home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 30

Визит

Внутренне ухмыляясь, Федор Алекссев переступил порог культового Дома моды «Икеара-Регия» – по имени двух заклятых и неразлучных компаньонов-соперников Регины Чумаровой, его старинной знакомой, и Игорька Нгелу-Икеара, чья мама была местная женщина, а папа – черный парень из Кении, который также был ему знаком.

С тех пор как он был в модном Доме еще в свою бытность оперативником, здесь многое изменилось. Красивый вестибюль – деревья в кадках, пол под серый мрамор, зеркала. Видимо, дела у компаньонов шли хорошо. Скучающий вахтер в красивой, красной с золотом, униформе и фуражке с надписью на околыше «Икеара-Регия» выпрямился, взглянул вопросительно.

Федор назвался, и страж принялся звонить Регине Павловне.

Взмыленная Регина Чумарова примчалась через четыре минуты и бросилась Федору на шею.

– Федя! Ты живой? А мне сказали, что ты… Господи, чего только не наврут! Пошли ко мне!

Была она все такой же, какой он ее запомнил – тяжелой и большой, и пахло от нее крепкими мрачными духами и спиртным. Она неслась на полшага впереди, цепко удерживая его руку в своей горячей ладони и позвякивая украшениями.

В кабинете, подтолкнув Федора к богатому кожаному дивану, она достала из тумбы письменного стола литровую бутылку «Johnnie Walker», два стакана и керамическую вазочку с солеными орешками. Федора тут же посетило некое дежавю – она снова предлагала ему выпить, и снова виски, и он подумал, что есть в жизни вещи, которые не меняются с бегом времени. Тогда, несколько лет назад, он отказался, так как был при исполнении…

Видимо, ей пришло в голову то же самое, она спросила:

– Ты же не работе? Давай за встречу! Или тебе со льдом?

– Нормально, – отозвался Федор и взял стакан.

– До дна! Поехали! Первая колом, вторая соколом!

Они чокнулись и выпили.

– Ты где сейчас? – спросила Регина.

– Преподаю философию в вузе.

– Да ты что! Из оперов в философы? С какого бодуна?

– Стал задумываться о смысле жизни, потянуло в науку…

– Ну и правильно! Чего талант в землю зарывать. Надумал насчет смысла?

– Все еще думаю.

– Долго думаешь. Сказать, в чем смысл?

– Интересно послушать. – Федор вспомнил, как капитан Астахов высказывался насчет смысла жизни. Похоже, это было известно всем, кроме него, философа Федора Алексеева.

– Слушай. Чтоб было интересно и еще свобода! Вкалывать без продыху до седьмого пота, кирять, трахаться, бежать, пока хватит дыхалки… Все взахлеб, понимаешь? Чтобы в самый последний момент ты мог себе сказать: «Все! Кто может, сделайте лучше».

– Не всегда получается, – заметил Федор.

– Надо брать себя за шиворот и давать пинка. Ты знаешь, я каждое утро делаю зарядку… Думаешь, хочется? Беру за шиворот и даю пинка! И так во всем! Чертушка вот тоже кровь пьет… Гордый сын африканского народа. Ты его должен помнить, такого… чудака фиг забудешь! Скандалы каждый день, живем на одном адреналине; зато потом сядешь, достанешь бутыльмент, нальешь граммульку, закусочка, то, се, – примешь, и накатит понимание: день прожит не зря! Понял, философ?

– Понял, – улыбнулся Федор. – Жизнь – борьба, верно?

– Именно! Не жалеешь, что ушел? Тут убийства по городу пошли косяком, руки не чешутся? Не скучаешь?

– Иногда жалею.

– Может, вернешься? – Она расхохоталась.

– Все может быть, – туманно ответил Федор. – А как… лично вы? Кроме Чертушки…

– Слушай, Федя, а давай на «ты»! Ты ж не по службе, а по дружбе, так и не надо мне тут козью морду!

Регина Чумарова, владелица Дома «Икеара-Регия», была, что называется, бой-баба – груба, бесцеремонна, быковата, с разными словечками, от которых вяли уши и покраснел бы биндюжник. Но такова она была, и тут уж ничего нельзя было поделать.

