home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6. Письма незнакомки

Да, действительно, была такая, сообщила Федору Алексееву главный администратор «Прадо» — девушка в строгом черном костюме по имени Светлана. Не Валерия и не Элеонора, а Лариса. Лариса Огородникова. В штат она не входила, работала по контрактам, а пару лет назад уехала за границу, вроде в Германию. Были проводы, доверительно сообщила Светлана, а зачем вам? Федор улыбнулся и сказал, что его друг был в городе проездом, увидел эту девушку, не может забыть, не спит и т. д. Светлана растаяла. Девушки любят про любовь.

— Уехала! Проводы закатила, счастливая, радостная! Как сейчас помню, двадцать первого августа, а на другой день у нее самолет. Хорошая девка, свойская, правда, шебутная. Обещала звонить, но, знаете, как это бывает. Уехала и забыла. Новые знакомства, может, вышла замуж за немца.

Да уж, подумал Федор, вышла. Вся вышла.

— Она поддерживала с кем-то близкие отношения? — спросил он. — С кем-то из ваших дружила?

— Дружила! — Светлана на миг задумалась. — С зав-хозяйством. Была у нас такая, Елена Окуневская, уволилась… Ну да это наши местные разборки, — оборвала себя. — А так вроде ни с кем особенно, у нас много новых, народ приходит и уходит, текучка страшная. Договор можно посмотреть в кадрах, если интересно, только нужен официальный запрос. А фотки на рекламном сайте «Прадо» висят до сих пор. Адрес Огородниковой есть, пожалуйста! Адрес Окуневской? По-моему, тоже есть. Сейчас!

Она была красотка, эта Лариса Огородникова, судя по фотографиям на сайте. Лера, уехавшая за границу, а на самом деле, возможно, и не уехавшая вовсе. Возможно, это ее тело было обнаружено спустя два года после убийства в багажнике красной «Тойоты», угнанной со стоянки в речном порту. Обнаружено совершенно случайно, благодаря засушливому лету…

Федор рассматривал фотографии молодой женщины.

Впору было задать себе вопрос: что это? Цепь случайных случайностей или случайных закономерностей, в силу которых все тайное рано или поздно становится явным? Что же случилось с Лерой Огородниковой? Почему она не уехала и как оказалась там, где оказалась? Если, конечно, это она. Что же с тобой случилось, Лера? Случайное убийство? Не похоже. Уж очень четко спланировано действо: слухи об отъезде за границу, никем не замеченное исчезновение, угнанная машина, и концы в воду. Двадцать первого прощальный банкет, двадцать второго отлет в Германию, тогда же, видимо, была угнана машина, что было обнаружено не сразу, а спустя несколько дней, и только двадцать пятого владелица написала заявление. Кстати, надо напомнить капитану проверить всех улетевших в Германию двадцать второго августа. Поезда тоже. Она могла уехать машиной… Значит, проверить, пересекала ли границу.

А теперь поговорим с подругой Леры, Еленой Окуневской, решил Федор. С этого и начнем.

Он достал из папки адрес: Пятницкая, дом восемнадцать, квартира четыре. Центр, недалеко. Похоже, предстоит момент истины: Окуневская скажет, что общается с Лерой по скайпу, что у нее все в порядке, она там счастлива и возвращаться не собирается. Или: загуляла моя Лерка, на связь не выходит, мобильник не отвечает, обрубила все связи, а ведь как дружили! Никаких секретов. Окуневская несомненно знала бойфренда подруги — не могла не знать, и мы осторожненько потянем за ниточку…

Ощущение скорой развязки охватило Федора — скорой развязки и удачи. У него даже нос зачесался в предвкушении интересных событий.

Он несколько раз позвонил в дверь квартиры Окуневской, но ему не открыли. Разочарованный, он вышел из подъезда в пустой двор и остановился, раздумывая, что делать — подождать или зайти позже. Спросить было не у кого, двор был пуст.

— Ищете кого, молодой человек? — окликнули его с балкона на втором этаже. Федор поднял голову, прикрыв глаза ладонью как козырьком от солнца, и увидел толстуху в сарафане, перегнувшуюся через перила.

— Ищу Елену Окуневскую, — доложил он, обрадованный, поздравляя себя с удачей — знал он таких толстух, которых хлебом не корми, дай посплетничать.

— Да она ж умерла! — всплеснула руками толстуха. — Два года уже. А вы ей кто будете?

— Как умерла? — не поверил Федор.

— Угорела от газа. Она и раньше пила, а когда выгнали с работы, вообще ушла в запой, — толстуха понизила голос. — По пьяни поставила чайник и уснула. Чудом весь дом не взорвался. Слава богу, Витек учуял… Вернее, его собака! Стала выть и царапаться. Они в одной квартире жили, в разных комнатах. Ее муж свою комнату в карты проиграл. Ну, Витек дверь и вышиб! Газ прикрутил, вызвал аварийку и «Скорую», да поздно было.

