home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 25

Городские сплетни

Шибаев пришел раньше, сел за свободный столик. Кафе было то же самое, что и в прошлый раз, около спа-салона «Афины». Вот только Шибаев был другим. Тогда — в великолепной форме, полный сил и красок, теперь же… Он старался не хромать и не морщиться от боли. И не дышать слишком глубоко, хотя бы недельки две, пока не срастутся ребра. Он чувствовал дискомфорт от ноющей боли в пояснице и коленях, от отвратительной вонючей мази, втертой в синяки на лице, от души надеясь, что самый здоровый, под правым глазом, худо-бедно маскируют черные очки. А рану на лбу — Аликова бейсбольная шапочка. Если Алик узнает, что он сбежал с дивана, будет грандиозный скандал. Алику нравится руководить беспомощным другом, заставлять пить таблетки, мерить температуру и втирать пахнущие больницей мази. И обрабатывать рану на лбу, залепленную пластырем, ему тоже нравится. Алик по десять раз в день звонит доктору Славику, докладывает обстановку и получает дальнейшие врачебные инструкции. Чувствует себя вершителем шибаевской судьбы, одним словом.

Он заметил Светлану Решетникову, когда та выпорхнула из дверей салона «Афины», и следил, как она идет легкой подпрыгивающей походкой цирковой лошадки к кафе. Она упала в легкое креслице, воскликнула:

— Ну и жарища! Опять лето! — и расхохоталась. Потом присмотрелась к Шибаеву, и улыбка сползла с ее лица. — О господи! Что с вами случилось?

— Маленькая неприятность, — сказал Шибаев, кашлянув. — Бывает.

— Маленькая? — Светлана наклонилась, бесцеремонно рассматривая его лицо. В ее взгляде чувствовался профессиональный интерес. — Вас избили? Или авария?

— Авария. Но уже все нормально. — Шибаеву казалось, что его, обнаженного, выставили на площади. Ну, визажистка, погоди!

— А на лбу? — Она бесцеремонно сдернула бейсболку с его головы. — Так я и знала! Сколько швов? У меня есть классный хирург…

— Понятия не имею! — Шибаев отнял у нее бейсболку. — Светлана, я хочу кое о чем вас спросить.

— Да я уже поняла, что вы по работе, — она махнула рукой. — В таком виде на свиданки не ходят. Надо будет вами заняться, Александр. Спрашивайте.

— Светлана, у вас много знакомых, вы всех в городе знаете…

— Саша, ближе к телу, как говорится. Что вас интересует? Кстати, а кофе? — Она махнула рукой официантке: — Латте, пожалуйста, и «Черный лес», два! Черт с ней, с диетой. А вам?

— Американо. Пирожных не надо.

— Кто бы сомневался. Вам бы пивка и рыбки копченой, правда? Знаю я вас!

— Правда, — Шибаев улыбнулся. — Люблю пиво. — Он постепенно приходил в себя и уже не стеснялся своей раскрашенной синяками физиономии и исцарапанных рук. С этой девушкой было удивительно легко. Даже голова, похоже, перестала болеть.

— Ну-с, в чем дело, пострадавший?

— Светлана…

— Можно Света! — перебила она.

— Света, вы слышали об убийстве в кафе «Бонжур»?

— Господи, конечно! Весь город до сих пор гудит. Аля Лутак, я ее хорошо знала. Моя клиентка. Бывшая. Ужас!

— Что вы о ней знаете?

— Ну что… Тетка жесткая, муж на цырлах: Алечка, Алечка! Звонила от меня, требовала после сеанса заехать за ней, он, видимо, возражал, так она ему вправляла мозги. Все бросал и приезжал как миленький. Конечно, она из известной семьи, папа профессор, мама врач, а Славик — простак. Механиком был, механиком и остался. И бизнес вроде как просел. Он просил продать кафе, она ни в какую.

— У нее кто-то был?

— Ну, был, шаромыжник один, корчил из себя крутого. Завхоз из филармонии, а заливал, что скрипач-лауреат. В смысле, как был… Не то что был, а просто таскался, кофе пил, цветочек приносил, ручку целовал. Парфюм вонючий — ужас! Между прочим, заходил за ней несколько раз в салон.

— А у мужа?

— У Славика? Даже не знаю. По-моему, ему не до этого. Он взял кредит, прикупил третью заправку и подавился. Бизнесмен, как я понимаю, это или везунчик, или образование надо, или характер, а у Славика ни того, ни другого, ни третьего. Семь классов и коридор. Вот и прогорел. Он даже на семинары ходил, чтобы повысить самооценку, да все без толку. В бизнесе кураж нужен или нахальство, а он — ни рыба ни мясо. Да и Аля его прилично щуняла.

