home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 34

Сюрприз

…Машина выбралась из города и полетела по шоссе к Посадовке.

– Нужно было позвонить, вдруг его нет дома! – беспокоился деликатный Савелий. – Да и вообще, без звонка как-то неловко, Федя!

– Если позвонить, не получится сюрприза, – возражал Федор. – А нам главное, чтоб свалиться как снег на голову и увидеть его во всей красе – в засаде с карабином. Если повезет, прокурор пальнет и…

– Надеюсь, в воздух? – подала с заднего сиденья голос актриса Элла Николаевна, которая и была тем самым сюрпризом, о котором говорил Федор. – Вы уверены, Федя, что это удобно? Савелий прав, без звонка как-то не комильфо.

– Я тоже надеюсь, что в воздух, но не поручусь. Прокурор – человек со всячинкой. Одно знаю точно: скучно никому не будет. А что без звонка… Подумайте сами: он разволнуется, забегает, застесняется… По-моему, наскоком лучше, тем более всем интересно увидеть прокурора в естественной среде обитания, так сказать, без прикрас.

– Сложный человек, как я понимаю, с характером анахорета, да еще и с ружьем! – продолжала актриса. – По-вашему, это не опасно? А ну как в самом деле возьмет и пульнет?

– А мы поднимем руки вверх и сразу сдадимся в плен. Не нужно быть такими пессимистами, господа! Наслаждайтесь природой и прекрасным теплым днем, возможно, последним перед долгими зимними сумерками.

– Ваш друг, Савелий, напоминает моего первого мужа, тренера по парашютному спорту, такой же отпетый авантюрист!

– Что с ним случилось? Разбился?

– Ничего не случилось, живой. До сих пор жив-здоров и раскатывает на мотоцикле, байке! Отпустил косу до пояса, весь в коже и заклепках. После третьего неудачного приземления мы с ним расстались.

– Нервы не выдержали? – спросил Федор. – У вас?

– Нет, он влюбился в сестричку, которая его перевязывала. Как он мне заявил, он устал от моего взрывного характера и ему захотелось нормального человеческого счастья и покоя.

Савелий с трудом сдержал улыбку и отвернулся, притворившись, что рассматривает бесконечные заборы за окном.

Машина, повиляв по сложным и запутанным дорогам поселка, добралась наконец до жилища бывшего прокурора Гапочки. Федор заглушил мотор, и первозданная тишина обрушилась на них водопадом. Здесь пели птицы и шелестели листья. Савелий выскочил первым и подал руку даме. Элла Николаевна, опираясь на его ладонь, выбралась из машины, осмотрелась и глубоко вдохнула деревенский воздух. Красота!

– Вперед! – скомандовал Федор, и они не торопясь пошли по дорожке к дому, причем старая актриса все так же опиралась на руку Савелия.

Бывший прокурор в неизменном камуфляже и бейсбольной шапочке дремал в кресле на веранде, на коленях у него лежало неизменное ружье.

– Глеб Северинович! – откликнул его Федор. – Не стреляйте! Это мы!

Гапочка встрепенулся, схватился за ружье, всмотрелся прищуренными глазами. Остановил взгляд на Элле Николаевне, вскочил, сдернул бейсбольную шапочку, пригладил седой ежик.

– Это Элла Николаевна, – представил актрису Федор. – Наша добрая знакомая. Это Савелий Зотов, вы должны его помнить. А это наш старинный знакомый Глеб Северинович!

– Прошу! – Прокурор повел рукой. – Милости просим! Почему же вы, молодые люди, не предупредили? Да еще с дамой! А если бы меня не было дома? – попенял он. Щелкнул задниками вьетнамок, поклонился и поцеловал сухую коричневую ручку Эллы Николаевны. Впечатлительный Савелий заморгал…

– Позвольте, позвольте! – Бывший прокурор вгляделся в гостью, не выпуская ее руки. – Я помню вас! Вы актриса нашего театра! Как же, как же… Элиза Дулиттл! «Вольный ветер»! «Сильва», «Марица!»

– Перепела весь классический репертуар – Кальман, Легар, Лоу, Штраус! Вы хотите сказать, что меня еще можно узнать? – кокетливо спросила Элла Николаевна и поправила рюши красной блузки. Звякнули браслеты…

– Вы ни капельки не изменились! – галантно сказал Гапочка.

Актриса рассмеялась и махнула рукой.

…Они долго сидели за столом под старой яблоней, пили яблочное вино, изготовленное прокурором, и ели привезенный пирог, собственноручно испеченный Эллой Николаевной. И разговаривали. Сначала обсудили в деталях страшное тройное убийство, потом перешли на разные события прошлого века, связанные с жизнью города, о которых Федор и Савелий едва помнили или не помнили вовсе, а для этих двоих все было словно вчера…

…Наступил момент, когда Федор и Савелий переглянулись и стали прощаться. Вечерело, на сад опустилась прохлада, и везде выступила роса: на клеенке, которой был покрыт стол, на тарелках и чашках…

Элла Николаевна сказала:

– Вы, мальчики, езжайте, а нам еще со стола убирать… Глеб Северинович без меня не справится, правда? – Актриса взглянула на прокурора и… Федор готов был поклясться, что она ему подмигнула!

Гапочка растерянно кашлянул и проговорил:

– Конечно, куда спешить! Уберем со стола, вымоем посуду, посмотрим телевизор… Время еще детское…

Старики проводили мальчиков до калитки, все постояли, прощаясь, и расстались.

– Надеюсь, он не сбежит, как байкер, – заметил Савелий после продолжительного молчания. – Удивительная женщина…

– Не сбежит, – успокоил его Федор. – Им есть о чем поговорить и что вспомнить. И надо спешить – времени осталось не так уж много… Удивительно, Савелий, мы для них «мальчики»! Тебе не приходило в голову, что остается все меньше людей, которые могут назвать нас мальчиками?

– Все течет… – неопределенно сказал Савелий. – Ты молодец, что сообразил, я бы не решился.

– Знаешь, Савелий, иногда нужно взять человека за шиворот и дать пинка, как советует моя старинная знакомая Регина Чумарова, для его же блага!

– Не всем, – возразил Савелий. – Некоторые не поддаются… Работают по ночам, пьют кофе и не поддаются! Статью хоть закончил?

– Закончил, Савелий.

– Может, дать тебе пинка?

Федор не ответил…


Глава 33 Разбор полетов, и вообще… | Ищи, кому выгодно | Глава 35 Жизнь продолжается