home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 33. Майор Мельник. Дела давно минувших дней

— Привет, бойцы! — Так странно приветствовал майор Мельник Монаха и Добродеева, поджидавших его за отрядным столиком в баре «Тутси». — У вас двенадцать минут.

— Пиво будешь? — спросил Монах. — С фирмовыми Митрича?

— Что такое «фирмовые Митрича»? — спросил майор Мельник, усаживаясь.

— Это невозможно описать, — сказал Монах. — Сейчас Митрич принесет, ждали тебя.

— Ага, — кивнул майор Мельник. — Куда вы опять встряли?

— Да так сразу и не расскажешь, — туманно сказал Монах. — Тебе какое? Светлое? Темное?

— Светлое. Слушаю. Ну?

— Дело Мережко помнишь? — спросил Добродеев. — Убийство мужчины. Убийца — его подруга, молодая девчонка…

— Помню. Я начал, потом передал Глебу Данилко. И что?

— Хорошо помнишь? — спросил Монах.

— В разумных пределах, — подумав, сказал майор. — И что?

— В двух словах можешь изложить?

— Могу. Был звонок, я выехал. Коммунальная квартира, соседи толпятся, на полу мужчина в крови, другой держит девчонку за руки, у нее нож, она вырывается и кричит. В кровати женщина, тоже кричит, прикрывается одеялом. Девчонка — Татьяна Мережко, семнадцати лет, мужик — ее любовник. Убийство на почве ревности.

— А в постели звездная свидетельница, — заметил Монах. — Зоя Кулик.

— Еще соседи. Четверо. Бабулька, здоровый амбал… он ее держал, наставил синяков на руках, говорит, боялся, что бросится на бабу в кровати. Женщина средних лет, служащая банка, серая мышь, и еще один, глухой, в очках, в состоянии сильного алкогольного опьянения. Тот вообще ничего не понял. Татьяна Мережко ворвалась в комнату этого парня… не помню фамилии, схватила со стола нож, набросилась на него. Свидетельница спряталась под одеяло…

— Когда ты пришел, где он был? В кровати?

— Лежал на полу в луже крови, я же сказал.

— Как он оказался на полу?

— Сполз с кровати. Не понимаю сути вопроса.

— Ты сказал, свидетели — бабулька, амбал, женщина из банка и алкаш в очках, так? Помимо Зои Кулик. Всех допросили?

— Что за детские вопросы? — удивился майор Мельник. — Как водится.

— Все жители коммуналки?

— Амбал пришел в гости к алкашу. Он прибежал первым и схватил Мережко, остальные за ним; служащая позвонила в полицию. Что еще?

— Что показала Мережко?

— Ничего. Была пьяна, вся в крови, выкрикивала ругательства и вырывалась. На ноже ее отпечатки. Да она и не отпиралась, повторяла все какое-то слово… кличку любовника.

— Визард? — подсказал Монах.

— Может, и Визард. Придумают же себе… что это такое, кстати?

— Колдун на английском.

— Ага. Девчонка была у нас на учете за ограбление киоска, имела несколько приводов за хулиганство, биография та еще. Семья наняла адвоката, насколько я помню, ее признали невменяемой и закрыли в психушку. Деталей не знаю, дело доводил до конца Данилко.

— Фамилию амбала не помнишь?

Майор Мельник насупился; Монах и Добродеев молча его рассматривали.

— Не помню, — сказал он наконец. — Звали вроде Станислав. Стас, точно. Владелец ресторана.

— Фамилия Донников тебе ничего не говорит?

— Донников?

— Донников. Станислав Игоревич.

— И чего? — спросил майор Мельник после паузы. — Чего раскопали?

— Звездная свидетельница Зоя Кулик вышла замуж за звездного свидетеля Стаса Донникова. Теперь она Донникова. Мы сегодня встретились с ней и спросили об убийстве, она очень расстроилась и выперла нас вон. Это раз. На месте Татьяны Мережко я бы кинулся с ножом на соперницу. Это два. Непонятно, почему Визард выскочил из постели и кинулся на Мережко, — это три. Четыре: гость алкаша каким-то чином оказался первым на месте преступления, обезвредил убийцу, наставил ей синяков, спас Зою и приказал вызвать полицию. Хват! И пятое: чей был нож? Свидетельница показала, что нож лежал на столе, это проверили? Или все было настолько ясно, что никто не стал заморачиваться? Кроме того, дверь скорее всего была не заперта.

Майор Мельник задумался. Потом сказал:

— Все действительно было предельно ясно. Кроме того, Мережко признала свою вину.