— На какие семинары?

— Экстрасенс какой-то проводит, учит всяких лузеров, как делать бизнес, развивать уверенность в себе, самооценку, лидерские качества. Все такое. Говорят, помогает. Они все туда ходят, наши бизнесмены, как одурели. А я так считаю: у кого хватка, тому помогает, а таким, как Славик… — Светлана покачала головой. — Он же ее боялся, как огня! Теперь, когда ее нет, может, поднимется. К нему уже подкатываются всякие насчет купить кафе. А что? Место шикарное, раскрученное, репутация тоже.

— То есть ему выгодна смерть жены?

— Ой, Саша, вы как-то слишком в лоб! — Светлана погрозила пальцем. — Выгодна, конечно, но это не значит, что это он ее… Ни за что не поверю! Да он мухи не обидит. С ним когда-то встречалась подруга Али, так она его отбила и женила на себе.

— Подруга?

— Ну да, они до сих пор дружат. Ой! Дружили. Если вы, Саша, думаете, что это она, чтобы отбить его обратно… Ну что вы! Аля как-то приводила ее ко мне, ну, так, масочка, массажик, то, се. Серая мышка, слово стеснялась сказать. Куда ей.

— А кто? Что говорят в народе?

Светлана пожала плечами.

— Разве мало убийств и грабежей? Говорят, всю кассу вынесли и золотые украшения сняли. Вошел типа случайно, никого нет, он и набросился! Спонтанно. Может, вообще приезжий. И уже далеко, поминай, как звали. А полиция никого не найдет. Кого когда они нашли? Вон, Лену Дерюгину машина сбила, и что? Нашли? Фигушки.

— Кто такая Лена Дерюгина?

— Жена одного нашего крутого, Юры Дерюгина. У него три магазина «Гурман», цены запредельные. Но народ ходит. А Лену сбила машина. Месяца полтора назад, причем около дома. Возвращалась из театра, попрощалась с подружкой, они рядом живут, и пошла к себе.

— Около дома?

— Ну! Как ждал ее там. И не нашли. Юра объявление в «Лошадь» дал, кто что видел, мол, пожалте, готов платить. Ничего. Он каждый день с белыми розами на кладбище.

— Любовь, — заметил Шибаев.

— Ой, ну какая там любовь! — расхохоталась Светлана. — Я вас умоляю. Его уже с малолеткой видели, не теряется. Мужики! Чуть разжились деньгами, подавай им малолеток.

— Они плохо жили?

— Как все. Хуже, лучше. Скандалы были, Ленка даже сыщика нанимала, чтобы выследил, потом замирили. Юра гуленый, никого не пропускает. И с бизнесом у них облом был, кризис. А так — нормально. Дети выросли, забот нет, ни в чем себе не отказывали. Жить да жить, так на тебе! А он уже с новой. Козел! Макс Гусятский тоже через два месяца женился, на тридцать лет моложе взял. Зла не хватает! Как с ума посходили.

— Макс Гусятский? А это кто?

— Вы не знаете? Курами торгует, с десяток ферм по области. И гусями, — она хихикнула. — У него пару лет назад куры подохли, отравились какой-то химией, он же чем попало их кормит. Мара Гусятская тогда страшно злилась, деньги перестал давать, жадный, над копейкой трясется. Она увлекалась подтяжками, считала себя ужас какой красавицей. Даже не смешно. Ей бы двадцать-тридцать кэгэ скинуть, тогда бы еще куда ни шло. Тоже скандалы были. Ну, Мара — известная скандалистка. Однажды подстерегла Макса с какой-то шмарой и прямо на улице по мордасам! Умерла после очередной пластики, делала в столице. У нас, между прочим, не хуже. Нет, надо было в столицу. А он через два месяца женился. Вот она, справедливость.

Светлана говорила и говорила, выкладывая все городские слухи и сплетни, и в какой-то момент Шибаев почувствовал, что теряет сознание. Кружилась голова, в ушах стоял скрежещущий шум, в глазах меркло. Лицо девушки словно поплыло и размылось.

— Саша, что с вами? — Светлана прервала себя на полуслове. — Вам плохо? Сейчас! — Она выскочила на дорогу, крича: — Такси!


Глава 24 В гостях | Игла в сердце | Глава 26 Засада