home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16

Поминальная вечеря

Они согласились. Пришли. Хмурый, непохожий на себя Денис; Зина – в черном, еще более бестелесная, бледная и, казалось, сразу постаревшая; не поднимающая глаз. Наши женщины бросились их усаживать. Полковник уже разливал свой командирский коньячок, Любаша накладывала в тарелки котлеты и салат. Полковник встал и постучал вилкой по рюмке:

– Предлагаю выпить за упокой нашей соседки Ирички! Мы знали ее совсем недолго, но успели полюбить. Она была яркой личностью, из тех, что украшают жизнь. Умная, веселая, жизнерадостная, она ушла так безвременно, так нелепо. Пусть, как говорится, земля будет ей пухом.

Мужчины выпили стоя; женщины лишь пригубили. Денис жадно ел, видимо, проголодался. Зина сидела неподвижно, все так же не поднимая глаз. Казалось, она не понимала, где она и что происходит – вид у нее был отсутствующий. Она держала в руке рюмку, словно не знала, что с ней делать. Не сразу поставила на стол, так и не пригубив.

– Зиночка, вы кушайте, кушайте, – обратилась к ней Любаша, и Зина вздрогнула и уставилась на нее бессмысленно. – Вам нужны силы. Ваша сестричка всегда будет с вами, она будет приходить к вам во сне, вы же родные. Пока вы ее помните, она жива.

Я подумал, лучше бы Любаша ее не трогала, уж очень странно она выглядела, как… юродивая. Совсем помешалась с горя. И оно понятно – была бы своя семья, детки, а так никого не осталось. Единственный родной человек умер. И не просто умер, а убит!

– Что уже известно? – спросил Полковник. – Майор Мельник, по-моему, дельный оперативник.

Мы посмотрели на Дениса. Он перестал жевать, пожал плечами.

– Я его больше не видел. Звонили Иркины девчонки с работы, рассказывали, что он там все перевернул вверх дном, даже клиентов перешерстил. Личный компьютер забрал, бумаги из ее стола… все! Идут по головам.

– Но это же пьянь подзаборная! – воскликнула Любаша. – Я же говорила ему! Этих алкашей давно пора гнать вон, Полковник сколько раз писал и требовал… Вот и дождались! Может, хоть сейчас с ними разберутся.

– Люба! Сейчас не время, – строго сказал Степан Ильич.

– Ой, извините, Денис! Я не подумала. – Любаша закрыла рот рукой.

– Денис, мы хотели бы принять участие в похоронах… – сказала Инесса.

– Если вы не против, – добавила Лариса. – Мы мало знали вашу жену, но надо же по-людски… Поверите, она все время у меня перед глазами – как подошла к калитке, помахала нам… и как будто в сердце кольнуло. В своем синем с белым платье, в шляпе… и локоны по плечам, и я еще подумала…

– Ага! – перебила Любаша. – И я тоже подумала… в смысле, не подумала, конечно, а в смысле, что мы видим ее в последний раз. Ужас! Мы с вами, Денис, честное слово. Зиночка, вы кушайте, вам нужны силы.

– Мы не против, конечно, – сказал Денис. – Но мы не знаем, когда ее отдадут. Какие-то следственные действия… Майор обещал позвонить.

– Как долго вы намерены оставаться у нас? – спросил Доктор.

– До конца ремонта, – ответил Денис. – Все равно деваться некуда. В городе любопытные без продыху лезут, пришлось взять отпуск и вроде как спрятаться. Сижу в этом чертовом доме… название одно!

– Ваша жена говорила, что вы собираетесь его продать, – заметил Полковник.

Мне показалось, все мы намеренно избегали называть Иричку по имени. Да и сам Денис тоже говорил «она».

– Говорила. Она много чего… – Он оборвал фразу. – Ничего серьезного, просто разговоры. Сейчас не до этого, как понимаете.

– Да, да, конечно!

– А может, и надо продать, – рассудительно сказала Лариса. – Иногда к нам приходят люди и спрашивают…

– Место хорошее, – поддакнула Любаша. – А деньги всегда нужны.

Я чуть не крякнул с досады: ну что ты будешь делать! Никакого разумения, при чем здесь продажа? У мужика жену убили, а они о всякой ерунде. Всему свое время, как говорится.

Денис пожал плечами и промолчал.

– Зиночка, вы кушайте, – снова сказала Любаша.

Да сколько можно, господи! Не лезет кусок ей в горло, зачем приставать! Ох, уж эти мне заботливые доброхоты…

– Давайте еще раз за упокой души нашей доброй соседки Ирички! – Полковник поднялся с полной рюмкой. – Красивая была женщина! От всей души наши соболезнования.

Денис захмелел, и все больше молчал, что было на него непохоже. Любаша все подкладывала ему в тарелку. Она из тех женщин, кто считает, что мужчина всегда голодный, и если его хорошо кормить, то будет мир в доме и не заведутся хвори. Зина за весь вечер не произнесла ни слова и не проглотила ни куска. Сидела с опущенными глазами, и было похоже, что она не здесь, а где-то в другом месте. Ее рюмка с коньяком так и осталась нетронутой. Бедная женщина! Говорить было не о чем, но они все не уходили, и я понял, что на людях им легче, не хочется возвращаться в опустевший холодный и неприветливый дом. Да и оставаться вдвоем… наверное, тоже не хочется.

Гость Доктора, путешественник и математик Олег тоже не сказал ни слова. Оно и не удивительно, он среди нас чужак, и эту Иричку живой почти не видел. Я заметил, что он незаметно присматривается к нам – зыркнет, как будто иголкой кольнет, и тотчас отведет взгляд. И снова! И мысли всякие отражаются на лице. Я подумал, что он расспрашивал нас об Иричке, а может, надо бы ему поговорить с Денисом? Не все у них было гладко в семейной жизни, возможно, он знает кое-что о ее друзьях. Да и с Зиной поговорить не помешало бы…

Ну да он сам человек опытный, оборвал я себя, сообразит без моих подсказок, не мое это дело…


Глава 15 Начало | Плод чужого воображения | Глава 17 Послевкусие