home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15

Пустота

Ирина вставала по звонку будильника, принимала душ, варила кофе, одевалась и выходила из дома. Шла на работу, делая крюк, чтобы пройти мимо дома Гетмана, – такова была потребность ее души, разрушительная, нерациональная, ненужная, но вот поди ж ты! Когда она смотрела на его окна, испытывая боль и тоску, ей казалось, что он все еще там, а она по-прежнему молоденькая глупая счастливая девчонка, студентка, что еще вчера, нет, позавчера, в ту субботу, они были вместе – сидели, обнявшись, на диване. Дни шли, отсчитывая минуты и часы, и та суббота неторопливо и неотвратимо погружалась в водоворот прошлого…

– Посмотри на себя! – кричала неугомонная Лидка Кулик. – Ничего уже не исправишь! Он же не любил тебя! Где твоя гордость? Когда ты начнешь, наконец, жить?

«Зачем мне жизнь без него?» – думала Ирина, понимая в то же время, что Лида права – нужно встряхнуться и идти дальше. Но сил идти дальше не было. Однажды она поняла, что ждала Гетмана всю жизнь. Ждала и надеялась, несмотря ни на что – и когда выходила замуж за Игоря, и потом… Их встреча была как точка в конце предложения. Итог. Завершение цикла. Они снова были вместе, и все возвратилось на круги своя. А чем была его смерть? Тоже итогом? Завершением цикла? Да! Только тот, первый цикл принадлежал им обоим, а этот – только ему. Он снова ушел, и ничего уже не будет. Ни надежды, ни встречи. И зачем ей жить?

– Звонила Регина Чумарова! Зазывает! – соблазняла Лидка. – Пойдем? Пока они с Киркой не сговорились насчет цены. Пожалеешь! Ты меня слышишь, мать?

– Слышу, – отвечала Ирина. – Не хочется, сходи сама. Потом расскажешь.

– Ага, щас! – злилась Лидка. – Пойдешь как миленькая. Вставай немедленно! Ну!

Ирина не отвечала. Она лежала на диване, вся погруженная в воспоминания… На столе, в высокой вазе, торчали засохшие бурые розы, бывшие палевые. Окно было распахнуто, покачивалась на легком сквознячке прозрачная гардина, с улицы долетал невнятный шум – бесконечный шорох шагов бесконечно текущей куда-то толпы, голоса, далекий вой автомобильной сирены…

– Если ты сию минуту не встанешь, я уйду навсегда! – кричала Лидка. – Надоело! Твоя постная рожа надоела! Он что, сглазил тебя? Это же не любовь! Это черт знает что! Это смерть… Наваждение! Это фигня, наконец! Он же тебя бросил! Очнись!

Она бежала в спальню, с треском распахивала шкаф, выхватывала первое попавшееся платье, неслась обратно и швыряла платьем в Ирину. Ирина оставалась безучастной. Платье соскальзывало на пол.

– Зла не хватает с тобой! – Лидка поднимала с пола платье. – Идем, пожрешь хоть раз в неделю! Я сделала бутерброды и кофе!

Вчера она позвонила знакомому психиатру, доктору Лембергу, которому муж Кирка в прошлом году делал ремонт, и доктор Лемберг остался очень доволен и сказал, что в случае психического расстройства кого-нибудь из членов семьи он с удовольствием готов проконсультировать безгонорарно, да!

Доктор Лемберг мгновенно ухватил ситуацию с «сестрой» уважаемой Лидии Аркадьевны и сказал, что это реактивный психоз в результате потрясения. В итоге – отсутствие мотивации и интереса к жизни и апатия. Можно подсадить пациента на антидепрессанты, но лично он не советует. Подобные состояния естественны, и выходить из них пациент должен своими силами. И он глубоко не одобряет сегодняшнее повальное увлечение психотропными препаратами. Отнюдь. Да.

«Если только пациент останется жив, – угрюмо подумала Лидка и вспомнила доктора… как его? Из «Приключений Буратино», который говорил: «Пациент скорее жив, чем мертв, и наоборот».

