home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 27

На войне как на войне

…Они приехали через двадцать минут. Мы топтались у двери в комнату Валдиса, старухи безумного вида не просматривалось. Квартира казалась вымершей; где-то капало из крана; с лестничной площадки долетали невнятные голоса. Мы вздрогнули от режущего звука дверного звонка и переглянулись: кому открывать – нам или старухе? В квартире царила тишина. Старуха все не появлялась, и мы на цыпочках, осторожно, двинули в прихожую. Галка загремела замками.

Их было четверо: наши знакомые полковник Кузнецов и капитан Коля Астахов, и двое, которых мы не знали: один – маленький, седенький, с небольшим черным кейсом, и замыкающий, за спинами товарищей, – чернявый человек восточного типа с фотокамерой.

– Здравствуйте, девушки, – сказал Кузнецов. – Что тут у вас, показывайте.

– Здрасте, – пробормотал человек с фотокамерой. – Я Ашот.

– Лисица! – сказал седенький с чемоданом.

Я не сразу сообразила, что Лисица – видимо, его фамилия, и пробормотала:

– Екатерина Берест, а это Галина.

– Очень приятно, – ответил он, хотя приятного было мало. Вернее, не было вовсе. – Это ваша квартира?

– Нет, мы пришли… Просто пришли. Сюда!

Мы гуськом потянулись в комнату бармена. Коля Астахов открыл дверь, мы стали на пороге. Там ничего не изменилось: мужчина по-прежнему лежал на полу, и черное пятно было на месте.

– Вы заходили сюда? – спросил Кузнецов, поворачиваясь к нам.

– Не заходили, открыли дверь и сразу увидели… И сразу позвонили вам.

Невольно в моем голосе прозвучали скулящие нотки. Я ожидала, что Кузнецов скажет что-нибудь вроде: как вы сюда попали? Опять путаетесь под ногами! Куда вы опять влезли? И заранее приготовилась оправдываться, лихорадочно соображая, выложить ему все сразу или постепенно, по ходу дела.

– Кто это? Ваш знакомый?

– Нет. Его зовут Валдис… Наверное. Он бармен из «Белой совы».

– Кто еще живет в квартире?

– Нам открыла женщина… Старая.

– Коля, посмотри! – приказал Кузнецов.

Капитан Астахов удалился в недра квартиры.

– Давай, Ашотик.

Человек восточного типа проскользнул в комнату. Забегал в поисках ракурса, защелкал блицем. Я вдруг с удивлением услышала, как седой Лисица замурлыкал что-то себе под нос – я разобрала мелодию, похоже, ария Вертера: «О не буди меня, зефир младой весны…» Он казался вполне удовлетворенным жизнью и обстоятельствами – деловито пристроил на журнальном столике свой кейс, натянул резиновые перчатки, присел на корточки, рассматривая мертвого человека, и лицо у него при этом было вполне благодушным. Странный персонаж.

Капитан Астахов тем временем обнаружил и привел давешнюю седую и растрепанную старуху в халате. Увидев человека на полу, она шагнула в комнату и бог весть что собиралась сделать, но капитан придержал ее за плечо.

– Что? Что? – забормотала она, и безумие сквозило в ее диком взгляде. – Володька! Они вот пришли! – Она ткнула в нас пальцем. – Эти две, я открыла. Чего? Вы кто? Кто открыл?

– Кто это? – спросил Кузнецов.

– Володька Чернухин, квартирант. Чего надо? Обкрадут, никому нельзя открывать! Вот я сейчас на вас милицию! Вовка! – позвала она и попыталась вывернуться из-под руки капитана. – Кровь?! – вдруг произнесла она хрипло. – Добегался! А я ведь говорила, что добра не будет!

– От чего не будет добра? – спросил капитан.

