный, промолчал. Хотя ему страшно хотелось спросить, прав ли капитан Астахов, называя Федора бабником…

Федор разлил коньяк, и они выпили. После чего Алексеев сказал задумчиво:

— Что-то не так с убийством Кристины, Савелий.

— В каком смысле?

— Кристине незачем было являться в «Сову» самолично, он мог просто позвонить. Но он пришел и сказал об отмене концерта, и это было около шести. Стеллу-Максима там никто не видел. Если предположить, что его там и не было — они, как правило, приходили в семь или чуть позже, — то напрашивается вопрос, вернее, два. Даже три! Первый : откуда Кристина узнал, что у Стеллы приступ депрессии? Его мобильный телефон проверили, ему звонили разные люди, но Стеллы среди них не было. Так что депрессия под сомнением, Савелий. Зачем-то Кристина выдумал ее как предлог для отмены концерта, так получается. А вот зачем ему понадобилось отменять концерт, что там у него произошло… тут еще нам работать и работать.

Второй : зачем Кристина приходил в «Сову»? С кем у него была назначена там встреча? Он не бросил свои старые сомнительные дела, на что администрация «Совы» смотрела сквозь пальцы.

И третий : почему Максим скрылся? Если предположить, что он не знал об убийстве Кристины, то зачем бежать? Получается, знал? И возможно, не только знал…

Савелий беспомощно смотрел на Федора… 


Глава 19. Каин, где брат твой Авель? | Вторая невеста | Глава 21. Мелисента