Возбужденная толстуха упоенно выкладывала все, что знала о соседке, и Федор подумал, что она скучает.

— Когда это случилось? — спросил он.

— Два года будет пятнадцатого сентября, как сейчас помню. А вы ей кто?

— С работы, — соврал Федор. — Ей причитается кое-что, а она не идет.

— И не придет! — сказала толстуха. — Поздно хватились. Хорошая женщина была, царствие ей небесное, душевная. Хоть и пила. Муж подзаборник и картежник, она его сколь могла тянула, а он квартиру проиграл, шаромыжник. И на похороны не пришел, мы по соседям собирали.

— А родные?

— Одна она, никого больше не было. Она не отсюда. И с мужиками не везло. Да и где они, эти мужики! — Толстуха махнула рукой. — А много хоть денег?

Федор чуть не спросил: «Каких денег?», но чудом удержался и сказал:

— Не очень. Спасибо большое.

— Не за что, — сказала толстуха. — Заходите.

Такого поворота Федор не ждал. Окуневская погибла спустя почти месяц после убийства Огородниковой — похоже, ниточка оборвалась. Если это Лариса Огородникова, поправил он себя. А как связана с ее смертью смерть Окуневской? Случайность это или нет? На первый взгляд нет, газ — опасная штука, а что там случилось на самом деле… Тем более Окуневская пила.

Что же дальше? А дальше поспрашивать в домах рядом с башней о Ларисе Огородниковой и показать народу ее фотографию. Если она жила в каком-то из домов в том районе, соседи ее обязательно вспомнят. И еще надо рассмотреть хорошенько список постоянных клиентов парковки…

Он позвонил капитану Астахову и отчитался о проделанной работе. Сказал, что погибшую, возможно, звали Лариса Огородникова, была она певицей в «Прадо», проживала в одном из домов около башни. Надо бы походить с фотографией по жильцам окрестных домов, ее обязательно вспомнят — человек всегда оставляет след. Возможно, ее друг все еще там. Капитан был, как всегда, страшно занят, поэтому не стал развивать тему мутной философии и допытываться, откуда дровишки, только и буркнул, лады, сделаем. Аплодисментов разочарованный Федор не дождался, на что втайне рассчитывал.

Он проверил почту, никто ему не написал, и он перечитал ночное письмо от корреспондента, подписавшегося: «Кошка драная». Первое письмо он получил около полугода назад. Судя по всему, писала женщина. Не мужчина же! Ни одному существу мужского пола не пришло бы в голову подписаться «Кошка драная». Подивившись странной фантазии, Федор не обратил на письмо особого внимания — решил поначалу, что это розыгрыш учней. Розыгрыш и своеобразное признание в любви. Капитан Астахов издевался над Федором, вешая на него кучу влюбленных студенток и аспиранток, и объяснял озабоченному Савелию Зотову, почему Федор никогда не женится. Что он, совсем дурак? На хрен? — вопрошал капитан. А любовь? — спрашивал трепетный Савелий, воспитанный на женских романах. Капитан отвечал демоническим хохотом.

Кошка драная сообщала, что давно собиралась написать, но стеснялась, посещала его семинары, разделяет его взгляды, накопила ряд животрепещущих вопросов и жаждет получить ответы в философском ключе и смысле.

Он не стал отвечать, не желая нарываться на дурацкие шуточки недорослей, но после третьего письма задумался и перебрал знакомых девушек, пытаясь выявить пишущую барышню. Неглупа, много читает, язык подвешен, способна четко и экономно донести мысль. И самое главное: одинока. Работает по ночам, тогда же пишет письма. О чем? Первое письмо было ни о чем, ознакомительным, так сказать; во втором спросила о коллективном разуме человеческого социума… Был у него когда-то такой семинар для «вольников» — то есть открытый для посещения всеми желающими, во время каникул. Он собирал материал для монографии о поведенческих стереотипах. Приходили разношерстные слушатели, в основном пенсионеры, будущие абитуриенты и всяческие одиночки, которым не хватало общения, а хотелось поговорить или высказаться. Была парочка неадекватов, которые несли запредельное про параллельные миры и голоса в голове. Был школьный учитель математики, ныне пенсионер, открывший загадку Бермудского треугольника: оказывается, подвижная магма болтается внутри земного шара на манер желтка в яйце, что вызывает перепады в силе тяжести, из-за чего, в свою очередь, приключается гибель кораблей и самолетов в определенных точках планеты. Таких точек десять, но знают в основном про Бермуды, так как они на виду. Тут же разгорелся спор «физиков» с «лириками» — последние считали, что причина гибели в затонувшей Атлантиде, в крайнем случае в подводных поселениях инопланетян, которые включают специальное излучение, чтобы отпугнуть любопытных. Шум стоял страшный, каждый хотел высказаться. Федор не вмешивался, наблюдал и присматривался, получая живейшее удовольствие и в который раз убеждаясь в свойственной человеку жажде общения. Не хлебом единым, одним словом. На последующих семинарах обсудили летающие тарелки, Илона Маска, колонии на Луне и Марсе, а также всеобщее падение нравов и морали. Некоторых участников он помнил, кого-то даже знал по именам, но не было среди них никого, кому подошел бы «кошачий» ник. Не было таких на занятиях. То ли она стояла за дверью, то ли была совсем никакая. До такой степени никакая, что он ее не запомнил. Кошка драная. Безликая, незаметная, не бросающаяся в глаза. А список посетителей он не составлял, они просто расписывались в журнале — сугубо для статистики. Федор не поленился, пролистал журнал: корявые записи, нечитаемые каракули, кривые инициалы…