– От дурных денег! К нему все время шныряли какие-то… И бабы. Вроде этих! – Старуха с отвращением посмотрела на нас и плюнула на пол. – Господи, спаси и помилуй… – Она опустилась на пол, впадая в транс и бормоча совсем уже неразборчиво…

Похоже, взять с нее было нечего. Капитан выдвинул ящик секретера, покопался в бумагах, вытащил паспорт.

– Чернухин Владимир Семенович, год рождения…

– Пробей!

Капитан достал из портфеля ноутбук.

– Ну-с. – Кузнецов повернулся к нам, стоявшим в остолбенении у двери. – Как вы сюда попали? Рассказывайте.

– Мы были вчера в «Белой сове», – начала я и оглянулась на Галку. Она одобрительно кивнула – не тушуйся, мол, отвечать будем вместе. – И там я спросила про бармена, который работал четырнадцатого июля… Его не было, а потом я нашла в сумочке адрес, уже когда мы пришли домой… Музыкальная, восемнадцать… Этот адрес. Мы пришли и нашли его… И сразу позвонили вам.

– Откуда взялся адрес?

– Наверное, его положил в сумочку другой бармен…

– Зачем вам Чернухин?

– Мы хотели спросить про Лару Куровицкую… То есть Андрейченко.

Кузнецов и Коля Астахов переглянулись.

– Зачем?

– Она моя одноклассница… Ее муж, художник Андрейченко, позвонил позавчера и сказал, что… ее убили.

– Вы с ним знакомы?

– Нет, он нашел мой номер в ее записной книжке. Номер домашнего телефона, я записала его восемь лет назад, а она мне дала свой.

– Чего он хотел?

– Не знаю. Просто сказал, что она… что ее убили. Еще спросил, какая она была в школе.

– Он просил вас о чем-нибудь?

– Нет! Да. Пригласил посмотреть «Магнолию», когда он закончит оформлять.

Кузнецов и Коля снова переглянулись.

– И что вы сделали после этого?

– Пошли в «Белую сову»…

– Почему именно туда?

– Андрейченко сказал, что Лара там часто бывала. И мы решили узнать, была ли она там четырнадцатого июля, а если была, то с кем ушла, и я спросила у бармена, кто работал четырнадцатого июля, и он сказал, что Валдис, а потом мы нашли его адрес – он выпал из сумочки… То есть листок из блокнота. Вот… – Я замолчала, выдохшись.

Кузнецов некоторое время рассматривал нас, потом сказал:

– И вы решили начать собственное расследование, потому что не доверяете правоохранительным органам, так?

Мы снова переглянулись. Что тут было говорить? Заливать о замечательной женской интуиции? И желании обставить (Ситников говорил «обштопать») ментов?

– Мы бы вам потом все рассказали! – выпалила Галка.

– Спасибо большое! – ядовито ответил Кузнецов. – А вот мы вас сейчас изолируем на семьдесят два часа за попытку ввести следствие в заблуждение, тогда будете знать, как пытаться вводить следствие в заблуждение! Игрушку себе нашли, понимаешь! Мы это уже обсуждали в прошлый раз, помните?[6] Лавры великого детектива не дают покоя? Скучно жить стало? Адреналина не хватает? Ищете приключений себе на… голову?

– Но ведь вы бы никогда не связали этого Валдиса с Ларой Андрейченко! – попыталась защититься я.

– А вы считаете, эти убийства связаны?

– Конечно! Я вчера спросила про бармена, который дежурил четырнадцатого, и про Лару Андрейченко, и его тут же убили.

– Вынужден вас разочаровать, деточка, – вмешался Лисица, – этот парень мертв около полутора суток. То есть его убили позавчера вечером – точнее скажу после экспертизы.

– А почему тогда его убили? – Я растерялась.

– Капитан Астахов, проводите… – после непродолжительного молчания распорядился Кузнецов, и в голосе его был металл.

Мне показалось, он хотел сказать «задержанных»…

– И завтра к десяти ко мне. Обе!

