home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17

Оперативные будни

Как ни крути, а смерть Алевтины Лутак, хозяйки кафе «Бонжур», выгодна в первую очередь мужу, у которого бизнес вошел в пике и нужна немедленная финансовая подпитка. Еще ее подруге, если та всерьез рассчитывает на отношения с овдовевшим мужчиной. Вряд ли, конечно, она действовала бы так грубо. Женщины прибегают к другим орудиям убийства, не столько физическим, сколько химическим. Женщины боятся смерти и покойников, а потому действуют не прямо, а в обход… Если действуют. Весь оперативный опыт капитана Астахова говорил о том, что Радда Носик на убийцу не тянет. На любовницу мужа подруги тянет, так как для этого не нужно никаких особенных качеств и усилий. И всегда можно оправдаться перед собой и людьми: они, мол, плохо жили, часто ссорились и вообще собирались разводиться. Нет, ничего такого Аля, конечно, не говорила, но было видно невооруженным взглядом, что их брак на грани. Кроме того, Радда пониже ростом, да и алиби в наличии — была на даче, что видела соседка, которая пришла пожаловаться на Рудика, который накануне учинил «дебош с такими же отморозками, которые пили, орали, и музыка на весь поселок». У Рудика, как читатель, возможно, помнит, был трехдневный отпуск, и он проводил его на пленэре. Естественно, на огонек заглянули друзья, а кто виноват, что «эта курица в восемь вечера идет спать»? Одним словом, наговорили друг дружке всякого, погорячились, потом расплакались и выпили мировую. В итоге — полновесное алиби.

Супруг же, в смысле вдовец, алиби не имел вовсе. И рост у него подходящий, и мотив весомый имелся. А что, разве не мог он заскочить к жене, чтобы в очередной раз попытаться убедить ее?… Мог? Мог. Почему не дома? Проходил мимо, заметил свет в окнах… Слово за слово, состояние аффекта — и… С другой стороны, в кафе всегда люди. Скорее всего, убийца вошел, поменял табличку и сел ждать, пока никого не останется. Он пришел с заранее обдуманным намерением. В кармане у него был кусок бельевой веревки. Заказал кофе, стоял спиной к залу за дальним «стоячим» столиком. Но кофе не пил, как установила экспертиза. Был в кожаных перчатках, как показала свидетельница. И это был не супруг жертвы, как показала она же. Упомянутый тип дождался, когда кафе опустело, и зашел в подсобку. Исключает ли все вышесказанное супруга, Вячеслава Лутака? Нет, не исключает. Тип в бейсболке не обязательно наш убийца. Возможно, Лутак шел мимо, заглянул и… так далее. См. выше.

Нет. Ерунда получается. Не мог он прийти и сидеть, ожидая, пока там опустеет. С веревкой в кармане. Как будто нельзя выбрать другой момент и другое место. Тем более, как показала официантка, он не имел привычки заглядывать в «Бонжур». Убить Алевтину на рабочем месте мог только чужой. Значит, тип в перчатках — фаворит. Поменял табличку и ждал, пока все уйдут. Это исключает убийство в состоянии аффекта. Так что у нас на руках предумышленное, хорошо спланированное и успешно выполненное убийство. А что с куклой? А ничего. Ничего, если бы не вторая такая же в квартире жертвы вампира Тамары Носовой. Вампир! У капитана закипала кровь при мысли о вампире и чертовых… артефактах. Такое со счетов не скинешь и на случайность не спишешь. А мотив? У мужа… да, есть. Капитан вспомнил растерянное лицо Вячеслава Лутака… Но все карты смешала чертова кукла! Она полностью меняет расклад.

В данный момент обе куклы лежали перед капитаном на столе. Не нужна была экспертиза, чтобы увидеть их полное сходство. Близнецы. Ну конечно, ручная работа, крупные стежки, грубые кривые швы, у той, что из кафе, голова побольше; иголки в голову и сердце натыканы произвольно, но числом их ровно тринадцать, и там и там. Экспертиза все-таки была, но — ничего. Отпечатков нет, булавки самые обычные, ткань — мешковина, вырезанная из китайского мешка, которые в качестве тары оптом закупают продуктовые фабрики. Таких в области несколько десятков…

Капитан потянулся к телефону. Судмед Лисица ответил сразу, голос его был, как всегда, полон оптимизма.

— Ну? — спросил капитан, не здороваясь, так как звонил уже третий раз.

— Ты сидишь? — спросил Лисица.

— Ну? — повторил капитан.

— Сядь и слушай. Во-первых, с тебя кофе. Во-вторых, порадовать тебя я не могу, но как казус, который войдет в анналы, данное дело представляет известный интерес. Я бы даже сказал…

— Ну?! — рявкнул капитан.

— Жертву укусил не человек, — сказал Лисица.

— Что?! — изумился капитан. — Что значит не человек? Животное?