Кошка драная… Что это, по-вашему? Самокритичность, чувство юмора или кокетство? Попытка заинтересовать? После третьего письма он все-таки ответил. Сухо, в двух словах. Извинился, что не отписался сразу, сослался на занятость и сообщил, что семинары возобновятся на осенних или зимних каникулах. Ничего личного. Она поняла, и письма прекратились на три или четыре месяца. А вчера ночью она снова напомнила о себе. Никаких философских тем, никаких попыток произвести впечатление, никакого выпендрежа и никаких понтов, выражаясь студенческим сленгом. Сообщила, что вокруг много странных людей. Как будто это такое уж открытие. Людей с Луны, которым неуютно на Земле, потому что они здесь чужие. В полнолуние они смотрят на Луну и разговаривают с ней. Иногда воют. Это они так плачут.

И знакомая подпись: «Кошка драная». Федор перечитал послание несколько раз и задумался. Она, похоже, именно из тех странных особей, что воют или разговаривают с Луной… Больше не с кем? Кликуша? Сдвиги в психике? Нет, пожалуй. Письмо написано, как и те, первые, коротко, ясно, мысли изложены деловито, без малейшего намека на истеричность или неадекватность. Учни прикалываются? Не похоже, стиль и язык взрослого человека. Крик о помощи? Снова нет. Она ни о чем не просит. Что же ей нужно? А зачем они все приходили на семинары? Ей нужно общение, понял он. Живая душа. Иллюзия наличия собеседника. Она не столько пишет ему, Федору, из-за него самого, сколько рассказывает о себе. Делится. С ним и с Луной. Луна не отвечает, а он отвечает. Говорит ли Луна о ее возрасте? О Луне задумываются молоденькие экзальтированные романтические барышни… Вернее, задумывались! Сейчас вряд ли. Сколько же ей лет? Похоже, вполне зрелая особа, но вся еще где-то там, в юности или детстве. Разве только… Разве только Луна что-то вроде… Он задумался, подыскивая слово. Стеб! Она валяет дурака! Отсюда странное несоответствие между жестковатым стилем и «лунными» сантиментами! Тем более кошка драная. Малоэстетичное словечко «вой» не случайно, это испытание на разрыв, тут можно броситься утешать бедную барышню или подхватить игру. Как-то так. Кажется, мы ее раскусили, сказал себе Федор, привыкший расставлять все по полочкам. Ладно, пусть пишет. Подхватим игру и протянем руку. Интересно, чего она ожидает от него, Федора? Перед его мысленным взором промелькнуло смеющееся женское лицо.

Интересный опыт… Нет, потрясающе интересный! А если написать знакомым и друзьям под разными никами и предложить повыть на Луну? А еще о летающих тарелках и параллельных мирах? И заключить пари с самим собой, кто ответит и что именно. Подсмотреть за реакцией, определить зависимость между характером, образованием и толерантностью к чуждым идеям. Можно задействовать учней. Проверить испытуемых на прочность, здравый смысл, открытость, чувство юмора, наконец. Идея — супер, решил Федор, надо обдумать.

Почему же она молчала почти четыре месяца?

У нее что-то случилось, внезапно понял он. Возможно. Что-то такое, после чего хочется завыть на луну. И броситься ей, похоже, некуда.

Он ответил. Написал, что иногда ему кажется, что он тоже с Луны, и тогда он воет. Рассмеялся, покачал головой, словно удивляясь себе, и отправил письмо. Ей, Драной кошке.


Глава 5. Шаг в нужном направлении | Отражение бабочки | Глава 7. Безуспешные попытки достучаться…