– Идемте, девушки! – Коля пропустил нас вперед. Мы вышли из квартиры, он последовал за нами. – Вопросик! – Он оглянулся на дверь. – Как он вам показался?

– Кто? – Я решила, что он говорит о своем начальнике.

– Андрейченко!

– В каком смысле? – Я удивилась еще больше.

– Зачем он вам позвонил? – Коля испытующе сверлил меня взглядом. – Вы были дружны с Ларисой?

– Нет, последний раз я видела ее восемь лет назад, она собиралась за него замуж. Ну, я думаю, рассказать хотел, поделиться, может, он одинок…

– Зачем?

Я пожала плечами.

– Что он за человек, по-вашему?

– Нормальный человек, мне он понравился. Вспоминал жизнь с Ларой… Кстати, они два года как расстались, а три недели назад она подала на развод. А вы уже знаете, кто ее?.. – Я не посмела сказать «убил». – Вы его подозреваете! – вдруг осенило меня.

– Мы всех подозреваем, – сурово ответил капитан Астахов.

– А друг Лары? Если она подала на развод, то, наверное, собиралась замуж?

– Это вам Андрейченко сказал?

– Ну да, кажется.

– А что он вам еще сказал?

– Что Лару убили… Задушили шарфом, и телевизор работал, и в прихожей горел свет. И что она часто бывала в «Белой сове», и еще была очень коммуникабельна, что у нее было много знакомых и друзей…

– А позвонил он почему-то вам, хотя вы друзьями не были. Почему?

– Не знаю. Не вижу ничего странного… Просто взял и позвонил.

Неправда! Мне эта мысль тоже приходила в голову – почему он позвонил именно мне?

Коля присел на подоконник, раскрыл свой ноутбук:

– Смотрите!

Мы заглянули. На экране – картинка: полутемная комната, в полосе света из прихожей лежит женщина с запрокинутой головой, лицо полузакрыто длинными волосами, на полу рядом – розовый шарф с блестками. Кадр из фильма ужасов. Полутень, полусвет, мертвая женщина и розовый шарф с блестками. Еще разноцветные блики от работающего телевизора…

– А почему он погасил свет в комнате? – спросила я, отводя взгляд.

– Возможно, на автомате. Спросим в свое время.

– А ее друг…

– Он задержан, – отозвался капитан. – Еще вопросы?

Мы с Галкой переглянулись.

– Тогда всего доброго. До завтра. Да… Хочу сказать, Екатерина Васильевна, что я глубоко верю в женскую интуицию, – он смотрел на нас, и что-то такое было в его взгляде…

Мы спустились вниз, вышли из ветхого подъезда.

– Что он имел в виду? – спросила Галка. – Когда сказал про интуицию? И вообще, что все это значит? Показал фотографию – зачем?

– Подтолкнуть наше воображение, – предположила я. – Не знаю. А Валдис при чем? Если его убили позавчера, то вчера вечером, когда я про него спрашивала, он был уже мертв… – Я поежилась. – Ничего не понимаю! И зачем вчерашний бармен сунул мне адрес? Получается, мотив убийства – вовсе не Лара? Валдиса убили до того, как мы начали задавать вопросы. Знаешь, Галюсь, у меня чувство, что мы ходим по кругу, машем руками, подозреваем всех подряд и ничего не понимаем! А смысл в чем-то, что мы напрочь упускаем. И еще этот Андрейченко… Странная история! Зачем он мне позвонил?


… – Ну что там у тебя? – спросил Кузнецов вернувшегося Колю.

– Этот Чернухин – та еще птица, – сказал Коля. – Привлекался два раза – за угон автомобиля и незаконный обмен валюты и, кроме того, проходил свидетелем в деле о торговле драгметаллами. А еще я подозреваю, что этот тип не брезговал сутенерством, потому и адресок девушкам подложили. Думаю, мы найдем тут много интересного…


Глава 26 «Китайская комната» | Дом с химерами | Глава 28 Историк. Продолжение знакомства