– Лично я? Гуляю пока. Помнишь моего Чумарова? Ни рыба ни мясо был, а не могу забыть, и жизнь с ним издалека кажется медом… – Регина шумно вздохнула, и Федор подумал, что она сейчас предложит выпить за покойного мужа, но она ничего такого не предложила, а спросила, в свою очередь: – А ты как? Не женился? – И подмигнула.

– Свободен пока.

– Вот и я на свободе. Не за кого идти, Федор! Не осталось настоящих мужиков, все так и норовят сесть рабочей бабе на шею. Дешевки и… – Она запустила неприличное словцо. – Давай за настоящих мужчин!

Они выпили. Федор прикидывал, как бы повернуть разговор в нужное русло и спросить, о чем собирался. Регина пришла ему на помощь.

– Я тут тебя недавно вспоминала в связи с этими убийствами… Ужас! Такой достойный человек, Станислав Витальевич Гетманчук, крупный чин из мэрии, прямо у собственного дома… Говорят, арестована жена. И чего, спрашивается, не поделили? Нет чтобы разбежаться мирно! Уму непостижимо, до чего доходит!

– Вы были знакомы?

– Конечно! У меня тут вся элита пасется. Они были у меня вдвоем, она примеряла все подряд, вертелась перед ним, а Гетманчук сидел как в театре, только кивал – берем, мол. Такой мужик! Вроде за границу собирались. Ни за что бы не сказала, что она способна… Кстати, нам нужна мужская модель, как? Не даром же, подкинем на карманные расходы!

– Я подумаю, – пообещал Федор.

– Подумай. У нас тут много перемен, расширяемся. Чертушка вернулся, чуть не на коленях просился назад, обломали в столицах, там фиг пробьешься. Главный дизайнер теперь у меня. Парень с фантазией, хотя и из этих… – Она выразительно вздернула брови. – И скандалист… Ну ничего, я его держу во как! – Она показала Федору внушительных размеров кулак. – Мужская линия – зашибись! Можно взглянуть, если хочешь.

Они обсудили мужскую линию и моду вообще. Потом вернулись к убийству Гетманчука.

Затем Регина снова налила:

– За нас! Третья – мелкой пташечкой!

Они «накатили», и Федор поднялся. Он узнал все, что ему было нужно. Регина увязалась проводить дорогого гостя. Они сердечно обнялись на прощание…

Федор с облегчением выскочил на улицу и тут же был заключен в новые объятия и поцелован в щеку. Он испуганно шарахнулся, но было поздно – он, как всегда, не успел увернуться.

– Федя, ты?! – радостно закричал молодой темнокожий человек в необычной одежде, в котором Федор узнал дизайнера Игоря Нгелу-Икеара – Чертушку. – Ты от нас?

– Привет, Игорек! – Федор попытался высвободиться. – От вас. Очень спешу, извини!

Но не тут-то было. Игорек держал Федора за плечи, не собираясь отпускать. Был он одет в строгий белый костюм из тонкой полупрозрачной ткани: туника до колен, с защипами на груди и доброй сотней мелких перламутровых пуговиц, и узкие брюки с обильным напуском на щиколотках; единственной вольностью, которую позволил себе дизайнер, была шапочка, похожая на тюбетейку, расшитая разноцветным бисером, и такие же сандалии. В ухе его скромно блестела серьга в виде колечка. Глаза молодого человека цвета кофе сияли восторгом, коричневое лицо лоснилось.

Они стояли поперек тротуара; прохожие с любопытством на них глазели и нехотя обтекали.

– Пошли ко мне, посидим!

– Честное слово, не могу! – стал выкручиваться Федор.

– Ну, хоть на пять минут! Пошли, у меня есть фирмовый «Бейлис», тяпнем за встречу!

– Никаких «Бейлисов»! – ужаснулся Федор, представив себе тягучую, как ириска, сладкую жидкость… – Только кофе!

– С «Бейлисом»! – обрадовался Игорек.

Примерно через час Федор наконец покинул пределы гостеприимного Дома моды, узнав всякие подробности про бизнес и партнершу Игорька – «этого монстра» Регину, который дает копоти ему, Игорьку, и которому, то есть которой, чуть не каждый день приходится устраивать выволочки и обламывать рога – так что «покой нам только снится!»

– Но это ничего! – оптимистично заверил Игорек, поднимая рюмку. – Хорошая драка – двигатель прогресса и источник адреналина! За хорошую драку и верного врага!


Глава 29 Злой гений | Ищи, кому выгодно | * * *