— Девчонка перед трупом дружка, с ножом в руке, испачканная кровью жертвы, в состоянии шока, да еще после бутылки алкоголя… куда как ясно. Поставили галочку и дело закрыли. Да она в тот момент в убийстве папы римского созналась бы.

— Куда ты клонишь? — резко спросил майор Мельник.

— А что, если все было не так? А что, если амбал Донников выследил свою подругу Зою Кулик, работавшую у него в ночном клубе стриптизершей… не в ресторане, кстати, а в ночном клубе, и пришел разобраться? Бросился на Визарда, тот вскочил; завязалась драка, и Донников выхватил нож… Свой нож! Вот почему Визард лежал на полу, а не в постели. И тут влетела Татка, девчонка с нестабильной психикой, да еще и в состоянии алкогольного опьянения.

— Вы серьезно? — спросил майор Мельник. — Леша?

Добродеев пожал плечами.

— В чем дело? — потребовал майор.

— Сводная сестра Вера Мережко, по мужу Терехина, забрала Татьяну Мережко из психушки, она сейчас под домашним арестом, на таблетках. Ты вообще что-нибудь знаешь об этой семье?

Майор Мельник покачал головой — нет.

— Двадцать пять лет назад Владимир Мережко бросил семью и ушел к другой женщине, циркачке. Родил Татку, а через четыре года циркачка исчезла. По слухам, сбежала с прежним любовником, и с тех пор о ней ни слухуи ни духу. А он вернулся в семью. Как ты понимаешь, Татку семья не приняла, и начались проблемы. Пока он был жив, все худо-бедно держалось на нем, а после его смерти пошло вразнос. Татке было тогда пятнадцать. Сомнительные дружки, алкоголь, пьяные драки, приводы… весь набор, одним словом. Чем это закончилось, мы знаем. Неделю назад она обратилась к нам через своего друга Эрика… ты должен его помнить.

Майор Мельник ухмыльнулся и кивнул.

— Она попросила найти мать. Кстати, сводная сестра Вера — ее опекунша. Сначала опекуншей была жена Мережко, после ее смерти — Вера. Вера руководит фирмой отца, дела там идут не блестяще, с коллективом конфликт. Мы нашли адрес, где проживал Мережко с молодой женой. Дом стоит пустой, разрушается, там никто не живет. Соседи рассказали легенду о молодой сбежавшей жене.

— Откуда известно, что она сбежала? В полицию обращались?

— В полицию не обращались, насколько мне известно. Вернее, не знаю. Некто из цирка появился месяц спустя и сообщил соседям, что она сбежала с прежним возлюбленным. Очень кстати появился, необходимо заметить, — это прекратило возможные толки и сплетни.

— Возможные? — переспросил майор Мельник. — В каком смысле — «возможные»?

— Мало ли?! А вдруг кто-то из соседей вспомнил бы, что слышал ночью крики? Или видел… кого-нибудь той же ночью? Татке было четыре года, когда мать исчезла. То есть она бросила ребенка в пустом доме и убежала с любовником. Причем ее помнят как домашнюю, неуверенную в себе, робкую, а тут вдруг — побег!

— Что же, по-твоему, с ней произошло?

— Я думаю, ее убили.

— Кто и почему?

— Нужно спросить у того, кто распустил слух о ее побеге. Он знает наверняка.

— Ты его знаешь?

— Знаю. Думаю, что знаю. Гипотетически, скажем так.

— Как это можно проверить?

— Элементарно.

— А ты не думаешь, что убийца сам Мережко? — спросил майор Мельник.

— Вряд ли. Не думаю. Не знаю. — Монах задумался ненадолго. — Нет. Если бы не тот, кто искал ее… уж очень это было шито белыми нитками. Похищение с целью выкупа не проходит по той же причине. И главное — не могла она бросить ребенка одного в пустом доме.

Майор Мельник хмыкнул.

— Если окажется, что могла, то моя вера в человечество будет окончательно подорвана, — сказал Монах. — Не могла. Хочешь пари?

— На что?

— На три ужина у Митрича.

— Ты сказал элементарно, как?

— Поговорим с соседкой еще раз. Хочешь с нами? Очень милая старая дама.

Майор Мельник кивнул и посмотрел на часы. Монах тоже посмотрел на часы и сказал с сожалением:

— Черт! Старая дама в данный момент спит, придется завтра. Сможешь?

Майор Мельник снова кивнул.


* * * | Яд персидской сирени | Глава 34. Катастрофа