— Нет. Раны на шее нанесены неострым, возможно, металлическим предметом вроде спицы. Это проколы, а не укус. Хотя… — он запнулся. — Знаешь, перед Хеллоуином мелочные лавки продают всякие страшилки: маски, отрубленные пальцы, пластмассовые челюсти с клыками. Вот такую челюсть и мог использовать наш убийца. Тогда, действительно, укус. Имитация, другими словами. Ранки неглубоки, крови хоть и много, но жизни жертвы это не угрожало. Эта женщина умерла от аллергической реакции на какой-то препарат, возможно, снотворное, которое было в вине. Что именно, скажу после экспертизы.

— Ничего не понимаю! — в сердцах воскликнул капитан. — То есть он не собирался ее убивать?

— Получается, не собирался. Может, любовные игры. Сейчас что угодно возможно.

Капитан вспомнил описание посетителя «Белой совы»: в бейсбольной шапочке, руки в кожаных перчатках, голова опущена, смотрит в стол; какой-то странноватый, вроде как сонный. Сидел примерно час, почти не шевелясь, потом вдруг поднялся, кинул деньги и вышел. Даже счета не спросил. Капитан вспомнил того, из кафе «Бонжур», который делал вид, что пьет кофе… Любовные игры, говорите? Вампир-имитатор? Фантазия такая? Иногда трудно понять нормального человека, а уж если персонаж с бзиками…

— Сексуальный контакт имел место? — спросил он.

— Не имел. Допускаю, что ей стало плохо, и мужчина испугался и ушел. Если бы он вызвал «Скорую», она бы не умерла.

— То есть никаких следов? — капитан все еще надеялся.

— У меня нет. А что у криминалистов?

— Спасибо, — буркнул капитан и отключился, проигнорировав вопрос.

Криминалистам удалось обрадовать капитана Астахова: на одежде жертвы был обнаружен длинный черный мужской волос, что делало возможным проведение анализа ДНК. Правда, идентифицировать личность его владельца не удалось, так как в картотеке он отсутствовал. То ли преступник нигде раньше «не засветился», то ли «засветился», но давно, еще до эры ДНК. И то хлеб, сказал себе капитан Астахов. Спасибо и на этом. И на безрыбье… И так далее.

Душа его требовала действия, и капитан Астахов отправился прямиком в мэрию — получить разъяснения насчет увольнения Алевтины Лутак с хлебной должности пять лет назад. В результате чего она впала в депрессию, и мужу ничего не оставалось, как развлечь супругу, купив ей кафе. Которое сегодня стало яблоком раздора и, возможно, мотивом убийства.

Историю увольнения Лутак капитану рассказали, правда, очень неохотно, так как она бросала тень и подрывала репутацию честных тружеников мэрии. Некая Виктория Зубарь, мелкая сошка и сопливая девчонка, работавшая у них курьером, обвинила Лутак в мздоимстве, о чем заявила во всеуслышание. Якобы она вошла в кабинет в момент передачи конверта с… чем-то. Алевтина Андреевна Лутак, разумеется, все отрицала, напирая при этом на то, кому больше веры — ей или «подлой клеветнице и мерзавке», ее оболгавшей. Так бы и кончилось дело ничем, не считая погубленной репутации клеветницы и ее же увольнения, но шустрая девчонка ухитрилась сфотографировать момент передачи конверта на смартфон и пригрозила, что пойдет с компроматом в «Вечернюю лошадь», а также выложит фотки в Интернете. Интернет еще туда-сюда, но связываться с самой бессовестной в городе бульварной газетенкой не хотелось никому. Деваться было некуда, на скорую руку состряпали комиссию, провели обыск в кабинете Лутак и обнаружили злополучный конверт. В итоге Лутак уволилась по собственному желанию.

— А Виктория Зубарь? — спросил капитан.

— Она тоже уволилась. Понимаете, после того, что произошло, в коллективе ее уже не воспринимали, — доверительно объяснил завотделом, очень серьезный, сухопарый, бесцветный мужчина. — Наш народ не жалует стукачей, историческая память, так сказать.

Капитан Астахов удержал ухмылку и похвалил себя за дипломатичность: пожал руку, поблагодарил за уделенное время, даже пожелал успехов в нелегком труде. Думая при этом: ну и гнида!

И что в итоге? Да почти ничего, так, штрих к портрету Лутак — оказывается, нечистая на руку взяточница. А какая, собственно, разница? Убийцу это никак не оправдывает. Правда, расширяет круг возможных подозреваемых — взять, например, ту же курьершу, потерявшую престижную работу. Капитан фыркнул, он любил сарказм — нахватался у друга-философа Федора Алексеева. Кстати, несвойственная капитану дипломатичность — из того же источника. Самому противно.

Так что надо бы еще покопаться в биографии жертвы…

А чертова кукла с булавками при чем? Она — единственное, что связывает эти два убийства. Один и тот же актер? Или существует место, где можно купить этот… чертов артефакт, и двое убийц независимо друг от друга решили зачем-то оставить его на месте преступления? Даже не смешно.

Еще. Поручить стажеру найти адрес Виктории Зубарь.


Глава 16 Пастораль | Игла в сердце | Глава 18 Пастораль ( окончание)