– Холодный душ, прогулки на свежем воздухе, долгие беседы с друзьями, положительные эмоции, – благодушно продолжал доктор Лемберг. – Музыка. Исключить алкоголь и кофе. По возможности исключить.

«Это как – по возможности? Не больше литра в сутки, как в том дурацком анекдоте?» – подумала Лидка. И еще подумала, что психиатры всегда благодушны, довольны жизнью и еще рассеянны… почему-то. Неужели неврастеники и психи благотворно влияют на нервы? Тогда почему ее так бесит Ирина? Со своей коровьей преданностью Гетману?

Она поблагодарила благодушного доктора Лемберга и, вздохнув, поняла, что ничем, кроме ядовитых пилюль, наука ей не поможет. Может, травы? Она обзвонила всех приятельниц и, наконец, вышла на ведьму-целительницу, снимающую сглаз и порчу.

«Порча! – осенило Лидку. – Это же самая настоящая порча! Сглаз, пусть даже невольный, который Гетман учинил Ирине… И ушел! И теперь она с этим сглазом – как девушка с ребенком – застряла, и ни туда ни сюда».

Она позвонила ведьме и назначила сеанс ведьмотерапии. Не помогают ангелы – обратимся к чертям. А потом покаемся и поставим свечку, успокоила она себя. Она приготовилась к долгим уговорам, но, к ее удивлению, Ирина согласилась.

Ведьма оказалась громоздкой женщиной с усами и утробным голосом, а ведьмино логово – маленькой комнатой без окон, со снопами сухих цветов, запыленными бронзовыми шандалами, магическими кристаллами на нитке и чучелом совы с желтыми стеклянными глазами. Помещение, видимо, не проветривалось, воздух был спертым, пахло тлением и сухой травой – так пахнет обычно в кладовке со старым ненужным хламом.

Потом Лидка сидела в пустом предбаннике, а магическое действо происходило за закрытой дверью. Минут через пятнадцать появилась Ирина и, не глядя на Лидку, не сказав ни слова, открыла дверь и ушла.

Ведьма выплыла следом и произнесла басом:

– Очень сложный случай! Похоже, порча от соперницы. Одним-двумя сеансами не обойтись, вы меня понимаете. Можем назначить прямо сейчас!

Лидка пробормотала, что позвонит, и поспешила за Ириной. Догнала она ее только на улице и подумала испуганно: «В ступоре она, что ли? Под колдовскими чарами?»

Она взяла подругу за руку. Ирина рассмеялась:

– Я в порядке. Спасибо, Лидусь.

– Помогло?

– Помогло, еще как!

– Правда? – обрадовалась Лидка. – Она сказала, одним-двумя сеансами не обойдешься, записать тебя?

Ирина снова рассмеялась и махнула рукой. Лидка почуяла неладное.

– Иришка, ты как?

– Хорошо! Пошли, посидим где-нибудь…

– «Неужели помогло? – подумала оторопевшая Лидка. – Невероятно!»

Они побродили по парку, посидели в кафе с видом на реку… Луга и далекий лес за рекой были еще зелены, но это была не буйная зелень лета, а спокойная блеклая и утомленная зелень близкой уже осени, и было в ней что-то мудрое и умиротворяющее… Зелень словно говорила, как тот древний философ: все проходит… и это пройдет.

– Так и в жизни, – печально сказала Ирина, – все проходит. Сик транзит глория мунди…[8]

– Чего?

– Так проходит слава земная, – перевела Ирина.

– Одна проходит, другая приходит! – беспечно возразила Лидка. – Пока мы живы, всегда приходит другая, поняла? Главное – подольше удержаться здесь!

Ирина рассмеялась, чем окончательно перепугала впечатлительную подругу – Лидка подумала, что у нее произошел непоправимый сдвиг по фазе, и крыша если и не поехала, то здорово покачнулась.


* * * | Ищи, кому выгодно | Глава 16 Убийство барменши